11106
Артиллеристы

Попов Борис Петрович

Я родился в 1922-м году в г. Севастополь. Отец мой был директором фабрики, а мать – домохозяйкой. У меня в семье имелось две сестры: Вера и Тамара, я был самым младшим. Окончив школу, в 1939-м году поступил в Тбилисское артиллерийское училище имени 26 Бакинских комиссаров.Учился в течение двух лет. Командиры были хорошие и грамотные, кормили нас нормально, согласно нормам. В июне 1941-го года после начала Великой Отечественной войны нас ускоренно выпустили. Я сдал экзамены, успешно прошел боевые стрельбы, и в звании лейтенанта отправился в армию.

Получил назначение на должность командира огневого взвода батареи 76-мм орудий 26-го артиллерийского полка 63-й горнострелковой дивизии. В августе 1941-го года принимал участие в походе на Иран. Затем в составе 44-й армии наша дивизия принимала участие в Керченско-Феодосийской десантной операции, и в ходе боев под Феодосией в январе 1942-го года наша батарея попала в окружение.

Итак, оказался в плену. Находился в концлагере, расположенном в Джанкое. Когда нас в телячьих вагонах повезли в Германию, то проделал дырку в днище, и ночью сбежал, выскочив на ходу из состава. После долгих блужданий лесами и полями вышел к своим.

Стал служить командиром огневого взвода в противотанковой батарее 63-й отдельной танковой бригады. Участвовал в ожесточенных боях в районе станицы Крымской, где довелось на наблюдательном пункте лично держать связь с огневыми позициями батареи, так как выбило всех связистов. По моей корректировке батарея подавляла огнем вражескую артиллерию и несколько раз выходила из-под ударов немецкой авиации и пушек. В октябре 1943-го года был награжден Орденом «Красная Звезда» и получил медаль «За оборону Кавказа».

Затем освобождал родной Крым. Моя мама во время оккупации жила в Симферополе, и когда в апреле 1944-го года мы освободили столицу полуострова, то я заехал на машине с пушкой прямо в мамин двор, и двинулся дальше на Севастополь, который все еще оставался в руках у немцев. Довелось участвовать в штурме города, в первых же боях нашего комбата убило и я как старший офицер батареи заменил его. Воевал в районе колхоза «Большевик», Итальянского кладбища, дошел до Камышовой бухты и Херсонеского маяка. Двигался с орудиями следом за наступающей пехотой и танками, прикрывал фланги штурмовых групп, расстреливал ДЗОТы врага. Накрыл огнем немецкий обоз и картечью рассеял до батальона противника. За эти бои был награжден Орденом Отечественной войны I-й степени. Кстати, к маме во двор на той же машине, на которой я прибыл, привезли гроб с телом, и она решила, что это меня к ней отправили, но быстро выяснила, что привезли моего комбата. Меня же даже и не ранило. Затем освобождал Белоруссию, Польшу, принимал участие в боях под польской столицей,за что был награжден медалью «За освобождение Варшавы».

В январе 1945-го года в звании старшего лейтенанта меня перевели на должность командира 4-й батареи в 166-й легко-артиллерийский ордена Кутузова полк, который находился в оперативном подчинении 1-го гвардейского Краснознаменного Донского орденов Ленина и Суворова танкового корпуса. В Германии в начале 1945-го года я корректировал огонь наших батарей при прорыве обороны противника в районе Гросс Кентау и Эльце. За эти бои мне вручили Орден Отечественной войны II-й степени.

Что уж говорить, в конце войны мы вошли в полную силу, а вот в 1941-м году было намного тяжелее воевать. Причем что интересно - кормили нас лучше за границей, чем на своей территории. Что еще запомнилось – в артиллерии на батареях женщин я ни разу не встречал, ни связистками, ни санинструкторами.И знаменитые «Студебеккеры» видел только со стороны, так как всю войну передвигался на ЗИС-5.

В артиллерийских расчетах было много новобранцев, учили мы их на месте, потому что из запасных полков они приходили необученными. Перед наступлением обязательно выдавали фронтовых «сто грамм», но я не пил и не курил, поэтому отдавал папиросы из офицерского дополнительного пайка и выпивку своему денщику по фамилии Крупец. Сам же любил одни сладости – шоколад и конфеты.Как офицеру мне давали печенье в маленьких пачечках.

Больше всего мы, артиллеристы, страдали от вражеской авиации. Как только мы где-то обосновались, и я слышал, что в воздухе со стороны противника пролетает какой-то самолет, то сразу же говорил: «Давайте срочно сворачиваться, и переходим в другое место». И точно – только мы уходили в другое место, сразу же по старому месту проходил немецкий авианалет. Как старший офицер, а затем командир батареи я часто находился на передовой для корректировки огня и всегда выполнял основное требование командования – на подготовку данных нам давалось от 30 секунд до 1 минуты.Для того, чтобы все успеть, непосредственно вел все расчеты.

Со мной на наблюдательном пункте всегда находились радисты, я держал связь не по телефону, а по рации. Причем у моих артиллерийских разведчиков и стереотруба имелась, но она тяжелая, ее не будешь в наступлении с собой таскать, так что я лично практически постоянно использовал для наблюдения бинокль.

Стал кандидатом в члены ВКП (б) в июле 1943-го года, а в декабре 1943-го – членом партии.

9 мая 1945-го года нам ночью сообщили о том, что Германия наконец-то капитулировала.Радости было много, все в воздух стреляли.После Победы до 1947-го года прослужил в составе Группы советских войск в Германии.

Попов Борис Петрович, великая отечественная война, Я помню, iremember, воспоминания, интервью, Герой Советского союза, ветеран, винтовка, ППШ, Максим, пулемет, немец, граната, окоп, траншея, ППД, Наган, колючая проволока, разведчик, снайпер, автоматчик, ПТР, противотанковое ружье, мина, снаряд, разрыв, выстрел, каска, поиск, пленный, миномет, орудие, ДП, Дегтярев, котелок, ложка, сорокопятка, Катюша, ГМЧ, топограф, телефон, радиостанция, реваноль, боекомплект, патрон, пехотинец, разведчик, артиллерист, медик, партизан, зенитчик, снайпер, краснофлотец

Интервью и лит.обработка:Ю. Трифонов

Наградные листы

Рекомендуем

Я дрался на Ил-2

Книга Артема Драбкина «Я дрался на Ил-2» разошлась огромными тиражами. Вся правда об одной из самых опасных воинских профессий. Не секрет, что в годы Великой Отечественной наиболее тяжелые потери несла именно штурмовая авиация – тогда как, согласно статистике, истребитель вступал в воздушный бой лишь в одном вылете из четырех (а то и реже), у летчиков-штурмовиков каждое задание приводило к прямому огневому контакту с противником. В этой книге о боевой работе рассказано в мельчайших подро...

История Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. в одном томе

Впервые полная история войны в одном томе! Великая Отечественная до сих пор остается во многом "Неизвестной войной". Несмотря на большое количество книг об отдельных сражениях, самую кровопролитную войну в истории человечества не осмыслить фрагментарно - лишь охватив единым взглядом. Эта книга ведущих военных историков впервые предоставляет такую возможность. Это не просто летопись боевых действий, начиная с 22 июня 1941 года и заканчивая победным маем 45-го и капитуляцией Японии, а гр...

Ильинский рубеж. Подвиг подольских курсантов

Фотоальбом, рассказывающий об одном из ключевых эпизодов обороны Москвы в октябре 1941 года, когда на пути надвигающийся на столицу фашистской армады живым щитом встали курсанты Подольских военных училищ. Уникальные снимки, сделанные фронтовыми корреспондентами на месте боев, а также рассекреченные архивные документы детально воспроизводят сражение на Ильинском рубеже. Автор, известный историк и публицист Артем Драбкин подробно восстанавливает хронологию тех дней, вызывает к жизни имена забытых ...

Воспоминания

Показать Ещё

Комментарии

comments powered by Disqus