5698
Гражданские

Егорова (Питкянен) Юлия Ивановна

Я родилась 25 августа 1933 года в деревне Шушары под Ленинградом. Отец как и многие жители нашей деревни, работал на Ижорском заводе рабочим. Мама принимала молоко в колхозе. У меня была младшая сестра Нина. Мы говорили дома на финском языке.

Семья Питкянен до войны. Иван и Анна Питкянен с Ниной и Юлией


22 июня 1941 года мы собрались на очередной киносеанс, и вдруг нам говорят, что показа не будет. Началась война. Когда немец подошел к Ленинграду, наш дом разбомбили. Во время бомбежки мы пряталась по канавам. До морозов мы жили в водосточных трубах на станции Шушары и в окопах. Отец собирал по полям совхоза Детскосельский капусту и картошку.

Немцы сбрасывали листовки. Их было так много, что мы сначала решили: «Это летят птицы». Голод уже мучил, кругом мерещилась еда. С криком: «Птицы, птицы!», мы побежали, но оказалась, что это бумажки. Мы начали их собирать, в них был призыв сдаваться немцам. Когда я принесла такую листовку домой, родители сильно отругали меня и приказали больше ничего не собирать.

Наша деревня оказалась на линии фронта, семья переехала в Ленинград. Мы получали паек по карточкам, как все ленинградцы. В начале блокады еще ходили трамваи, и мы ездили с сестрой отоваривать карточки. Вскоре появились слухи, что детей едят. Нам запретили выходить на улицу, мы сидели дома. Отец устроился работать дворником. Он собирал по городу покойников, грузил в машину и отвозил хоронить.

В марте 1942 года нам объявили об эвакуации. Мы пришли на эвакопункт. Сотни людей сидели с вещами в ожидании отправления. Но затем эвакуацию отменили. Наша семья эвакуировалась в июне 1942 по Ладожскому озеру на корабле. С нами эвакуировался брат отца дядя Андрей. Мы благополучно добрались на другой берег, корабль перед нами затонул. На берегу Ладоги Нина, моя младшая сестра, умерла. Отец хотел похоронить ее, сделал гробик, но ее забрали в братскую могилу в селе Лаврово.

Сестры Нина (слева) и Юлия Питкянен. В июне 1942 года
Нина умерла на берегу Ладожского озера


Нас должны были эвакуировать в Сибирь. Мама плакала, просила куда-нибудь поближе. Нам сказали, что будут эвакуировать в Сталинград. Летом началась Сталинградская битва, и нас эвакуировали в Саратовскую область.

Здесь я пошла в школу. На уроках я отвечала по-фински. Учительница вызвала маму и сказала, чтобы дома разговаривали на русском языке. Мы больше не говорили на родном языке. Но проблем из-за национальности у нас не было. Мама работала в лесу, пилила лес. Отца и дядю осенью забрали в трудовую армию в Сибирь.

Мы очень радовались, когда в газетах писали о прорыве блокады, о полном освобождении Ленинграда. Но мы знали, что нам нельзя возвращаться домой. Говорили, что финнов не пускают домой. Мать переписывалась с отцом. Она не хотела возвращаться без него. О Победе нам объявили в школе. В колхозе образовался импровизированный митинг, старшеклассники устроили концерт.

Отец с братом пытались бежать из трудовой армии. Их посадили в тюрьму. Оттуда их отправили в Кемеровскую область, в Тисульский район  в шахту Рудник Ударный. В 1946 году  мы с мамой уехали в Сибирь к отцу. В 1949 году я поступила в медицинский техникум, в 1954 после окончания техникума по направлению я вернулась в Ленинград.

Интервью и лит. обработка: Я. Э. Ильяйнен

Рекомендуем

«Из адов ад». А мы с тобой, брат, из пехоты...

«Война – ад. А пехота – из адов ад. Ведь на расстрел же идешь все время! Первым идешь!» Именно о таких книгах говорят: написано кровью. Такое не прочитаешь ни в одном романе, не увидишь в кино. Это – настоящая «окопная правда» Великой Отечественной. Настолько откровенно, так исповедально, пронзительно и достоверно о войне могут рассказать лишь ветераны…

Мы дрались против "Тигров". "Главное - выбить у них танки"!"

"Ствол длинный, жизнь короткая", "Двойной оклад - тройная смерть", "Прощай, Родина!" - всё это фронтовые прозвища артиллеристов орудий калибра 45, 57 и 76 мм, на которых возлагалась смертельно опасная задача: жечь немецкие танки. Каждый бой, каждый подбитый панцер стоили большой крови, а победа в поединке с гитлеровскими танковыми асами требовала колоссальной выдержки, отваги и мастерства. И до самого конца войны Панцерваффе, в том числе и грозные "Тигры",...

Ильинский рубеж. Подвиг подольских курсантов

Фотоальбом, рассказывающий об одном из ключевых эпизодов обороны Москвы в октябре 1941 года, когда на пути надвигающийся на столицу фашистской армады живым щитом встали курсанты Подольских военных училищ. Уникальные снимки, сделанные фронтовыми корреспондентами на месте боев, а также рассекреченные архивные документы детально воспроизводят сражение на Ильинском рубеже. Автор, известный историк и публицист Артем Драбкин подробно восстанавливает хронологию тех дней, вызывает к жизни имена забытых ...

Воспоминания

Показать Ещё

Комментарии

comments powered by Disqus