2735
Гражданские

Милякова (Молодцова) Нина Анатольевна

Я родилась в Ярославской области 14 января 1938 года. Когда мне было 9 месяцев, наша семья переехала в Колтуши под Ленинград. Папа работал в институте физиологии им. Павлова. У мамы было трое детей, она не работала перед войной.

22 июня 1941 года навсегда врезалось в мою память. В Колтушах был яркий солнечный день. Родители шли фотографировать мою младшую сестру. На улице было необычно много народа, раздают какие-то бумаги. Я спросила:

- Мама, почему бумажки дают только дяденькам, тетенькам и нам не дают?

- Это не бумажки, а это билетики, по которым дяденьки поедут защищать нас.

- А папе тоже дали?

- И папе.

Папа ушел на фронт через месяц после начала войны. Мама начала работать в хозчасти при институте физиологии, выполняла работу, которую ей давали. В деревне Аро был аэродром. Туда посылали рыть окопы. Все радовались этой работе, потому что на рытье окопов лучше кормили. Бабушка, которой было 74 года, брала меня с собой. Мы, дети, получали хлеб по карточкам, в ноябре 1941 г. паек опустился до 125 гр.

Один раз нам дали в садике немного больше хлеба. Я спрятала в трусики кусочек, принесла его домой. Мама была опухшая, лицо круглое, видны были только щели глаз. Я протянула кусок хлеба маме. Она говорит:

- Открой ротик.

И положила кусок хлеба мне в рот.

- Скушай. Мама ничего хочет.

В нашем доме часто останавливались солдаты. В Колтушах у них была последняя остановка перед отправкой на Невский Пятачок. Однажды солдат достал из вещмешка печенюшку и угостил меня. В его глазах была такая бездонная тоска. Все знали, что они идут на верную смерть.

В институте физиологии было свое подсобное хозяйство, овощехранилище, оранжерея. Но работники института никогда потребляли продукты для собственного питания. Все шло на нужны армии, в детские сады.

В Ленинграде съели всех животных и птиц. Невольно встает вопрос, а что было с животными физиологического института?

Ни у кого и в мыслях не было их съесть. В институте продолжались научные исследования. Животных, в т.ч. и собак, кормили травой. В институте жила пара шимпанзе Рафаэль и Роза. Роза умерла от голода, из нее сделали чучело. Рафаэль очень тосковал без нее. Его вывезли в Москву, но не спасли.

Могли съесть бесхозных животных. Кто-то нашел сдохшую лошадь. Ее вымачивали и сделали холодец.

Какой травой питались весной?

Ели лебеду, крапиву. Эти растения были довольно вкусными. Сушили головки клевера, толкли их и пекли лепешки, которые имели гадкий вкус. Клевер – красивое растение, но до сих пор, когда я вижу его, оно вызывает у меня отвращение.

Вы помните день прорыва блокады?

В дни, когда объявляли о победах Красной армии, все взрослые были радостные. Мы не понимали, что произошло, прорыв или снятие. Мы только понимали, что случилось что-то очень важное. Мы знали, что если взрослые радостные, значит скоро прибавят норму по карточкам.

В день Победы мы были с мамой на Московском вокзале. Почему мы там оказались – я не знаю. Подошел поезд. Все обнимаются и плачут. Кто от радости, кто – от горя. Папа вернулся в августе 1945 года. В том же году я пошла в школу в первый класс.

Интервью и лит. обработка: Я. Ильяйнен

Рекомендуем

Штурмовики

"Самолеты Ил-2 нужны нашей Красной Армии как хлеб, как воздух" - эти слова И.В. Сталина, прозвучавшие в 1941 году, оставались актуальны до самого конца войны. Задачи, ставившиеся перед штурмовыми авиаполками, были настолько сложными, что согласно приказу Сталина в 1941 г. летчикам-штурмовикам звание Героя Советского Союза присваивалось за 10 боевых вылетов. Их еще надо было совершить, ведь потери "илов" были вдвое выше, чем у истребителей. Любая штурмовка проводилась под ожес...

СМЕРШ и НКВД

Перевооружение армии и создание современных ВВС, проводимое СССР в 30-е годы ХХ века, потребовало срочного обучения десятков тысяч пилотов. Среди них было немало девушек, на равных с мужчинами осваивавших профессию авиатора.
К 1941 году Анна Тимофеева уже была опытным пилотом-инструктором. Она добровольно вступила в действующую армию, где начала воевать в качестве пилота штабной эскадрильи связи. Каждодневные боевые вылеты требовали огромного мужества и умения от пилотов, летавших на безо...

Штрафники

Идя в атаку, они не кричали ни "Ура!", ни "За Родину! За Сталина!" Они выполняли приказ любой ценой, не считаясь с потерями. А те, кто выжил, молчали о своем военном прошлом почти полвека…
В этой книге собраны воспоминания ветеранов, воевавших в штрафбатах и штрафных ротах Красной Армии. Это - "окопная правда" фронтовиков - как командиров штрафных частей, так и осужденных из "переменного состава", "искупивших вину кровью".

Воспоминания: Гражданские

Показать Ещё

Комментарии

comments powered by Disqus