Фурдак Иван Яковлевич

Опубликовано 01 августа 2013 года

9614 0

Я родился 14 июля 1923-го года в селе Рубановка Серогозского района Херсонской области. Мой дед, словак, приехал в Украину со своей родины и трудился кузнецом, мать была санитаркой, а отец крестьянином. Папа, служивший кавалеристом в Гражданскую войну, однажды спасал кого-то зимой из воды, застудил ноги и получил паралич. Когда в 1932-1933-м годах в селе начался голод, и он все отдавал детям. Вскоре папа умер, мать осталась одна со мной и сестрой на руках. Переехали в село Чонгар. Во время голода мама собирала колоски на поле, ее поймали и судили. Тогда нам было очень тяжело. Я убежал с сестрой, мы беспризорничали в Крыму. На товарняках добрались до Севастополя и узнали, что тут голода не было. В итоге я остался в Симферополе, к тому времени мать отпустили, я окончил семь классов и поступил в Феодосийский торговый техникум. Будучи довольно высоким и при этом очень тощим, оказался в числе будущих авиаторов. К нам приехала комиссия по допризывной подготовке, и меня неожиданно направили в 1939-м году в Симферопольскую авиашколу при городском аэропорту.

Учились на гражданских самолетах. С началом Великой Отечественной войны нас послали в Балашовскую военную авиационную школу. Стали учить на штурмовиках Ил-2, причем нас называли почему-то не летчиками, а пилотами. После выпуска долго держали в запасе, потому что отличников боевой и летной подготовки называли «золотым фондом» и оставляли в резерве. Кроме того, в 1943-м году я заболел дизентерией, затем заработал цингу.

В декабре 1944-го года меня перевели старшим летчиком в специальную эскадрилью в составе 957-го штурмового авиационного полка Московского военного округа по перегону штурмовиков Ил-2, затем Ил-10. Перегоняли их прямо с авиационных заводов на передовую. В составе этой эскадрильи я встретил Победу.

- Как кормили в полку?

- Летчиков всегда кормили великолепно. Шоколадку и сгущенку выдавали. Я не курил, курящим же каждый день давали папиросы.

- Перегоны штурмовиков осуществлялись только днем, или бывали вылеты ночные полеты?

- Исключительно днем.

- В сложных метеоусловиях летали?

- Нет, даже в случае небольшого дождя мы производили посадку по пути следования на каком-либо полевом аэродроме. Нам по рации давали указания, куда садиться. Новые самолеты нельзя было подвергать самому малейшему риску.

- Вы передавали штурмовики напрямую летчикам?

- Да, только так. Назад в часть возвращались в зависимости от обстоятельств – или транспортным самолетом, или поездом.

После окончания Великой Отечественной войны мы перегоняли самолеты для стран социалистического лагеря. При этом делали это очень скрытно. В 1956-м году мой самолет во время полета загорелся, и я по приказу командования катапультировался над горами Грузинской ССР. Провисел над пропастью на стропах парашюта, зацепившись за дерево, четверо суток, пока меня не нашли. Через несколько месяцев из-за переохлаждения организма заболел туберкулезом и был комиссован по болезни.

Интервью и лит.обработка:Ю.Трифонов


Читайте также

Кача уже в наших руках была, пытаюсь на посадку зайти – самолет руля не слушается. Прямо летит, а влево и вправо развернуться не может. Думаю: «Буду лететь прямо, сколько сил у меня и у мотора хватит». Лечу в горы. Ил самолет хороший – на нем на живот смело садиться можно, но кругом горы – ни одной площадки. Лечу и, вдруг, вижу...
Читать дальше

Самое страшное, пожалуй, аэродромы атаковать. Там, как правило, крепкая ПВО, а часто бывает, если радар у немцев есть, что и истребители группу ждут. Вообще тяжело ходить вторым-третьим вылетом на серьезные крупные объекты, встреча будет очень горячая.

Читать дальше

Летим по ущелью, и я вижу, как вверху-слева от меня истребители 20-го Гвардейского полка дерутся с фашистскими истребителями. И вот к ним на подмогу идут еще два "Фокке-Вульфа". Я прицелился и выпалил по этим двум "Фокке-Вульфам". Дистанция была большая: метров, наверное, 800. Конечно, мой огонь не причинил никакого вреда...
Читать дальше

Мы летели домой с боевого задания. Он стал подходить к нам, и я заметил, что идет именно на нас. И, зараза, заходил снизу. Я, Николай Федоровичу, командиру своему, говорю: - Коленька, дай-ка горку! Горку дать, потому, что я боялся за стабилизатор. Он хорошо поднял машину, мне сразу видно немца стало, и я прямо ему в кабину засадил. Даже...
Читать дальше

Батя говорит: "Взлетайте, я вам костры выложу на аэродроме". Десантники ракетами обозначили свой передний край и направление на цель. Атаковали сходу. Сбросили бомбы и эресы, открыли огонь из пушек и пулеметов. С затемненной вечерними сумерками земли нам навстречу летели разноцветные шарики. Красиво! Не сразу дошло, что...
Читать дальше

Неподалеку стоял старший лейтенант, танкист. Видит такое дело,  раздевается и прыгает в воду, хватает меня и бросает к земле, сам быстро  выскочил, трусы снял, дали ему спирту, чтобы тело протереть. Мне также  дали выпить спирту, после чего раздели с французом, как мать родила, и  стали делать массаж. Я...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты