Гришин Юрий Михайлович

Опубликовано 14 мая 2012 года

5461 0

Я родился в Ростове в 1925 году. Отец был бетонщиком и хорошо зарабатывал. Моя мама все старалась сделать как можно лучше для нас.

Когда объявили о начале войны я еще ничего не понимал, пацаном был. Мы, мальчишки, играли в войну, я из дома спер здоровый ножик, и с саблей вышел, как Чапаев.

Когда немцы подходили к Ростову я переправился на ту сторону Дона и пошел к путям. На путях стоял тогда рабочий поезд, они пути ремонтировали, мы к нему прибились и с ним поехали на Кавказ. Попали в Красноводск, нас человек шесть пацанов было.

Мы в Красноводске ничего не знали, а есть надо, где взять? Воровать… Мы пошли по огородам, налетали как саранча, нас из дома заметят и с палками за нами, чтобы прогнать с огорода. Мы тикать кто куда. Потом уже вместе собирались. Жили в стогах сена, выкопали там норы, каждый себе копал, выдергиваешь понемногу, залезаешь и спишь там ночью. А в сене тепло, мыши только лазят, да и все. Ну ничего, мы их не боялись.

Однажды мы увидели эшелон и постарались в него залезть, а он армейским оказался, охранялся. В тамбуре нас поймали. Привели к командиру части.

- Вы откуда?

- Из Ростова.

– Что вы делаете?

– Нас привезли работать на кирпичный завод. Мы их делать не можем, они у нас никак не лепятся.

– Воевать хотите?

- Да, мы пойдем воевать, дайте нам винтовки или пулеметы!

Так мы попали в 20-ю инженерно-штурмовую бригаду. Ну, нас оставили, выбрали обмундирование – галифе, гимнастерки. Сшили сапоги, в бригаде была сапожная мастерская, человек пять сапожников, где нам сшили сапоги под ногу.

Так мы в бригаде и жили. Там еще девчата были, человек 20 в санчасти и с одной я закрутил. Пошли как-то  собирать ягоды. Она говорит:

- Я еврейка…

- Ну и хорошо, что ты еврейка…

И мы давай с ней собирать ягоды. Набрали полное ведро земляники. Что мы будем с ней делать? Говорю ей:

- Ты месить можешь?

– Конечно, я же девочка.

- Сейчас возьму муку.

Пошел, залез на склад, там были мешки с мукой, разрезал мешок, отсыпал муки. Она тесто замесила и мы пирожки с земляникой сделали.

Командир бригады, полковник, небольшого роста, на построении кричит:

- Бригада смирно!!!

Мы по стойке смирно стоим, а он:

- Хлеба хватает?

– Хватает.

- А то, если не хватает, своего хлеба напечем! Сделаем пекарню, и хлеба будет вдоволь, сколько хочешь.

У него усики маленькие были и мы, пацаны, как-то к нему подошли, а я возьми и спроси:

- Товарищ полковник, а что у вас такие усики маленькие, вы их стрижете что ли?

– Да, нет. У меня все время такие были. Мама и бабушка любили мои усики, приглаживали их расческой.

Шутит с нами. А потом спросил откуда мы?

- Из Ростова.

– Мамы знают, что уехали на фронт.

– Нет, не знают. Знают, что нас нет дома. Думают, что мы уже жулики стали.

– Песню мне споете?

И вот в 1942 году нас отправили на фронт. Однажды утром:

- Ребята, поднимайтесь, мы отправляемся воевать.

- А мы куда?

– И вы с нами, воевать будете, тоже солдатами будете, будете бить фашистов…

Мы что тогда понимали, пацаны… посмеялись, поговорили и все. Нас в эшелон. Пришел командир бригады, говорит:

- Ребята, смотрите не воровать, чтобы у нас не было неприятностей.

- Нет, товарищ командир. Мы уже в армии, солдаты.

Мы были рады, что поедем на фронт, думали нам дадут винтовку, пулемет, будем бить фашистов, аж заплясали от радости.

Интервью:
А. Драбкин
Лит.обработка:
Н. Аничкин



Читайте также

В институте продолжались научные исследования. Животных, в т.ч. и собак, кормили травой. В институте жила пара шимпанзе Рафаэль и Роза. Роза умерла от голода, из нее сделали чучело. Рафаэль очень тосковал без нее. Его вывезли в Москву, но не спасли.
Читать дальше

Мы походили целый день по развалинам, пришли опять домой. Прибегает соседка, говорит: «Давайте уходить. На той улице убили Лариониху, она не хотела уходить». Выгнали нас за еврейское кладбище, думали тем краем пройдем в Ельшанку, но там так много было побито немцев, что не пройти. Три дня мы прятались по развалинам, чтобы не...
Читать дальше

Затем нас всех погнали в гетто «Печора» под Винницей. Никаких газовых камер там не было, но люди ежедневно погибали десятками: от голода, непосильного труда, от тифа и других болезней. Недаром этот лагерь сами заключённые прозвали «Мёртвая петля»… Столько лет уже прошло, но я не могу без слёз вспоминать, как издевались над нами...
Читать дальше

Люди попрятались, кто куда успел. Мать осталась в машине, она не могла подняться. Когда вернулись, ее уже не было в живых. Ее и еще несколько трупов вынесли и положили рядом с дорогой. Хоронить, рыть мерзлую землю ни у кого не было сил. Нас погрузили в вагон. Павлик был совсем слаб. В вагоне люди умирали. Когда поезд остановился,...
Читать дальше

Занималась я канцелярщиной, писала, освоила машинопись работала машинисткой. Спала в холодном, чуть отапливаемом помещении. Немного действовало паровое отопление, ну там же военные жили. Вечером мы зажигали настольную лампу, и около неё грелись, грели руки, ну а потом под одеяло предварительно надев всё на себя. Как...
Читать дальше

Сказали: «Собирайтесь». Из нашей семьи поехало пять человек: родители, я, сестра и брат. Было объявлено явиться на станцию Мельничный Ручей. Когда мы переезжали Ладожское озеро, то некоторые машины уходили под лед. Несколько месяцев нас возили по стране, даже не помню, что мы ели. Когда нас привезли на море Лаптевых, то через 7...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты