Леонтьева Агнесса Федоровна

Опубликовано 10 августа 2007 года

14116 0

 Агнесса Федоровна Леонтьева - жительница станционного поселка Молосковицы (Волосовский район Ленинградской области), 1926 года рождения.

- Родилась я под Гдовом, у Чудского озера, но нашу семью переселили из Причудья вглубь области, потому что мы эстонцы, обрусевшие, правда. Эстон-цам не разрешалась жить в пограничной зоне. Деда моего звали Август, сестра моя была Эльза, другая - Лейда, братья Альберт и Арнольд. Но пишусь я рус-ская. Некоторые слова по-эстонски я знаю, понимаю, а говорить не могу.

- И куда вас выселили?

- Мы попали в деревню Лопец, это нынче Волосовский район на границе с Кингисеппским. Лопец до войны был большой деревней, даже школа у нас на-чальная была. В среднюю школу наши ходили в Ивановское, это 8 километров через деревню Забелье, дорога раньше такая хорошая была, а теперь все пропа-ло. Наша школа сгорела вместе с деревней в 1943 году. А в 1941 году она уце-лела, потом там люди жили при немцах. И школа даже работала при немцах, учительницу нашу звали Александра Евсеевна, учебники у нас были. Мне в 1941 году надо было идти в 3-й класс, мне было 11 лет, потому что пошла в школу я с 9 лет. Семья была большая, шестеро детей, мама в колхозе, папа нас бросил в 1939 году, вот я и задержалась с учением.

- Много народу в Лопце жило?

- 42 дома было. У кого двое-трое детей, вот у Барановых, наших соседей напротив, было трое детей, он - председатель сельсовета, она не работала, хо-зяйка была. А где старики одни - дедка с бабкой,. У нашего дома елка была, помню, как она шумела. У нас Троица всегда праздновалась - это же престоль-ный праздник, березами все калитки обкладывались, даже священник к нам приезжал из Ястребина. Там теперь тоже церковь разрушена.

- А постройки мызы Гейденрейха до войны целые были?

- Да, мы пользовались ими. Там был у нас свинарник, два скотных двора, две конюшни. И барский дом был большой, рядом - амбар большой двухэтаж-ный, помещались ясли и контора колхоза. Тут неподалеку был колодец, а тут была конюшня. А вторая конюшня поодаль стояла, и школа там недалеко была. А у школы пруд, и караси у нас там велись. Колхоз до войны у нас был богатый. До войны в Лопце было полно дачников из Ленинграда, там на речке сделали запруду и купались. Еще неподалеку Красный Токарь был, хутор. Мельница там эстонская стояла, от нее сейчас стена осталась. Озеро там большое было с клю-чами, при мельнице шлюзы были, из озера текла вода в речку, на шлюзах нака-пливалась. Мы при немцах муку мололи, которая еще с 1941 года осталась, кол-хозный хлеб, его разделили по сельчанам. Там одноногий дед мельником был - эстонец дядя Рудя Камбур с дочкой Элеонорой. А еще у нас там были метизные цех, столярный цех, разные игрушечки делали, рюмочки, пуговички деревян-ные, комоды, матрасы набивали.

- Возле Лопца сильные бои были?

- Когда наши отступали - нет, бои были дальше, где Мануйлово, Иванов-ское. А на нашем огороде советский летчик был похоронен - в 1941 году был воздушный бой, у нас в каких-то 10 метрах в гряды самолет упал. Летчик на па-рашюте падал, кричал: «Спасите!», а где ж спасешь. Он летел низко, видно, па-рашют зацепился, и его откинуло так, он весь в ремнях был, когда стали пули разрываться, пулеметы у немцев такие были, ему попало сюда, в висок, так моз-ги и вышли. Потом немцы пришли - довольно тихо. Мне мама при немцах год сбавила, чтобы в Германию не угнали, так в этой справке и осталось, а справки, выданные немецкими войсками, признавались советской властью после войны. Так что я лишний год до пенсии работала. А старшая сестра моя Эльза 2 месяца после прихода немцев пряталась в стогу, ей говорили, что немцы ловят молодых девушек и грудь у них отрезают. Потом она была угнана в Германию, у немец-кой хозяйки батрачила. Потом вернулась, но ей не разрешили жить здесь, пото-му что была в Германии. Она уехала в Эстонию.

- Когда была сожжена деревня?

- 13 декабря 1943 года. Наша молодежь, 15-16 летние мальчики, все ушли в партизаны. А староста был из Городни, это соседняя с нами деревня, он дока-зал, что это они. И стали караулить. Укараулить не смогли, а кто-то доложил, что были. Мы вообще немцев в войну почти не видели. Видели, когда они прие-хали в 41-м, заняли деревню, потом уехали, больше мы их и не встречали. А вот русские языки длинные - поэтому немцы приехали в захолустье и все сожгли подряд. И Лопец, и Выползово, и Домашево, и Худачево, и Городню, откуда староста, весь куст сожгли.

- Значит, и староста без жилья остался?

- Ненадолго. Денег у него была куча, он в Молосковицах купил дом, сра-зу, как наши пришли, корову купил, сыновья его из Ленинграда приезжали, по-том уже он скончался. Откуда эти деньги - кто знает, может, немцы оставили марки, а потом же деньги меняли.

- И он даже не сидел после войны?

