Другие войска

Ильинский рубеж. Подвиг подольских курсантов

Фотоальбом, рассказывающий об одном из ключевых эпизодов обороны Москвы в октябре 1941 года, когда на пути надвигающийся на столицу фашистской армады живым щитом встали курсанты Подольских военных училищ. Уникальные снимки, сделанные фронтовыми корреспондентами на месте боев, а также рассекреченные архивные документы детально воспроизводят сражение на Ильинском рубеже. Автор, известный историк и публицист Артем Драбкин подробно восстанавливает хронологию тех дней, вызывает к жизни имена забытых ...

Мы дрались против "Тигров". "Главное - выбить у них танки"!"

"Ствол длинный, жизнь короткая", "Двойной оклад - тройная смерть", "Прощай, Родина!" - всё это фронтовые прозвища артиллеристов орудий калибра 45, 57 и 76 мм, на которых возлагалась смертельно опасная задача: жечь немецкие танки. Каждый бой, каждый подбитый панцер стоили большой крови, а победа в поединке с гитлеровскими танковыми асами требовала колоссальной выдержки, отваги и мастерства. И до самого конца войны Панцерваффе, в том числе и грозные "Тигры",...

«Из адов ад». А мы с тобой, брат, из пехоты...

«Война – ад. А пехота – из адов ад. Ведь на расстрел же идешь все время! Первым идешь!» Именно о таких книгах говорят: написано кровью. Такое не прочитаешь ни в одном романе, не увидишь в кино. Это – настоящая «окопная правда» Великой Отечественной. Настолько откровенно, так исповедально, пронзительно и достоверно о войне могут рассказать лишь ветераны…

Когда я приехал в Москву, меня встретили представители НКВД и сказали:  «Вы принимали эти пулеметы?» «Я». И мы поехали на Бабушкинский склад. Я  пришел на склад. Там стояли стеллажи с пулеметами. У меня спрашивают:  «Какие ваши пулеметы?» «Вот эти». «Хорошо. Берите любой, смотрите.  Печать о том, что пулеметы приняты ваша?» «Моя». «А подписи?» «Тоже  мои». «Ну раз все ваше вы и отвечаете». Взяли пулемет, поставили на  стенд попытались стрелять. Он одиночными стреляет, а очередью не  стреляет. Рядом сидит НКВДшник и говорит: «Ну что можете сказать по  этому поводу?» А что я могу сказать? Надо пулемет разбирать,  осматривать. Я пулемет полностью разобрал, тщательно все проверил,  собрал обратно, поставил на стенд, а очередьми пулемет так и не  работает. Я сидел и думал: «Почему он не работает?» А я никогда не  курил, и тут, когда этот НКВДшник закурил, меня как будто осенила мысль –  проверь надульник. У «максима» на стволе утолщение, плотно обмотанное  сальником, чтобы, когда ствол откатывается назад, вода не протекала. Я  стал стрелять, а он не откатывается. Оказывается, на пока пулеметы  ехали, все сальники замерзли, превратились в ледышки, и, естественно,  пулемет не мог работать.