Кузнецова Прасковья Георгиевна

Опубликовано 21 мая 2012 года

4782 0

До отъезда из деревни в 1938 г. я работала счетоводом в колхозе Красная Слобода Ярославской области, недалеко от г. Углича. По решению правления колхоза разрешили уехать. Мне было 18 лет. Дали паспорт и я уехала из деревни в марте 1938 в Ленинград к сестре Трусовой Софии Георгиевне. Прописали меня постоянно (по договору) ее как няньку к 3-х летнему сыну С.Г. - Трусову Леониду Николаевичу. У них была комната 20 метров в коммунальной квартире (еще 3 комнаты) по ул. Тарасова д.18. кв.1. В апреле 1938 я поступила на работу счетоводом в трест столовых Калининского района Ленинграда (в открытую столовую №828). Вскоре вступила в комсомол. Из столовой по распоряжению комсомола направили работать на завод им. Сталина в 16 цех, в рабочую столовую. 25 июля 1939 года я была уволена за прогул (ввиду невозможности далее работать – директор столовой начал приставать).

Затем поступила на работу в базу Военторга Краснознаменного Балтийского Флота помощником бухгалтера (рыбная секция). В процессе работы предложили подбирать документы ревизору из Москвы. Ревизор спросил: “ Не хотите ли поехать в командировку? На работе вы на хорошем счету, я возьму вашу характеристику и 8 фотокарточек”. Через месяц пришел вызов, и мне предложили сдать документы: комсомольский билет и паспорт. Сказали, что отправляют работать в Таллинн на военно-морскую базу сроком на два года. В январе 1940 года поездом (в купе) поехали в Таллинн. С собой не разрешили ничего взять, дали большие подъемные. Купила новое пальто, шляпу-мамлок, ботинки, платье и белье. Чемодан подарили сотрудники базы и наполнили его апельсинами, мандаринами и яблоками. В Эстонии была арендована гавань и два дома. В одном доме была столовая, магазин и клуб, а в другом жилые помещения, прокуратура и Военторг. По приезде поселили в комнате общежития (на 6 человек). Работала счетоводом в офицерской столовой. По приезде дали эстонские деньги и сказали, чтобы не выделялись среди местных жителей (одевались и делали прически как они). Столовая была на ул. Виру, а жили  на ул. Нарваманте. Затем я была переведена в порт Палдиски в отделение Военторга. Несколько раз переводили (в Рогги, на аэродром), но вернули потом в Палдиски, а затем на аэродром в Кейла. Из Таллина ездила в отпуск в деревню к родителям с 21 января по 15 марта 1941 года. Сначала приехала в Ленинград. В Москве в банке был открыт счет, на который поступала зарплата, а половину ее пересылали родителям в деревню. Из Ленинграда я поехала в Москву, сняла деньги со счета и отправилась в деревню с подарками. Привезла всем родственникам подарки из Эстонии.

В марте вернулась в Таллинн. Когда началась война, я работала в Палдиски. Вместе с подругами собирались поехать отдыхать в Рогги, но в 12 часов объявили, что началась война. Балтийский флот был в Эстонии. Военторговское начальство на катерах и с вещами уплыли прямо в Ленинград. Все они остались живы. Вначале мы работали и не боялись, но затем нас погрузили на машины и привезли в Ленинград с вещами, но в первых числах июля увезли обратно в Таллинн. Я работала в конторе в Таллине, а затем 10-12 августа нас отправили работать на аэродром в Кейле. До 27 августа самолеты все улетели, а сотрудники аэродрома едва успели уехать на машинах, когда Кейлу заняли немцы. Нас привезли в Таллинн в “Минную гавань” и мы сутки ждали отхода каравана военных кораблей флота из Таллина в Ленинград. Всех погрузили на грузовой транспорт “Папанин”, очень большой транспортный корабль, в его трюмах везли обмундирование и солдат, остальные ехали на палубе. Корабли шли со скоростью в 7 узлов. Из Таллинна вышло 48 боевых кораблей. Город был окружен немецким флотом, остался один проход, через который уходил флот. Капитан “Папанина” был очень опытный. Обошли много минных полей, но кругом рвались торпеды и бомбили с воздуха. Бомбили транспорт с воздуха зажигалками, но поскольку на транспорте вези много обмундирования, пожары быстро гасили. На середине пути, недалеко от острова Гогланд, стали бомбить фугасными бомбами, вывели из строя капитанскую рубку и капитан погиб. Взрывной волной при попадании фугасной бомбы меня и еще человек 10 смыло за борт. Я плавала в море, держалась за деревянные обломки кораблей. Меня подобрал катер и увез на остров Гогланд. В течение недели жили на Гогланде и ждали кораблей для эвакуации. После плавания в море (вода была теплая) обувь с ног смыло, поэтому я осталась босиком. Шерстяная кофточка, юбка и нижнее белье осталась на мне. На Гогланде дали бушлат и тапочки. Гогланд бомбили и с сопок летели камни. Гогланд готовили к взятию немцами, колодцы были отравлены, нам давали в день по селедке и два сухаря, а воду мы пили из луж. Потом посадили на корабль, где кормили много (но после голода много есть нельзя, так у некоторых получился заворот кишок и они умерли). На корабле привезли в Кронштадт. В Кронштадте мы жили на вокзале. Пароходом привезли в Ленинград, примерно в середине сентября, уже началась блокада. У меня началось воспаление надкостницы и распухло лицо, лечилась. Холода начались рано и на отопление ломали деревянные дома. Переселили в дом 21 по улице Тарасова. В Военторге по возвращении (после лечения надкостницы) дали справку о возвращении из района военных действий. На основании этих справок выдали паспорт. Поселились с сестрой Ольгой в каменном доме на ул. Гурдина д. 27. кв. 6.

Записано со слов Прасковьи Георгиевны Кузнецовой (1916-2008 гг) ее дочерью Кузнецовой Людмилой Александровной в 2003 году.



Читайте также

Кампания по уничтожению ценностей продолжалась недолго. Городскую маслобойню, тоже расположенную поблизости от нашего дома, подожгли, предварительно испортив взрывчаткой оборудование, и чёрный дым от горящего масла и семечек застлал небо. Мы с соседскими ребятами забрались на забор, чтобы лучше видеть пожар. И тут рвануло...
Читать дальше

Люди попрятались, кто куда успел. Мать осталась в машине, она не могла подняться. Когда вернулись, ее уже не было в живых. Ее и еще несколько трупов вынесли и положили рядом с дорогой. Хоронить, рыть мерзлую землю ни у кого не было сил. Нас погрузили в вагон. Павлик был совсем слаб. В вагоне люди умирали. Когда поезд остановился,...
Читать дальше

Однажды мама не пришла. Все рыбаки уже забрали свои пропуска. В этот день немец перестрелял всех лошадей. Подлетел низко на самолете и расстрелял из автомата. Мать спряталась в льдину, когда вылезла, все вокруг было в дырках от пуль. У мамы с ее братом дядей Ваней  была одна лошадь на двоих. Немцы застрелили лошадь, а дядю...
Читать дальше

Сказали: «Собирайтесь». Из нашей семьи поехало пять человек: родители, я, сестра и брат. Было объявлено явиться на станцию Мельничный Ручей. Когда мы переезжали Ладожское озеро, то некоторые машины уходили под лед. Несколько месяцев нас возили по стране, даже не помню, что мы ели. Когда нас привезли на море Лаптевых, то через 7...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты