14667
Гражданские

Лодыш Галина Александровна

Зовут меня Лодыш Галина Александровна. Я родилась 3 июля 1937 года в Ленинградской области, Вознесенского района село Равское. Жила я там до 1941 года, то есть до начала Великой Отечественной войны.

Когда началась война, то наше село заняли финны. Всех жителей села погрузили на телеги и увезли нас оттуда. Это было в декабре 1941 года. Везли нас на телегах, и нам было очень холодно. У меня ехали папа, мама, бабушка, брат, который был двумя годами младше меня. Финны нас привезли в Петрозаводск.

В Петрозаводске было несколько концлагерей, и нас поместили в концлагерь номер пять. Взрослые, папа и мама, конечно, работали, их возили на лесозаготовки. А дети были в лагере. Условия жизни были очень тяжелые: голод, холод. Жили мы в бараках, постоянно недоедали. Родители старались что-то дать нам из своего пайка, но этого все равно нам не хватало. Мой брат умер в концлагере, а я осталась живая.

Как с вами обращались в концлагере?

Обращение было очень жестоким. Всего не помню, потому что мне было четыре года, но то, что помню, свидетельствует о жестоком обращении. Если дети подбегали к ограждению из колючей проволоки, которое преграждало путь в концлагерь, то их беспощадно избивали. Дети познали ужасы войны, главными из которых были голод и холод. Питание было очень плохим - нам давали некачественные продукты.

До какого времени вы находились в лагере?

В лагере мы находились с декабря 1941 года и до лета 1944 года, то есть до момента освобождения Петрозаводска советскими войсками. Когда моряки подошли к Петрозаводску и освободили всех людей.

Пятый концлагерь находился в Пятом поселке там мы и жили. С июня 1944 года я пошла в школу в Петрозаводске. После войны стали восстанавливать поселки, в Пиндушах была судоверфь, и в Петрозаводске набирали людей, желающих переехать сюда для постоянной работы. В 1945 году мои родители переехали в Пиндуши. Жили мы на острове Саев, родители мои стали работать на судоверфи, а пошла в школу, тогда ходила уже во второй класс.

Среди тех людей, которые были вместе с нами в пятом лагере, помню несколько семей: Максимовых, Евдокимовых, Лучиных, Дьяковых. Они вместе с нами также после войны переехали из Петрозаводска в Пиндуши. И до сих пор мы живем здесь, стали уже коренными жителями.

Расскажите о том, как складывалась жизнь после войны.

Хорошо помню, что после войны взрослых, которые во время войны находились в концлагере, постоянно вызывали в органы. Наш папа ездил в органы госбезопасности для разговоров, для проверки. Родители долгое время об этом скрывали, старались нам не рассказывать, для чего их туда вызывали, и буквально недавно мы от них уже узнали некоторые подробности. Позднее узникам концлагерей стали присваивать специальный статус, но мои родители до этого момента не дожили.

Расскажите подробнее об условиях проживания в лагере.

Жили мы в бараках. Там не было даже перегородок, ни шкафчиков, ни какой мебели не было вообще. Люди помогали друг другу, чем могли. Питание тоже было скудным. Родители старались отдать лишний кусочек хлеба, несмотря на то, что постоянно недоедали сами, и им еще приходилось работать. Тем не менее, очень много детей умерло от голода.

Когда нас везли в Петрозаводск из Ленинградской области на лошадях, финны нам детям давали кусочки сахара. У них, наверное, было какое-то сострадание, понимание, что мы маленькие. Некоторые нам сочувствовали и угощали детей кусочками сахара. Не все были плохие, были и плохие и хорошие. У некоторых были свои дети оставлены в Финляндии.

Скажите какое у вас отношение сейчас к финнам?


Какое у меня к ним может быть отношение? Я же с ними никак не связана. Другое дело, когда у людей там есть родственники. Сейчас же многие ездят в Финяндию, финны приезжают к нам. Между странами вроде как дружеские отношения.

Рекомендуем

Кавалеристы

Со второй половины 80-х годов об этом роде войск Красной Армии можно было услышать только плохое: "Советское руководство переоценило роль кавалерии", "кавалеристы в командовании Красной Армии не давали развиваться современным родам войск и проводить механизацию", "с шашками на танки".
Но насколько правдивы эти утверждения? Действительно командование РККА переоценило роль кавалерии, а красные конники бросались в самоубийственные кавалерийские атаки на танки? К...

Я дрался в штрафбате. «Искупить кровью!»

Идя в атаку, они не кричали ни «Ура!», ни «За Родину! За Сталина!». Они выполняли приказ любой ценой, не считаясь с потерями. А те, кто выжил, молчали о своем военном прошлом почти полвека… В этой книге собраны воспоминания ветеранов, воевавших в штрафбатах и штрафных ротах Красной Армии. Это – «окопная правда» фронтовиков, попавших под сталинский приказ № 227 «Ни шагу назад!», – как командиров штрафных частей, так и смертников из «переменного состава», «искупивших вину кровью»

История Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. в одном томе

ВПЕРВЫЕ ПОЛНАЯ ИСТОРИЯ ВОЙНЫ В ОДНОМ ТОМЕ! Великая Отечественная до сих пор остается во многом "Неизвестной войной". Несмотря на большое количество книг об отдельных сражениях, самую кровопролитную войну в истории человечества не осмыслить фрагментарно – лишь охватив единым взглядом. Эта книга ведущих военных историков впервые предоставляет такую возможность. Это не просто летопись боевых действий, начиная с 22 июня 1941 года и заканчивая победным маем 45-го и капитуляцией Японии, а гр...

Воспоминания: Гражданские

Показать Ещё

Комментарии

comments powered by Disqus