Макаров Иван Константинович

Опубликовано 01 апреля 2012 года

3802 0

Родился я 22 мая 1928 года в деревне Рязановка Стерлитамакского района Башкирии. Семья у нас была большая, родители да пять человек детей: Катя, Маша, Нюра, я и Нина. Жили до войны тяжело. Мне даже запомнилось, что 1938-й был голодный год, 39-й полуголодный, зато в 40-м получили отличный урожай. Но пришла беда откуда не ждали… Отец работал на железной дороге, но незадолго до войны серьезно заболел, что-то с головой, и умер. А ведь ему тогда шел всего 45-й год…

Когда война началась, я только пошел в 4-й класс, но всех мужиков призвали, работать стало некому, и моя учеба на этом и закончилась. Работал в нашем колхозе «Искра», но если до этого лошадей было много, то тут сразу весь молодняк забрали в армию, а у нас в колхозе осталось одно гнилье… Поэтому пришлось пахать на себе: шесть человек тянут, а седьмой за плугом… За день так два огорода пахали.

А в 1942 году через военкомат меня от сельсовета направили на учебу в ФЗУ при Ленинском заводе. Стали учить на каменщика, и одновременно мы строили в Стерлитамаке жилье.

Но как нас кормили… В столовой или только крапивный суп или хлеб с солью и холодной водой. Полопал и все… И никто не роптал – нужно помогать Родине… А убежишь – пять лет… Все знали об этом, но некоторые все равно сбегали в деревню. Это те, у кого дома в хозяйстве корова была, а значит есть и молоко и сметана, а не только хлеб. Помню, так у нас сбежал Петька Макушов из Петропавловки. Но куда тут убежишь? Вот вечером он сбежал, а уже на другой день нас собрали в красном уголке и устроили показательный суд. Пять лет без разговоров и на угольную шахту, а там уже не убежишь… Конечно, жалко их было, но других ведь пугать тоже надо, чтобы все от такой жизни не разбежались…

Ну а я к счастью, даже и не думал бежать. Что дома жрать нечего, что здесь… Хотя тут в ФЗУ хоть немного, да кормили. А в деревне самое главное – молоко. Люди только коровой и спасались. Так что очень тяжело жили, но все-таки выжили…

В начале войны не думали, что можем проиграть?

Мы же пацаны еще совсем были, об этом даже и не думали. А думали только о том как бы поесть, вот и все наши думки… Но радио, конечно, слушали. А как-то в Стерлитамаке даже пошли впятером в военкомат проситься в армию. Но какие мы вояки – сопляки… Военком Ямщиков, что ли, как стукнул об стол: «Ваш фронт на заводе! Вы воюете тут! Бегом по местам и чтобы я вас тут больше не видел!» А чтобы самим бежать на фронт даже и не думали. В какую степь бежать, все равно найдут…

Мало того, что время голодное, холодное так и одежи считай, не было. Даже валенок не было, в лаптях ходили… И девчата тоже в них ходили, стеснения не было. Но хоть и тяжело жили, но не сдавались и не унывали, а наоборот старались жить весело. Чуть свободное время, сразу с балалайкой или с гармошкой веселились и плясали. А уж как услышали о Победе, тут кто пляшет, кто поет, кто плачет…

Из ваших родных кто-то воевал?

А как же. Муж старшей сестры воевал политруком, но вернулся живым. Раненый конечно, а кто там не раненый?.. Вообще из нашей деревни, а она большая была – семь километров в длину, сто семьдесят дворов, столько народу забрали, буквально из каждого дома по несколько человек призвали, а вернулись единицы… Считай весь 22-й год остался на фронте… С 27-го всего несколько человек вернулось… С каждого года вернулось всего по несколько человек да и те калеки, кто без руки, кто без ноги…

А у моей жены и отец и брат Макар погибли на войне… А маму они с сестрой Ульяной вообще потеряли в хаосе отступления 41-го и так и не нашли ее и не узнали что с ней случилось…

Моя жена - Нина Мироновна Потураева жила в Могилевской области на станции, если не ошибаюсь, Друзь. И когда она вспоминала войну, то рассказывала, что немцы, которые жили у них в деревне, когда приходили постирать, то приносили с собой еду: хлеб, сахар, тушенку и говорили так: «Мы не виноваты! Мы коммунисты и не хотим войны, но нас посылают…» И мирных жителей они никогда не обижали, поэтому к немцам у нее ненависти не было.

Как сложилась ваша послевоенная жизнь?

Пока в 1949 году меня не призвали в армию, так и продолжал работать на заводе. В Москве окончил полковую школу и там же и служил сапером-подрывником в частях МВД. После армии поступил на цементный завод электриком. Потом работал печником.

Воспитали с женой четверых детей. У нас два сына и две дочки, восемь внуков и семь правнуков.

При слове война что сразу вспоминается?

Что минуло такое тяжелое время, которое никому не принесло радости… Травы на полях не хватало, потому что скотина не так ее ела как люди…

Интервью и лит.обработка:Н.Чобану


Читайте также

Вот как начинается передышка на фронте, тяжелораненых стараются поскорее отправить в тыл, а в госпитале остаются те раненые, которых надо немножко подлечить. И вдруг в госпиталь приходят их товарищи и говорят: «Все, нам приказ двигаться вперед». Так эти ребята не ждали утра, чтобы им выписку сделали, а убегали ночью. А то...
Читать дальше

Партизаны все жили в Тормосине, а когда надо было, то уходили в пески. Партизанами руководил Матвеев, он был первым секретарем райкома. Он, как говорили, три раза переходил фронт. А потом партизан выдали немцам. Нашелся один предатель из наших. Нашим надо было бы установить связь с партизанами, а то, конечно, подло получалось –...
Читать дальше

На рытье окопов привлекали в основном молодежь допризывного возраста и женщин, у которых не было маленьких детей. В селе и не осталось мужиков, почти всех мобилизовали и отправили на фронт, в селе остались только старики преклонного возраста и инвалиды. Под селом Пузево рыли противотанковые рвы, они еще до сих пор сохранились...
Читать дальше

Люди попрятались, кто куда успел. Мать осталась в машине, она не могла подняться. Когда вернулись, ее уже не было в живых. Ее и еще несколько трупов вынесли и положили рядом с дорогой. Хоронить, рыть мерзлую землю ни у кого не было сил. Нас погрузили в вагон. Павлик был совсем слаб. В вагоне люди умирали. Когда поезд остановился,...
Читать дальше

Немцы сбрасывали листовки. Их было так много, что мы сначала решили: «Это летят птицы».  Голод уже мучил, кругом мерещилась еда. С криком: «Птицы, птицы!», мы побежали, но оказалась, что это бумажки. Мы начали их собирать, в них был призыв сдаваться немцам. Когда я принесла такую листовку домой, родители сильно отругали меня и...
Читать дальше

Местные жители ненавидели эвакуированных, их называли «выковыренные». Ненавидели за то, что многих уплотняли для предоставления жилья таким бедолагам, как мы. Цены на рынках бешено подросли, в магазинах становилось пусто... В больнице, а потом и в учреждениях, в очередях, всюду слышался один и тот же рассказ, о том, как шел...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты