Шмонов Алексей Сергеевич

Опубликовано 22 июля 2008 года

17183 0

Я, Алексей Сергеевич Шмонов, родился в 1923 году, в городе Скопин Рязанской области. Отец был мастером сборочного цеха шахтного оборудования, а мама - домохозяйка.
Я получил среднее образование, школу окончил перед самым началом войны. Когда учился в десятом классе, в школу пришли инструктора Скопинского аэроклуба, побеседовали с нами. Я заинтересовался и начал обучение в этом аэроклубе.
Наш аэроклуб был прикреплен к Батайскому авиационному училищу, а потому летом 1941 года я туда через военкомат и был направлен, потом при перебазировании я попал в Кировобадское училище.

- На чем летали в аэроклубе?

Пилотаж только на «У-2», этот самолет потом стали называть «По-2».

- Чему учили Вас в училище?

Обучали всему, чему летчика положено было учить. Одно время захотели выбросить парашютный десант на Кавказе, там сложилась крайне тяжелая ситуация, и нас к этому готовили: учили наземному бою, и повышенная парашютная подготовка была. Но потом от планов использовать нас для десанта отказались…
Какие самолеты в училище были? С начала был «Р-5». Потом я несколько полетов сделал на «Пе-2». А затем стал осваивать американский «Бостон».
А за все время службы в авиации я освоил «По-2», «Р-5», «Бостон», «Ту-2», «Ил-28», «Ту-16».
Во время войны я сражался только на «Бостоне». Для того времени они были хорошо оборудованы, и пилотирование удобное было.

- Были ли аварии и катастрофы во время учебы?

Во время учебы все нормально было, ни у меня, ни на курсе не было катастроф. Аварий тоже что-то не припомню…

- Какие были бытовые условия в училище, и потом когда война началась?

Казармы… А во время войны? Ну, ккие бытовые условия могут быть во время войны…
Под казармы приспособляли самые разные строения, вплоть до землянок, когда летали с грунта с полевых аэродромов.

- Как было организовано питание?

На фронте - хорошо. Питались в стационарной столовой, и завтрак, и обед, и ужин. Были официантки, они к БАО относились. И питание, и обслуживание хорошее.

- Вы проходили доучивание в ЗАПе?

Я в ЗАПе не был. В 1944 году я сразу после училища напрямую попал во вновь формировавшийся 408-й полк. Он в это время в Костроме находился, переформировывался из 765-го НБАПа, летавшего ранее на «По-2». Личный состав переучивался на самолеты «Бостон» тип «А-20Ж».
А после Костромы - в Белоруссию, потом Польша… Но я совсем не помню полевые аэродромы.

- К кому в подчинение Вы попали? Не помните уже?

Командир полка Владимир Иванович Солнышкин, если не ошибаюсь.
Я попал в третью эскадрилью, командиром которой был старший лейтенант Тарасов.

- Кто входил в Ваш экипаж?

Экипаж был четыре человека. Помню штурмана - Миша Тебенков. А вот фамилии радиста, и стрелка, забыл, и сейчас не вспомню. Тем более, что они менялись

- А помните ли Вы комиссара полка и начальника особого отдела?

Не помню я уже. Да я и не встречался с особистом. Я же рядовой летчик был и с ним не контактировал. А комиссар придет, побеседует с экипажем… Нормальный был комиссар.

- К моменту Вашего появления в полку остались ли люди, уже принимавшие участие в боях до того?

Конечно, были те, кто на «По-2» уже воевали. По их рассказам особо больших потерь в полку на «По-2» не было.

- Стрелковое оружие на Ваших самолетах было чьего производства?

Группа выпускников Кировобадской школы летчиков

Стрелковое оружие наше ставили, калибра 12,7 мм.
Самолеты, прежде чем поступить в боевые части, проходили через мастерские - ПАРМы. (Передвижные авиационные ремонтные мастерские)
Переделки бывали довольно существенные, на пример на штатные бомбодержатели наши бомбы «не садились». И не только бомбодержатели под наши бомбы меняли, но даже передние кабины для штурмана делали. «А-20» был задуман как штурмовик, и передней кабины не было, там был отсек стрелкового вооружения. А у нас его переоборудовали.

- Какие задачи выполнял полк?

Наш полк точечные удары не наносил, скорее полустратегические. Мы бомбили железнодорожные узлы, наносили удары по морским объектам. Особенно в Польше и по Кенигсбергу.

- Какой строй держали при выполнении задачи?

В основном эскадрильей - девятками. Вначале я был у ведущего ведомым справа, потом был даже самым крайним ведомым. Вот тогда-то 28 апреля меня истребители и сбили.

- Сколько раз Вы были сбиты?

Наш самолет был сбит один раз, на вынужденную на фюзеляж садился. И еще один раз я привел на свой аэродром поврежденный самолет. Но, это не сбит был, а просто самолет поврежден. А так, один раз я был сбит.

- А как Вас сбили?

Мы задание выполнили, но на обратном пути на нас напали немецкие истребители. Мы атаку просто прозевали - расслабились. Истребители с хвоста зашли и ударили. В кабине погиб радист, а стрелок был ранен. Один двигатель повредили и управление рулевое… Пришлось мне садиться на фюзеляж.

- Как Вы потом выбирались? За Вами приехали?

Я сел в поле, попал в расположение кавалерийского корпуса. Потом за мной «По-2» прилетел…

- А с машиной что сделали?

Подорвали… Боекомплект, патроны убрали, а бомб не было, я же уже отбомбился. Кавалеристы там себе что-то забрали, то ли патроны, то ли и пулеметы прихватили…

- Кто представлял большую угрозу, истребители или зенитки?

Конечно истребители. Зенитки тоже опасны, но истребители представляли угрозу бомбардировщикам намного большую.

- На какой высоте Вы шли к цели?

Обычно на средних высотах: от двух с половиной до четырех тысяч. В зависимости, какой объект бомбить надо. Перед бомбежкой цели снижались немножко.

- Каково было наибольшее удаление цели от аэродрома базирования?

Наши цели располагались в пределах трехсот километров. Мы обычно летали со скоростью четыреста пятьдесят километров в час. Летали не по прямой, и по времени продолжительность полета получалась около двух часов.

- Сколько было боеых вылетов в день?

Максимально наша бомбардировочная авиация делала два вылета в день, не больше. Налет где-то в пределах шести часов в сутки.

- Что считалось боевым вылетом?

Боевым вылетом считался вылет при условии выполнения задания - сброс бомб по заданной цели, к примеру.
Если вернулся с бомбами, то полет боевым вылетом не считался. Или если на заданную цель не вышли, тоже.

- Как выбиралась бомбовая загрузка? Какие боеприпасы использовали?

Они заметно отличались, в зависимости от цели. По живой силе - осколочные, по железнодорожной станции - фугасные или зажигательные.

- Использовали ли при штурмовке курсовые пулеметы, которыми управлял летчик?

Не курсовые, а носовые были пулеметы. Два пулемета стояло. Нет.

- А как Вы оцениваете эффективность Ваших ударов?

Эффективность, я считаю, была неплохая… Особенно хороший удар мы нанесли по плавсредствам в Гданьске. О наших действиях неплохо отзывались…

- Помните ли Вы кого-нибудь из погибших однополчан?

Помню Толю Балуев, Льва Тышлера… Наш полк понес большие потери в Польше. Там и они погибли.
(Данные ОБД Мемориал: Балуев Анатолий Афанасьевич, летчик мл.лейтенант, 1922 г.р., не вернулся с боевого задания 16.4.1945г, Тышлер Лев Хациелович, 1916 г.р., лейтенант, штурман звена погиб на боевом задании 27.4.1945г.)

- А наши истребители Вас сопровождали?

Летали. Много истребителей на прикрытие не давали. Нам обычно пары две выделяли. Истребители прикрытия обычно шли сверху парами, по боками, и как только увидели, что появились немецкие истребители, начинали ножницами ходить над строем.

- Попадали ли Вы сами под бомбежку когда-нибудь?

Да, еще в 1941 году, в октябре месяце бомбили наш аэродром… А на фронте наши аэродромы не попадали под бомбежку.

- Были ли бомбовые удары по своим, по ошибке, когда-нибудь?

Ни в нашем полку, ни в дивизии не было таких случаев.

- Летчиков, только прибывших в полк, сразу в бой выпускали или предпочитали доучить в полку?

Предпочитали доучить, дать немножко пролетать. Потом первые вылеты на цели, которые были менее опасные. Постепенно вводили…

- Были ли у вас потери по техническим причинам?

По техническим причинам однажды погиб экипаж. Мотор отказал, а летчик не справился с пилотированием, сорвался…

- Были ли случаи трусости? И что в таких случаях делалось?

Нет, я такого не встречал.

- А Вы слышали про такие случаи в других частях?

Нет, в бомбардировочной авиации я не слышал. Там трусость не проявишь, все вместе в строю… Никуда не улетишь - как только от строя оторвался, считай сбили.

- Известны ли Вам случаи, сбития стрелками наших бомбардировщиков немецких истребителей?

Алексей Шмонов показывает Ту-16 Египитским военным

Истребители мы сбивали. Вот у меня стрелок сбил в бою немецкий истребитель…

- Были ли в полку Герои Советского Союза?

В нашем полку не было.

- Как фиксировалась результативность ударов?

Визуально, если была возможность… Были самолеты с фотокамерами, которые снимали результаты. Еще были подтверждения местным населением.

- Какие характеристики самолета летчики считали наиболее важными?

Какие характеристики? Самая важная для пилота характеристика самолета это управляемость. Легкость в управлении. Устойчивость и управляемость самолета. И чтобы не затягивало в штопор…

- На какое время обычно хватало самолета? Месяц, два, год?

У каждого самолета устанавливался лимит налета, но сколько именно, я не знаю. У нас не меняли до конца войны, отлетали на одних и тех же самолетах. Не ремонтировали, и ничего. Если только сбивали, тогда конечно замену присылали.

- Как те же задачи выполняли немцы? Лучше? Хуже?

Бомбардировочная авиация особо не отличалась друг от друга.

- Как оцениваете летчиков противника?

Среди них были и опытные, а кто помоложе менее опытные… Ну как сказать… Были и лучше, были и хуже. Как и у нас.

- Как менялась тактика применения бомбардировщиков во время войны?

В авиации тактика менялась с появлением новых самолетов и их новыми возможностями. Более совершенная техника поступала. В зависимости от оснащения, технического оснащения самолета, менялась и тактика ведения боя. Бостон был сильным самолетом, и к примеру нес в два раза большую нагрузку чем Пе-2.
Вот строй не менялся - в основном мы летали девятками.

- Встречались ли Вы с союзниками на земле?

Нет. И в воздухе не встречался.

- Получали ли еду и обмундирование от союзников?

В училище, когда мы были в Закавказье, было ленд-лизовское продовольствие, а на фронте, в основном, все было свое.

- Как и где встретили победу?

Я в Германии встретил победу. Стояли на полевом аэродроме перед рекой Одр.
Сообщили, что война закончена. Все обрадовались, праздновать начали… А потом снова еще три дня были в готовности, потому что были недобитые гарнизоны на островах в Северном море… Там немцы не сдавались. И мы сидели в готовности, чтобы бомбить, еще три дня после Дня Победы.
А потом и они сдались…

- Сколько вылетов Вы сделали?

Построение полка в Египте. Под фюзеляжем Ту-16 виден самолет с Египетскими ОЗ.

Семьдесят три боевых вылета.

- А вместе с учебными?

Вот я уже все это сейчас не помню. Всего у меня налет - тысяч пять часов…

-А какие у Вас награды? И за что?

Орден Ленина, два Боевых Красных Знамени, Отечественной войны I и II степени, две Красной звезды - семь орденов, и примерно двадцать медалей. Да, и один еще орден иностранный - египетский. Награды и боевые, и за испытание техники, и за выполнение спецзадания в Египте.


- Как сложилась Ваша послевоенная судьба? Чем Вы занимались?

После войны я продолжал служить в авиации, до 1972 года я летал, дослужился до командира авиационного полка. Полковником, с должности командира полка ушел в запас. Служил в Польше, потом в Западной Украине, в Египте был два раза. Один раз в 1962 году, тогда мы участвовали в боевых действиях, и я был награжден, потом еще в 1969 году.

Интервью: Владимира Апполонова

Лит. обработка: Игорь Жидов

Текст набран: С. Спиридонова




Читайте также

Тот увидел – вот деревушка есть, там церквушка есть: давай туда… отошли немного – бах! – в эту церковь и сбросили бомбы. На другой день в полку требуют найти, кто бомбил такую-то церковь и прочее. Все дрожат. А потом разобрались: оказывается, там было собрание немцев, командующий фронта проводил совещание, и они накрыли их там, и...
Читать дальше

Самое главное - это учет направления и скорости ветра. Второе - учет высоты. От определения какое атмосферное давление на какой высоте зависит скорость полета. А подтверждалось это уже визуальным наблюдением при подходе за сто километров, взяли курс на эту цель, выход на цель, уже курс не меняли, но после того курс не меняли. Вот...
Читать дальше

Дернул за кольцо. Нет динамического удара. Я глянул - бог ты мой! - у меня стропы закручены, и купол колбасой вьется. Начал стропами шуровать, работать, чтобы раскрутить. Ничего не получается. Я лечу вниз. Стал кричать, как перед гибелью все люди кричат. Мой крик в пространстве, как писк мышки, наверное. Пробиваю облачность, земля...
Читать дальше

Тогда инструктор сел на пилотское сидение, я сзади, начинаем разбег. Перед отрывом винт на двигателе вдруг самопроизвольно переходит на большой шаг, а в этом случае не взлетишь. Инструктор вновь прервал взлет… Выяснили, что-то с масляной схемой не в порядке. И тут мне легче стало…

Читать дальше

Но от зениток нельзя уклониться только на боевом курсе, а так можно и маневрировать и высоту менять. А вот если истребители нападут, тут приходится тяжело: хоть виляй, хоть не виляй - он же рядом висит. Тут главное плотнее встать, чтобы несколько пулеметов отражали атаку. И конечно маневр. Вот где слетанность важна! Я смотрю...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты