Макаров Иван Константинович

Опубликовано 01 апреля 2012 года

3647 0

Родился я 22 мая 1928 года в деревне Рязановка Стерлитамакского района Башкирии. Семья у нас была большая, родители да пять человек детей: Катя, Маша, Нюра, я и Нина. Жили до войны тяжело. Мне даже запомнилось, что 1938-й был голодный год, 39-й полуголодный, зато в 40-м получили отличный урожай. Но пришла беда откуда не ждали… Отец работал на железной дороге, но незадолго до войны серьезно заболел, что-то с головой, и умер. А ведь ему тогда шел всего 45-й год…

Когда война началась, я только пошел в 4-й класс, но всех мужиков призвали, работать стало некому, и моя учеба на этом и закончилась. Работал в нашем колхозе «Искра», но если до этого лошадей было много, то тут сразу весь молодняк забрали в армию, а у нас в колхозе осталось одно гнилье… Поэтому пришлось пахать на себе: шесть человек тянут, а седьмой за плугом… За день так два огорода пахали.

А в 1942 году через военкомат меня от сельсовета направили на учебу в ФЗУ при Ленинском заводе. Стали учить на каменщика, и одновременно мы строили в Стерлитамаке жилье.

Но как нас кормили… В столовой или только крапивный суп или хлеб с солью и холодной водой. Полопал и все… И никто не роптал – нужно помогать Родине… А убежишь – пять лет… Все знали об этом, но некоторые все равно сбегали в деревню. Это те, у кого дома в хозяйстве корова была, а значит есть и молоко и сметана, а не только хлеб. Помню, так у нас сбежал Петька Макушов из Петропавловки. Но куда тут убежишь? Вот вечером он сбежал, а уже на другой день нас собрали в красном уголке и устроили показательный суд. Пять лет без разговоров и на угольную шахту, а там уже не убежишь… Конечно, жалко их было, но других ведь пугать тоже надо, чтобы все от такой жизни не разбежались…

Ну а я к счастью, даже и не думал бежать. Что дома жрать нечего, что здесь… Хотя тут в ФЗУ хоть немного, да кормили. А в деревне самое главное – молоко. Люди только коровой и спасались. Так что очень тяжело жили, но все-таки выжили…

В начале войны не думали, что можем проиграть?

Мы же пацаны еще совсем были, об этом даже и не думали. А думали только о том как бы поесть, вот и все наши думки… Но радио, конечно, слушали. А как-то в Стерлитамаке даже пошли впятером в военкомат проситься в армию. Но какие мы вояки – сопляки… Военком Ямщиков, что ли, как стукнул об стол: «Ваш фронт на заводе! Вы воюете тут! Бегом по местам и чтобы я вас тут больше не видел!» А чтобы самим бежать на фронт даже и не думали. В какую степь бежать, все равно найдут…

Мало того, что время голодное, холодное так и одежи считай, не было. Даже валенок не было, в лаптях ходили… И девчата тоже в них ходили, стеснения не было. Но хоть и тяжело жили, но не сдавались и не унывали, а наоборот старались жить весело. Чуть свободное время, сразу с балалайкой или с гармошкой веселились и плясали. А уж как услышали о Победе, тут кто пляшет, кто поет, кто плачет…

Из ваших родных кто-то воевал?

А как же. Муж старшей сестры воевал политруком, но вернулся живым. Раненый конечно, а кто там не раненый?.. Вообще из нашей деревни, а она большая была – семь километров в длину, сто семьдесят дворов, столько народу забрали, буквально из каждого дома по несколько человек призвали, а вернулись единицы… Считай весь 22-й год остался на фронте… С 27-го всего несколько человек вернулось… С каждого года вернулось всего по несколько человек да и те калеки, кто без руки, кто без ноги…

А у моей жены и отец и брат Макар погибли на войне… А маму они с сестрой Ульяной вообще потеряли в хаосе отступления 41-го и так и не нашли ее и не узнали что с ней случилось…

Моя жена - Нина Мироновна Потураева жила в Могилевской области на станции, если не ошибаюсь, Друзь. И когда она вспоминала войну, то рассказывала, что немцы, которые жили у них в деревне, когда приходили постирать, то приносили с собой еду: хлеб, сахар, тушенку и говорили так: «Мы не виноваты! Мы коммунисты и не хотим войны, но нас посылают…» И мирных жителей они никогда не обижали, поэтому к немцам у нее ненависти не было.

Как сложилась ваша послевоенная жизнь?

Пока в 1949 году меня не призвали в армию, так и продолжал работать на заводе. В Москве окончил полковую школу и там же и служил сапером-подрывником в частях МВД. После армии поступил на цементный завод электриком. Потом работал печником.

Воспитали с женой четверых детей. У нас два сына и две дочки, восемь внуков и семь правнуков.

При слове война что сразу вспоминается?

Что минуло такое тяжелое время, которое никому не принесло радости… Травы на полях не хватало, потому что скотина не так ее ела как люди…

Интервью и лит.обработка:Н.Чобану


Читайте также

А, было такое, что лес нам привозили с Пущей Водицы. А там же стреляли много – и в дерево втыкались осколки. И вот, когда осколок попадал под пилу – сейчас же она летела, рассыпалась – и останавливался станок. Там это на три, на четыре часа пауза, пока заменят пилу. Мы с Григорием так и «работали»: железку под пилу сунешь... нам наш...
Читать дальше

Когда кончилась война долгожданной Победой, мы остались калеками – три Омские девчонки с бруцеллёзом. Клава Рудских с туберкулёзом костей. А у нас с читинской Шурой Булгаковой – хронический ревматизм.
Читать дальше

Партизани по селах почувалися вільно. Пам’ятаю, 7 січня 1943 року в нашій хаті справляли Різдво. Оскільки моя бабуня Параска і моя мати пекли партизанам хліб, то вони часом до нас навідувалися. От і сидять на Різдво у нас гості, серед них і Дмитро Розбіцький, перекладач німця-агронома. Він знав німецьку мову, бо його мати була...
Читать дальше

Партизаны в селах чувствовали себя свободно. Помню, 7 января 1943 года в нашей хате праздновали Рождество. Поскольку моя бабушка Прасковья и моя мать пекли партизанам хлеб, то они иногда к нам наведывались. Вот и сидят на Рождество у нас гости, среди них и Дмитрий Розбицкий, переводчик немца-агронома. Он знал немецкий язык, потому...
Читать дальше

Поселили к нам в дом немцев, а мы все на кухоньке маленькой ютились. И еды нет, и топить нечем. Я промышлять ездила по станицам, цеплялась за вагоны. Везла вещи, меняла на продукты – пшеничку, кукурузу, овёс. В станицах у людей были продукты, а мы им одежду несли – ботинки, штаны, рубашки. Ходила пешком по восемнадцать километров. В...
Читать дальше

Вернулись оттуда, и вскоре нас отправили на строительство оборонительной линии. В 70 километрах к западу от Казани есть такое село Кайбицы. И вот мы там рыли противотанковый ров, окопы, дзоты, землянки, таскали тяжеленные брёвна… Но морозы в тот год ударили рано, и эта работа, сама по себе тяжелейшая, превратилась просто в...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты