Чернова Евгения Викторовна

Опубликовано 23 июля 2006 года

15612 0

1941 год. Я училась в Ижевской фельдшерской школе на выпускном курсе. В воскресенье 22 июня был солнечный день. Мы с подругами весело и радостно обсуждали, кто и где будет работать после завершения учебы. С самыми радостными чувствами вышли на улицу и наткнулись на проезжавшую мимо легковую машину с большим плакатом - "Все на митинг на главную площадь города!"
Когда наша группа пришла на площадь, там уже было очень много народа. С трибуны с большим волнением говорили о вероломном нападении Германии на нашу страну. Бойкие ораторы энергично уверяли: война - ненадолго, мы фашистов "шапками закидаем"... Но этот оптимизм почему-то никто не разделял...
После государственных выпускных экзаменов всех девушек нашего курса призвали в армию. Я попала в запасной полк, находившийся в Ижевске. В декабре 1942 года нас перевели в город Чебаркуль Челябинской области. Здесь формировались боевые части для отправки на фронт. Условий быта - никаких, кормили впроголодь одной мерзлой капустой. Несмотря ни на какие невзгоды, все буквально рвались на фронт.
В феврале 1943 года наступил долгожданный день - я зачислена фельдшером дивизиона 1301-го полка 16-й артиллерийской дивизии. Разгрузку нашего эшелона произвели на станции Чернь, на границе Орловской области. С этого рубежа наша дивизия начала свой боевой путь на Белгородско-Харьковском направлении.
Под Кременчугом, сравнительно недалеко от Харькова, наш дивизион ночью вышел на указанный рубеж, окопался и хорошо замаскировался. Стали готовиться к наступлению. Но произошло нечто непредвиденное, потрясшее всех нас до глубины души... Налетели вражеские самолеты и сбросили бомбы прямо на нас. Загремели взрывы. Огонь был такой прицельный, что от дивизиона не осталось ни одной пушки. Много солдат было ранено и убито.
Что же случилось? Сначала командование решило, что началось наступление немцев. Однако налет на наш дивизион был, как сейчас говорят, точечным, предельно локальным. Это могло быть только в двух случаях: либо нас выследил вражеский лазутчик, либо (страшно было подумать об этом!) предатель или провокатор с нашей стороны выдал врагу сведения о месте расположения дивизиона.
Дивизион сняли с передовой и отправили на переформирование и пополнение в город Умань Черкасской области. Вскоре наш дивизион вновь был в строю и отважно участвовал в боях за освобождение Румынии, Венгрии, Чехословакии и Австрии.
Особо запомнились кровавые схватки в ходе уличных боев в Будапеште. Наши орудия стояли на прямой наводке. И это в условиях, когда даже днем показаться на улице было смертельно опасным делом: вражеские снайперы били без промаха. Тяжело ранило командира батареи капитана Коптева и пятерых батарейцев. Их укрыли в подвале. Ночью я пробралась к ним и оказала медицинскую помощь. Один из местных жителей помог и мне удалось перетащить раненых к машине. Погрузились и двинулись в санчасть.
В пути, на горной дороге, машина сломалась. Поблизости стоял одинокий дом. Направилась к нему, осмотрелась - нет ли какого недруга. В доме оказалась лишь одна хозяйка. Договорилась с ней о том, чтобы временно укрыть раненых. Пока я осматривала их, поправляла повязки и поила выбившихся из сил однополчан водой, шофер - золотые руки! - сумел починить машину. Сразу отлегло от сердца. Мы осторожно погрузили раненых и благополучно доставили всех в санчасть.
За это меня наградили орденом Славы III степени. После окончания войны долго не могла привыкнуть к мирной жизни. Ночами снова и снова была в бою: взрывы снарядов, бомбежки, алая кровь... Просыпаюсь и все куда-то тороплюсь-Удивляюсь, что выдюжила, перенесла и голод, и холод, и все остальное - невыносимо тяжелое - на войне. Так что в Великой Победе есть частичка и моего боевого вклада.



Читайте также

Операционные сестры готовили весь инструментарий, материалы и ассистировали во время операции. А операции мы делали разные – аппендицит, грыжа, геморрой, много было ампутаций, дополнительных операций (когда долечивались ранения). Ассистент должен продезинфицировать рану, вовремя подать хирургу все, что ему нужно. Что еще? Да...
Читать дальше

Нам, санитарам эвакотранспортного взвода, приходилось ежечасно выезжать на машинах за ранеными, чтобы доставлять их в медсанбат. Поток раненых был не просто велик - огромен. Раненых размещали посреди степи и укрывали их, где только было возможно: в оврагах, в воронках, под бугорками земли... Нередко раненые уже в эвакогоспитале...
Читать дальше

Мы смотрели друг на друга. Я опомнилась, сказала:. "Ком нахауз!" (пошли домой). Немцы ответили: "Ком наха-уз, Гитлер капут, капут." Я поднялась на бруствер, встала в рост, взяла платок белый в руки. Смотрю - они вылезают из окопа за мной

Читать дальше

На нарах и на холодном земляном полу вповалку лежали тяжелораненые и погибшие от тяжелых ран бойцы. У погибших взяла документы; тяжело раненых, перевязала наощупь поскольку светом пользоваться нельзя. Делала попытки кого-нибудь из числа тяжелораненых вытащить, но физически не было сил, все были обречены на мученическую...
Читать дальше

Схватка была ожесточенной и упорной чтобы правдиво описать се надо быть писателем - я никогда не видела столько раненых и убитых. В воздухе стоял непрерывный стон перебиваемый пронзительными криками.

Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты