4472
Другие войска

Белякова (Каминичева) Зоя Никитична

Я родилась 15 февраля 1922 года в Орле. В 1938 году, после окончания школы, я устроилась машинисткой с Облконтору «Сельхозснабжение», а в апреле 1940 года перешла на работу в Заводской райком партии. Была секретарем комитета комсомола при райкоме и горкоме.

Когда началась война закончила курсы сандружиниц. По воздушной тревоге мы, сандружиницы бежали на вокзал, который находился в 3-5 км от города, разгружать эшелоны с раненными, после чего отвозили раненных по госпиталям.

В августе 1941 года в Заводской райком партии, где я работала, пришел представитель Политуправления Брянского фронта и сказал секретарю райкома Соколову, что им нужна хорошая машинистка, и что в обкоме партии порекомендовали меня. Соколов вызвал меня к себе в кабинет и спросил, как я смотрю на то, чтобы пойти машинисткой в Политуправление фронта. Я согласилась и тут представитель Политуправления спросил, может ли Соколов выделить ему машинку? «Уж если мы вам Зою отдаем, то какие разговоры могут быть о машинке?! Конечно, забирайте». Так я оказалась на фронте.

С августа 1941 по декабрь 1942 годов я работала машинисткой в Политуправлении Брянского фронта, в декабре 1942 года я была назначена заведующей делопроизводством Политуправления фронта.

На фронте мы встретились с Коленькой и в 1944 году поженились. Прежде чем дать нам разрешение пожениться генерал Пигурнов, наш начальник, провел с нами беседу, чтобы все было серьезно и хорошо, после чего дал нам отпуск, и мы поехали к моим родителям в Орел, где и отметили это событие.

Надо сказать, что генерал Пигурнов меня очень уважал, говорил, что считает меня своей дочкой и когда я приходила к нему на доклад, он обязательно угощал меня чем-нибудь вкусненьким. Был такой случай, шла я к генералу докладывать шифровки из шифроотдела, смотрю, а недалеко от штаба сидит какой-то подозрительный мужик и портит связь. Я ему говорю: «Что вы делает?» Он мне что-то сказал, но я ничего не поняла. Обо всем я рассказала генералу, он поднял охрану, но мужика уже не было. Когда же Пигурнов узнал, что я хожу без охраны (от шифроотдела до штаба надо было идти около часа), он приказал выделить мне охрану. Мне выделили охранника и лошадь и позже уже я уже ездила с охраной.

В 1945 году меня демобилизовали и я приехала в Орел, к маме и сестре.

 

Благодарим сотрудников Красногорского районного совета ветеранов за неоценимую помощь в организации встреч с ветеранами Красногорского района Московской области.

Интервью и лит.обработка:Н. Аничкин

Рекомендуем

Я дрался на Ил-2

Книга Артема Драбкина «Я дрался на Ил-2» разошлась огромными тиражами. Вся правда об одной из самых опасных воинских профессий. Не секрет, что в годы Великой Отечественной наиболее тяжелые потери несла именно штурмовая авиация – тогда как, согласно статистике, истребитель вступал в воздушный бой лишь в одном вылете из четырех (а то и реже), у летчиков-штурмовиков каждое задание приводило к прямому огневому контакту с противником. В этой книге о боевой работе рассказано в мельчайших подро...

Альбом Московской барышни

«Альбом Московской барышни» — заметки, размышления, стихи и мечты Жанны Гречухи с 12 марта по 28 августа, 170 дней одного, 2013, года.

Мы дрались против "Тигров". "Главное - выбить у них танки"!"

"Ствол длинный, жизнь короткая", "Двойной оклад - тройная смерть", "Прощай, Родина!" - всё это фронтовые прозвища артиллеристов орудий калибра 45, 57 и 76 мм, на которых возлагалась смертельно опасная задача: жечь немецкие танки. Каждый бой, каждый подбитый панцер стоили большой крови, а победа в поединке с гитлеровскими танковыми асами требовала колоссальной выдержки, отваги и мастерства. И до самого конца войны Панцерваффе, в том числе и грозные "Тигры",...

Воспоминания: Другие войска

Показать Ещё

Комментарии

comments powered by Disqus