5430
Гражданские

Санталайнен (Писпанен) Людмила Николаевна

Я родилась 27 сентября 1921 года деревне Липово. Сейчас она входит в состав Соснового Бора. Отец работал приемщиком рыбы.     Я окончила 4 класса и начала работать дома, нянчить младшую сестру.   Мать все время болела и умерла в 1936 году. Нас осталось пять детей. Отец женился второй раз.

В 1937 году в деревне было много арестов. В один теплый летний вечер мы возвращались с танцев с друзьями. Нас остановили военные. Они арестовали моего двоюродного брата и еще двух девушек. Однажды я осталась ночевать у подруги. Мы чинили сети. Ночью пришли военные, перерыли весь дом, рылись в письмах подруги. Они разбудили ее 80-летнего глухого отца и увезли его. Больше его никто не видел.

Перед войной отец построил дом в деревне Кандикюля. Вся наша семья переехала в новый дом. Я начала работать в Шепелево на коптильном заводе, ходила пешком 4 км. Потом мне дали место в общежитии.

Известие о начале войны застало меня на рабочем месте. Сначала всю нашу семью отправили пилить лес. Потом в Шепелево  и в Карвалдае мы копали окопы. Нами руководили военные. В деревне появились беженцы, они выкапывали картошку из огородов.

На работе я сильно повредила ногу, пока болела, не получала пайка.  Деньги мы получали в Ломоносове, я попала под бомбежку. Самолеты налетели, как черная туча. Мы стояли под деревом, вокруг нас погибло много людей.  Наша деревня оказалась в блокаде Ораниенбаумского пятачка.

В начале войны военные увезли нашу корову. Мы собрали урожай картофеля. Отец хотел убрать его в яму. Пришел уполномоченный,  и  военные  забрали все. Уполномоченный угрожал  расстрелять, если не отдадим. Две недели мы жили без хлеба, из-за боев не было поставок. Мачеха нашла на чердаке шкурки. Их скоблили и варили. 

Две сестры из нашего колхоза, Маруся  и Тоня,  пошли  писать  заявление на фронт. Они позвали и меня. Я написала заявление. Полковник в военкомате сказал мне:

- Ты не пойдешь на фронт. Тебя там немцы повесят.

И разорвал мое заявление.

- Я тебя не пущу. Ты молодая  и красивая.

Я сказала сестрам, что меня не пустили на фронт. Сказала, что из-за того, что я финка. Теперь я думаю, что полковник пожалел меня. А сестры пропали без вести на фронте. У старшей сестры осталось двое детей. 

Я с 15-летним братом  Карлом  ходила ловить рыбу на Финский залив. Мы ставили сети рано утром, пока еще темно. Немецкие самолеты низко летали и  стреляли обычно в 2 часа дня.  Чтобы не погибнуть от пуль,  мы укрывались белыми простынями. Весь улов сдавали на заготовительный пункт. Домой нам разрешали брать поесть несколько рыбок.

28 марта 1942 года пришел уполномоченный,  нас всех выгнали из домов. Сети остались в море. Из Ломоносова по заливу нас перевезли в Лисий Нос. Мороз был – 28°С, а я осталась в осеннем пальто и резиновых ботинках. От холода спас шерстяной платок. Нас долго возили по стране, потом посадили на пароход. 6 июня 1942 года высадили в пустынном месте в районе Игарки. С нами были немцы, латыши. Мы спали под открытым небом на досках. Работать начали на ловле рыбы сетями.

 

Я познакомилась с военным, который служил здесь. Год мы дружили, и он сделал мне предложение. Мы пошли регистрироваться, но в последний момент, уже на пороге сельсовета, я подумала, что нам пока нельзя жениться, ведь идет война. Я сказала, что забыла паспорт. Вскоре его перевели в другое место. Через некоторое время я получила письмо, он звал приехать к себе. Но, несмотря на его ходатайство, мне не дали разрешения уехать, потому что я финка. Я долго плакала, ведь я его любила. А потом смирилась, и больше мы с ним не встретились.
В 1945 году нас отправили на Карское море. Мы шли пешком 240 км. По дороге мы узнали, что кончилась война.  Все очень радовались.  На Карском море я вышла замуж за своего земляка из нашей деревни, которого я знала с детства. В 1946 году у нас родился сын Бруно. Мы с мужем решили вернуться домой. Плыли на пароходе с заключенными, многие были вшивые, больные. Сыночек заразился и умер от тифа в Красноярской больнице. Мы собрались ехать дальше, а у нас забрали обманом все собранные на дорогу деньги. Пришлось продать все, что было, чтобы купить билеты. Так доехали до Новгорода. Там я устроилась на работу: солила и сушила рыбу, плела сети, чинила тралы. На родину мы вернулись в 1953 году.

Интервью и лит. обработка: Я. Э. Ильяйнен

Рекомендуем

Награды внешней разведки. Символы профессионализма

В любой стране наряду с государственными наградами столь же почетными считаются награды ведомственные, являющиеся высшим знаком профессионального отличия. Служба внешней разведки нашей страны всегда была для простого человека тайной за семью печатями. Не удивительно, что и о наградах этой Службы известно так же мало. А ведь скромный знак профессионального отличия на штатском костюме ветерана может многое рассказать о заслугах этого человека в обеспечении безопасности Отечества. Предлагаемая книг...

Как я считал песчинки

Время - чрезвычайно ценный и невосполнимый ресурс. Оно утекает сквозь пальцы, словно песок, за его ходом невозможно уследить, его невозможно остановить или замедлить. Мы будто заперты в песочных часах, обреченно отсчитывая песчинки своей жизни.

Нематериальные активы: бухгалтерский и налоговый учет

В издании рассматриваются положения законодательных и нормативных актов, регулирующих процессы, связанные с приобретением, движением и списанием объектов нематериальных активов, а также отражение соответствующих хозяйственных операций в бухгалтерском и налоговом учете.

Воспоминания: Гражданские

Показать Ещё

Комментарии

comments powered by Disqus