Михайлова (Гридасова) Нина Федосеевна

Опубликовано 18 сентября 2013 года

3685 0

Я родилась 29 декабря 1929-го года в селе Зеленое Новотроицкого района Запорожской области. Мои родители были простыми колхозниками, отец трудился кузнецом, а мама работала в поле. До войны я окончила пять классов. 22 июня 1941-го года по большому радиорупору мы узнали о начале Великой Отечественной войны, восприняли эту новость как дети, думали, что скоро победим врага. Что запомнилось – советские самолеты стали пускать в небе дымовую завесу в первый же день войны. В селе из-за этого поднялась паника, люди испугались. Сразу же начали мобилизовывать мужчин. Папу и старшего брата Василия, 1921-го года рождения, также забрали в армию.

Остались мы с матерью: брат Петр, 1926-го года рождения, и я. Мама сильно болела. Я сразу же пошла в колхоз – трудилась в поле с братом. Затем село захватили немцы. Старостой выбрали местного мужчину, он никого не трогал, но пока все тихонько говорили о том, что все равно будет Победа за нами, он в ответ на такие речи махал руками и говорил: «Да не будет никакой Победы, немцы завоюют всех». Полицаев у нас не было, так как село находилось в стороне от проезжих дорог в глухом углу. Немцы к нам даже за продуктами не приезжали. Единственное, когда присланные из Германии специалисты вывозили зерно с районного элеватора, то в нашем селе останавливались на ночевку, но никого при этом не трогали. У нас в хате были большие портреты папы и старшего брата. Однажды остановившийся у нас немец спросил, мол, кто это. Мама объяснила, что это сын и муж. Тогда этот немец заявил: «Зачем эта война? Надо было так решить – взял бы Сталин и Гитлер, встали друг против друга, пух-пух, и кто кого победил, тот бы и забрал землю убитого руководителя. Зачем столько народу положили?!»

Весной 1942-го года всю сельскую молодежь забрали на работы в Германию, остались по хатам одни старики и дети. К счастью, брата не тронули, он родился в сентябре и не попал по возрасту.

Когда в 1943-м году фронт стал приближаться к селу, через нас отступали румыны. Они начали шастать по дворам: по всем курникам и загонам. В поле паслись овцы, они их хватали и увозили. В ту же ночь мимо села прошла советская пехота. Боже мой, сколько было радости, все мы выходили на дорогу и выносили продукты, что у кого было. Кормили пехоту, бедные ребята, все в обмотках, уставшие. Грязные страшно, рады были куску хлеба.

Вскоре завязались бои на Перекопе, в нашем селе вскоре поставили эвакогоспиталь. У нас в хате поселилась его начальник, и она мне предложила пойти к ним поработать санитаркой в операционном отделении. Я мыла полы и подавала бинты во время операции. Этот эвакогоспиталь постоял у нас месяца три, после чего его перебросили в Мелитополь. Появился в селе новый госпиталь для легкораненых 51-й армии, я в него перешла работать, меня официально не оформляли первый месяц, потом увидели, что я старалась трудиться, и стала числиться гражданским работником. В апреле 1944-го года была сильная бомбежка, и меня ранило в нижнюю часть ног. К тому времени мы получили извещение о том, что и отец, и брат Василий пропали без вести.

Когда госпиталь от нас уходил, мама, у которой сильно болели ноги, осталась у меня одна, так как брата Петра мобилизовали в Красную Армию. Так что госпиталь пошел на Прибалтику, я решила дома быть. Работала в колхозе звеньевой. Была представлена к Трудовому Красному Знамени. 9 мая 1945-го года все ликовали и радовались Победе.

Интервью и лит.обработка:Ю.Трифонов


Читайте также

Картошку мы съели, а очистки не выбрасывали, а сушили. Бабушка их молола на жерновах и получилась тёмная мука, добавляли сушёную лебеду и вот из этой смеси пекли лепёшки. Они были тёмные и очень ломкие. Бабушка давала их по выдаче, две лепёшки на завтрак, две на обед и две вечером. Значит, ей надо было заготовить 12 лепёшек каждый...
Читать дальше

Когда наш госпиталь разместился в Астрахани, нас, девчонок, отправляли еще несколько раз в Сталинград за ранеными. В эти рейсы уже набирали девочек и из других госпиталей, не только из нашего. И мы возвращались из Сталинграда уже по горящей Волге. А Волга, я Вам скажу, была горящей не только в Сталинграде – в Астрахани она тоже...
Читать дальше

Вот как начинается передышка на фронте, тяжелораненых стараются поскорее отправить в тыл, а в госпитале остаются те раненые, которых надо немножко подлечить. И вдруг в госпиталь приходят их товарищи и говорят: «Все, нам приказ двигаться вперед». Так эти ребята не ждали утра, чтобы им выписку сделали, а убегали ночью. А то...
Читать дальше

Партизаны все жили в Тормосине, а когда надо было, то уходили в пески. Партизанами руководил Матвеев, он был первым секретарем райкома. Он, как говорили, три раза переходил фронт. А потом партизан выдали немцам. Нашелся один предатель из наших. Нашим надо было бы установить связь с партизанами, а то, конечно, подло получалось –...
Читать дальше

Нас часто бомбили. Помню, не доезжая до Селигера начали бомбить. Самолеты налетели, а мы дети, не понимаем. Какие-то чёрные штучки с неба летят как дождь… Лошади на дыбы встают, мама нас собой накрывает… Столько всего насмотрелись, убитых лошадей, страдания и кровь людей… Помню, впереди нас тоже повозка с семьёй ехала. Бомба...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты