1546
Десантники

Некогда Лев Федорович

- Вы помните как узнали о начале войны?

- Помню, я тогда в 10 классе учился. Собрались мы с ребятами на Кубань, а я жил на Дубинке, есть такой район в Краснодаре Дубинка, и вот собрались мы ребятами, а тут по радио, были такие радио тарелки, и сообщают так мол и так, началась война, в 12 часов это сообщили. Потом было выступление Молотова.

- Какое настроение было у вас и сверстников ваших, когда узнали о войне?

- Боевое! У всех было боевое настроение!

- Какое отношение было у вас к партии, к высшему командному руководству, лично к Сталину?

- Я вам скажу, а вы как хотите печатайте или нет. В Гражданскую войну отец у меня был КомБригом Красной Армии. После демобилизации мы жили в Ростове, он был заместителем начальника Управления Связи, директором Ростовского Центрального Телеграфа. В 1936 году его арестовали, в 1937 году расстреляли. У нас конфисковали все имущество и отправили в Сибирь, а в 1939 разрешили вернуться на юг, в Краснодар. Вот такая судьба была. Я даже в 1942 году заявление написал - Прошу считать меня коммунистом, если убьют. Не подписали. И только в 1962 году, когда отца реабилитировали, только через 20 лет меня приняли в партию. У меня и партбилет сохранился и удостоверение репрессированного.

- В 41году не ушли на фронт?

- Нет, дали доучиться. В 41 году в декабре немец взял Ростов и нас еще учеников призвали и мы несколько дней были в военкомате,а когда Ростов освободили, было же наступление под Москвой, нас отправили домой, а то бы я с 41 года был бы в армии, с декабря.

А в мае месяце школу кончили, все ушли на фронт, а я пошел работать на МаслоЖир Комбинат. Работал на ТЭЦе электрослесарем, платили нам очень хорошо, я больше мамы получал. Мама говорит ты что воруешь, нет мама нам так платят. Потом когда я с армии приехал, к моему счастью, на МаслоЖир Комбинате остались архивы, и когда я оформлял пенсию, мне для Собеса дают справку о моем большом окладе. И я стал получать пенсию около триста с лишним рублей, а всем таким солдатам как я, кто после школы пошли на фронт, кто вернулись, они получали по сто рублей.

- Как вы попали в армию?

- В 1942 году, в августе месяце когда немец подошел к Краснодару, весь город (Краснодар) отходил,а мне мама и говорит - Лева,отца арестовали, а наши вернуться, (все мы тогда думали что вернуться ) и всех нас расстреляют, иди! И я пошел, послушал слова мамы, а она осталась в Краснодаре и 43 году она умерла. Я тогда уже в училище был, когда мне сообщили, что она умерла, целый день проплакал. Мне только летом сообщили, долго не сообщали, мол боялись. И вот Сталинским военкоматом города Краснодара, я был призван в ряды Красной Армии. В 174 запасном полку принял присягу и был направлен в 395 стрелковую дивизию в 714 стрелковый полк 56 армии Северо-Кавказского Фронта.

Воевал солдатом.

- Сколько вам лет было?

- Восемнадцать.

- Как проводили обучение?

- Ну сколько нас учили? Учили как по горам лазить, как стрелять в основном. и то что в школе научились еще. Как раз перед войной было у нас военное дело, стрелять учились тоже.

- Ваш первый бой вы хорошо помните?

- Первый бой был в 42 году, нас привели, вот твой окоп, а здесь на Кавказе, ни то что в России можно сплошные окопы делать и ходить, а тут земля, ты ее копнешь и все, не залечь. Был бой, погода была очень плохая - дожди. Целый день идет проливной дождь, а ночью нужно подсушиться, а ты боишься что бы мина не прилетела, здесь на Кавказе обычно минометами воевали, потому что леса да горы.

- Вы попали под минометный обстрел?

- Да.

- Помните как первый раз увидели немца?

- Помню (смеётся), помню. как раз был бой, где меня легко ранило, Фанагорийка.

Видел за деревьями их и стрелял (примечание - за этот бой Лев Федорович получил медаль "За Боевые Заслуги").

- Пленных брали?

- Я не брал, я простой солдат.

- Значит вы обороняли Туапсе?

- Да, у нас называли это туапсенское направление, Фанагорийка, Три Дуба, гора Лысая, Кочканово, Афанасиевский Постик. А потом отправили в госпиталь в Новомихайловке в санатории им. Менделеева.

После возвращения из госпиталя в запасной полк был направлен командой на учебу, на курсы усовершенствования командного состава ВДВ в Москву.


- Вас направили в ВДВ?

- Это было зимой 43 года. Я попал в запасной полк в Хосте и там дали команду - русские, украинцы, белорусы - десять шагов вперед. Мы вышли. Как тогда говорили, приехал "покупатель" и отобрал из нас 50 человек. Прошли мандатную комиссию, из нас команду создали 50 человек и направили на КУКС. Повезли в Баку от туда в Красноводск там эшелон, сделали буржуйки, нары в два ряда и приехали в Москву в училище. А про отца я скрыл все, сказал что погиб под Ленинградом, иначе не видать мне всего этого. После окончания был направлен на формирование, во Внуково, 7 Гвардейской Воздушно-Десантной Бригады. Служил наводчиком 50мм ротного миномета. На спине был миномет у меня, если все прыгали с двумя парашютами (прим.- имеется в виду с запасным парашютом), то я на одном, за спиной то миномет. Все на мне миномет, лафет от него, а прицел у меня всегда в кармане был (смеется).

- Какое личное оружие было у вас?

- Пистолет, Наган. А потом когда сняли с вооружения эти маленькие минометики, меня назначили командиром стрелкового отделения и тогда у меня уже был автомат.

- ППШ?

- Да, ППШ. Были и с круглыми и с рожковыми магазинами.

- Как вы оцените его?

- Понимаете, нужно было следить за ним. Он боялся пыли, он боялся перегрева, вот это были его недостатки. Иногда, честно говоря, его в сторону ложишь и берешь винтовку, такие были случаи. Это вот уже сейчас оружие усовершенствованное, а раньше у нас было что, 10 патронов дали и в окопе лежи. Будь у нас тогда такое оружие, такого бы не допустили всего этого.

- Трофейным оружием пользовались?

- Да, было иногда, между солдатами всегда менялись патронами к ней, уже забыл как называлась эта винтовка.

- Gewehr 43?

- Да, да, да она.

- А наши самозарядки попадались вам?

- Нет, у нас потом уже были маленькие эти, не станковые а ручные, дисковые пулеметы. Хорошие были пулеметы.

- Как обстояли дела со снабжением?

- Хорошее. В десантных войсках давали даже масло сливочное. А перед прыжками и в самолет не пускали если не позавтракал, потому что каждый раз мы теряли два килограмма веса за один прыжок, это уже доказано и так и было.

- Что самое страшное на фронте было?

- Вы понимаете, была такая психика, что ты не думал, что ты боишься чего то ! Ты идешь прямо как ошалелый ! Вот, а так иногда бывало другое такое состояние, что ты весь мокрый, голодный и лучше тебя ранило бы или убило. Вот такое даже состояние было, ну ничего, все пережили всякое было, молодыми были.

Вот мы собираемся идти в наступление, проходим Будапешт. Дунай. На одной стороне Пешт, а на той Буда. Я потерял голос, а я командир отделения. Командир роты и говорит - маршрут у нас такой то, а ты оставайся. Я с двумя бойцами остаюсь в доме у мадьяр. В этом доме прошу у мадьяра дать мне тазик с горячей водой, такую емкость для дышания, и накидку. Начал дышать, через три дня я начал разговаривать и мы сразу вернулись на передовую, как раз успели, через день наступление...

Артподготовка, танки прошли, потом мы пошли. Что я хочу сказать, через неделю мы проходим и форсируем реку Рабба, которая впадает в Дунай, ширина 70 метров, глубина больше метра. И мы ее форсируем раздетые, а вещи на голове. Мы ее переходим, я одеваюсь и мы идем дальше и вот то что у меня было (показывая на горло ) совсем ни как не дало о себе знать. Вы представляете какая была психика у нас?

- Как местное население вас встречало, в СССР и в Европе?

- Ну как?! Очень хорошо встречали. И мадьяры хорошо встречали ! Вот я когда уходил от это мадьяра, у которого я лечился, организовал стол, у него много детишек было, мы сели покушали, а перед этим он очень хорошо относился, так старался дружелюбные очень. (Смеется) Ну а дома тут совсем хорошо встречали.

- А воевали только против немцев, может встречали венгров, румын или итальянцев?

- У нас были только немцы, у нас не было румын.

- Как вы относились к командирам?

- Как? Я солдат, а это дисциплина. Получаю приказ или дают команду - я выполняю.

- Как относились к бойцам пополнения?

- Всегда хорошо относились, всегда помогали, подсказывали. В основном мы - командиры, отделений учили солдат.

- У вас были какие-нибудь приметы на фронте?

- У кого то и были, а у меня нет.

- Как относились к особистам?

- У меня в отделении был солдат, ну которого эта служба к себе взяла адъютантом и вот меня ночью вызывает и опрашивает - как у кого какое настроение. А часто еще перед боем вызывали, называлась она у нас ОКР СМЕРШ.

- У вас есть "Медаль за Отвагу", как вы ее получили?

- Есть такая, получил я ее за прорыв линии обороны противника в районе города Мор. А потом под Веной, когда меня тяжело ранило... Обычно давали награды, вот мой солдат со мной вместе ранен был, он получил Орден Красной Звезды, а я не получил, потому что у меня уже была награда...

- Где вы узнали о Победе?

- Значит я лежал в госпитале в Венгрии есть город такой Кечхемед. Мы об этом узнали 2 мая, собрали всех к столу, налили по стакану вина. По-мадьярски вино называется "бор" (смеется), по стаканчику такого вина выпили за победу.



Интервью и лит. обработка: С. Томилко

Рекомендуем

История Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. в одном томе

Впервые полная история войны в одном томе! Великая Отечественная до сих пор остается во многом "Неизвестной войной". Несмотря на большое количество книг об отдельных сражениях, самую кровопролитную войну в истории человечества не осмыслить фрагментарно - лишь охватив единым взглядом. Эта книга ведущих военных историков впервые предоставляет такую возможность. Это не просто летопись боевых действий, начиная с 22 июня 1941 года и заканчивая победным маем 45-го и капитуляцией Японии, а гр...

"Катюши" - "Сталинские органы"

14 июля 1941 г. в 15 ч. 15 мин. железнодорожную станцию Орша накрыл огненный вал, от которого заполыхали практически все немецкие эшелоны, находившиеся на станции. Так о себе впервые заявило новое грозное оружие - реактивная система залпового огня, которую советские бойцы ласково называли "Катюша", а немцы с ненавистью - "Сталинский орган".
За время войны советские войска получили более 11 000 установок РСЗО разных модификаций. Из первой экспериментальной батареи капит...

Мы дрались на истребителях

ДВА БЕСТСЕЛЛЕРА ОДНИМ ТОМОМ. Уникальная возможность увидеть Великую Отечественную из кабины истребителя. Откровенные интервью "сталинских соколов" - и тех, кто принял боевое крещение в первые дни войны (их выжили единицы), и тех, кто пришел на смену павшим. Вся правда о грандиозных воздушных сражениях на советско-германском фронте, бесценные подробности боевой работы и фронтового быта наших асов, сломавших хребет Люфтваффе.
Сколько килограммов терял летчик в каждом боевом...

Воспоминания: Десантники

Показать Ещё

Комментарии

comments powered by Disqus