- Нет, вот все и удивлялись, что никаких мер не приняли к нему. Его Мопсом прозвали, все говорили: «О, Мопс-то как живет хорошо»… Когда нас сожгли, всех погнали в деревню Выползово, мы там ночевали стоя, набились по избам так, что лечь негде было. Утром в 7 часов смотрим - Соловьева Горка го-рит, это бывшая мыза возле Выползова. А потом и Выползово сгорело. Большая деревня была, больше нашей, у них был магазин, пекарня была. А Беседу не тронули, хотя тоже недалеко. Нас потом через Сумск погнали в Яблоницы. В Каложицах ночевали на скотном дворе, зарывшись в солому. Потом нас погнали в Волгово, мы там недолго жили. Это большая финская деревня была, вся пус-тая, всех жителей увезли в Финляндию. У немцев там была ферма, мы там рабо-тали. Маму и других женщин гоняли чистить снег с дороги на Горки и на Хюль-гюзи. Перед самым освобождением нас пригнали в Волосово, там на известко-вом заводе концлагерь был, в бараках жили, оттуда нас и освободили. Обратно шли через Ямки, потом дошли до Молосковиц, там и остановились. Там жила знакомая учительница, у нее мы остановились переночевать, а потом и жить ос-тались. Маму взяли работать на железную дорогу.

- Это было уже в 1944-м году?

- Да, в конце января, очень холодно было. В Молосковицах была Белая кирха. Мы с мамой туда ходили во время войны, там немцы службу вели, а на-ши солдаты расположились внутри, они отапливались, так и сгорела кирха.

- Вы после войны бывали в Лопце?

- Очень редко. Как-то зять из Белоруссии на машине приезжал, и мы по-ехали в Лопец. Но там такая трава была на мызе, зять-то высокий, он идет, руки поднял, и дорогу как бы собой делал, а мы с сыном моим сзади шли. Я не могу смотреть на это, я рыдаю. Умерла наша деревня.

- А почему после войны не стали заселять эту деревню?

- После войны там многие поселились, но не как в деревне, а как в рабо-чем поселке, временно. Амбар барский после войны был даже отделан, люди там жили, когда совхозы образовались после войны, и на нашем печище был дом поставлен 4-квартирный, но деревянный. И сейчас на нашем печище стоит большой дачный дом. А потом все раскурочили, как у нас бывает. Вон в Моло-сковицах тоже, видали - магазины стоят брошенные. А если брошенное, то один пришел - колышек взял, другой пришел - кирпичинку взял. Раньше-то и Молосковицы крупным поселком были, а теперь местных-то не осталось. Какой дом ни возьми - всё приезжие, дачи купленные, по знакомству. А раньше у нас в 44-45 годах приобретали люди овец, стадо было, у нас самих была скотина.

- Вы же всю жизнь на железной дороге проработали?

- Да, с 1952 года. И в ремонте работала - меняла шпалы, рельсы, у нас почти одни девушки были. А после войны рельсы еще плохие, путь плохой, другой раз стоишь и смотришь, что стыки вот так прыгают. 12 лет в ремонте ра-ботала, потом 4 года ходила в обход, у меня 2 километра было прикреплено, я отвечала за гайки, болты, костыли. Надо еще было выкладывать в пикетных столбиках звездочки, где-нибудь кирпичину найдешь, разобьешь и выкладыва-ешь. Красили километровые и пикетные столбы. Видите, какие руки-то у меня, сплошной артрит. Потом стрелочницей была - муж-то мой тоже стрелочник. И так до пенсии. На пенсии уборщицей работала, почтальоном, на нефтебазе - пенсия-то моя копеечная.

- А много в Молосковицах лопецких?

- Да я одна. А наши все деревенские - в Лопце на кладбище. Есть там та-кое песчаное место, если к Домашову ехать, там все наши деревенские - Голи-ковы, Барановы, Поповы…

Интервью и лит.обработка:Т. Хмелик


Читайте также

У нас только один мальчик работал, все остальные – девчонки. Голодные, холодные, но добросовестно работали. По карточке выдавали 40 граммов крупы в день. Это я хорошо помню. Но мама у нас карточки отбирала, чтобы и дома можно было что-то сварить. А в столовой, если удавалось взять туда талончик, давали такой черпачок...
Читать дальше

Итак, в путь, в неведомое. Я, не приспособленная к дорожной жизни, осталась с детьми трех и шести лет, без близких среди эвакуированных; как говориться, между небом и землей. После войны прошло уже тридцать шесть лет, но того, что я испытала в то время, не забыть никогда.
Читать дальше

Когда кончилась война долгожданной Победой, мы остались калеками – три Омские девчонки с бруцеллёзом. Клава Рудских с туберкулёзом костей. А у нас с читинской Шурой Булгаковой – хронический ревматизм.
Читать дальше

Партизаны в селах чувствовали себя свободно. Помню, 7 января 1943 года в нашей хате праздновали Рождество. Поскольку моя бабушка Прасковья и моя мать пекли партизанам хлеб, то они иногда к нам наведывались. Вот и сидят на Рождество у нас гости, среди них и Дмитрий Розбицкий, переводчик немца-агронома. Он знал немецкий язык, потому...
Читать дальше

Вот такое у меня детство было, я считаю, что не плохое, только вот эти бомбёжки страшные, а остальное было нормально, все старались друг за другом ухаживать, помогать. Помню эти страшные очереди в магазины, когда стояли по талонам получать продукты. Освещения на улицах не было, все ходили с огоньками, круглые такие значки на...
Читать дальше

Поселили к нам в дом немцев, а мы все на кухоньке маленькой ютились. И еды нет, и топить нечем. Я промышлять ездила по станицам, цеплялась за вагоны. Везла вещи, меняла на продукты – пшеничку, кукурузу, овёс. В станицах у людей были продукты, а мы им одежду несли – ботинки, штаны, рубашки. Ходила пешком по восемнадцать километров. В...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты