5026
Другие войска

Белый Иван Григорьевич

Я родился 9 августа 1927 года в станице Новопашковской Крыловского района Краснодарского края. Станица у нас была немаленькая, сотни полторы дворов. Сам я из рода казаков. Отец Григорий Петрович работал в колхозе овчаром. Барашков пас. Мама – домохозяйка. В семье воспитывалось шестеро детей: пятеро братьев и одна сестра. В хозяйстве имелась корова, свиньи, куры.

В ясли ходил. Сам пошел в школу. Записался в первый класс, хотя по малолетству не хотели сначала брать. Потом махнули на меня рукой и записали в первоклашки. До войны окончил семь классов. 22 июня 1941 года по радио узнал о начале Великой Отечественной войны. Напала фашистская Германия. Кто плакал, кто переживал сильно. По-разному проявляли эмоции, но никто радости не показал. Пошла мобилизация. Мужчин забрали. Меня в МТС поставили трудиться на прицепном комбайне. Шел мне пятнадцатый год от роду. Разные тракторы тянули комбайн: СХТЗ-НАТИ и ЧТЗ.

За работу давали зерно. Но получали мало, ведь практически весь урожай шел на фронт. Трудно приходилось в тылу. В 1942 году только мы покосили ячмень, как пошла эвакуация техники и скота. Приближался фронт. Я остался дома, по малолетству под зад пинком из МТС выставили.

В августе 1942 года пришли немцы. С нами вместе по домам сидели трактористы из станицы Ириновки. Их эвакуировали к нам, но почему-то дальше не отправили. Хорошо помню, как заскакивает в дом здоровенный рыжий немец. Кричит: «Хенде хох!» Начал командовать и всем распоряжаться. После смылся, и больше я его не видел. Вскоре выбрали старосту. Им стал довольно пожилой мужик, занимавший аналогичный пост еще до революции. В полицаи несколько человек набрали. Особенно радовался один станичник приходу оккупантов. Сразу пошел. Другие не очень хотели идти. Колхоз так и остался, полицаи заставляли работать.

В январе 1943 года нас освободили. Пришла к нам пехота. Были небольшие бои. Четверо советских солдат погибло. Также убили нескольких оккупантов. Последних похоронили за селом, а наших – на кладбище. Староста с полицаями бежали с немцами.

Я снова начал трудиться в МТС, все также на комбайне. Часть эвакуированной техники вернули, после еще откуда-то пригнали трактора. Много девушек стало работать на ЧТЗ.

В декабре 1944 года меня призвали. Направили во Львовскую область, в город Ходоров. В 289-й запасной стрелковый полк. Учился на станкового пулеметчика. «Максим». Участвовал в операциях по прочесу и поимке бандеровцев. Собирали нас по тревоге и гнали в леса. Далеко гоняли, за восемьдесят, а то и за сто километров. Бои шли постоянно. Враги сопротивлялись. Сотрудники МГБ находили их схроны. Хватало тогда бандитов.

Местное население нас не очень поддерживало, а вот бандеровцы пользовались большой симпатией со стороны местных. Из-за того, что у бандитов имелась серьезная сеть агентов, мы несли потери. Однажды произошло ночное нападение на воинскую часть. Погибло 18 солдат. Правда, понесли потери и атакующие.

- Как боролись с бандформированиями?

- Устраивали засады в основном. Также ночью патрулировали окрестности города. Среди бандеровцев воевало много фанатичных бойцов, они в плен не сдавались и отстреливались до конца.

- Как кормили?

- Сначала не очень нравилось, а потом попривыкли. Но все равно не хватало.

- Как были вооружены бандиты?

- В основном советским оружием. Даже станковые пулеметы и ротные 50-мм минометы имели. Причем многие из них любили СВТ-40. А нам эти самозарядки совершенно не нравились. Очень капризная гадость.

Прослужил я на Западной Украине до ноября 1945 года, после чего меня перевели элетромехаником в учебную школу Черноморского флота, расположенную в Севастополе. Занимался до сентября 1946 года, затем стал старшим машинистом на линкоре «Севастополь». Отслужил до 1956 года. Женился. Помню, как в 1955 году взорвался «Новороссийск». Мы недалеко стояли. Взрыв услышали, но на палубу нас не пустили, а утром увидели только подводную часть. Больше ничего.

После демобилизации я вернулся на Кубань с женой. Работал по торговой части. Прожили там три года. Построили хороший дом. Затем переехали в Крым. Построил в селе Мазанка крепкую хатку. Трудился в торговле, в кооперации, затем стал главным инженером колхоза. Вышел на пенсию в 1987 году.

Интервью и лит. обработка: Ю. Трифонов

Рекомендуем

«Из адов ад». А мы с тобой, брат, из пехоты...

«Война – ад. А пехота – из адов ад. Ведь на расстрел же идешь все время! Первым идешь!» Именно о таких книгах говорят: написано кровью. Такое не прочитаешь ни в одном романе, не увидишь в кино. Это – настоящая «окопная правда» Великой Отечественной. Настолько откровенно, так исповедально, пронзительно и достоверно о войне могут рассказать лишь ветераны…

Мы дрались на истребителях

ДВА БЕСТСЕЛЛЕРА ОДНИМ ТОМОМ. Уникальная возможность увидеть Великую Отечественную из кабины истребителя. Откровенные интервью "сталинских соколов" - и тех, кто принял боевое крещение в первые дни войны (их выжили единицы), и тех, кто пришел на смену павшим. Вся правда о грандиозных воздушных сражениях на советско-германском фронте, бесценные подробности боевой работы и фронтового быта наших асов, сломавших хребет Люфтваффе.
Сколько килограммов терял летчик в каждом боевом...

Я дрался на Ил-2

Книга Артема Драбкина «Я дрался на Ил-2» разошлась огромными тиражами. Вся правда об одной из самых опасных воинских профессий. Не секрет, что в годы Великой Отечественной наиболее тяжелые потери несла именно штурмовая авиация – тогда как, согласно статистике, истребитель вступал в воздушный бой лишь в одном вылете из четырех (а то и реже), у летчиков-штурмовиков каждое задание приводило к прямому огневому контакту с противником. В этой книге о боевой работе рассказано в мельчайших подро...

Воспоминания: Другие войска

Показать Ещё

Комментарии

comments powered by Disqus