10859
Медики

Блинова Вера Васильевна

Сама я не из Костромы, а из Калуги. Там от Калуги в 30-ти км находится село Кондрово. Папа был директор фабрики, а мама нигде не работала. И я 16-ти лет ушла на фронт. Прошла всю войну. Где я только не была. На Украине, в Польше была, в Германии. 22 июня мне было 17 лет. Я пошла в военкомат и сказала: «Пошлите меня на фронт». Они сказали: «Нам люди там нужны». Мне сразу дали повестку. Ну и меня послали учиться на медсестру в запасной полк. Там я училась. Меня учили, как перевязывать раненых. Я выучилась, сдала экзамен на «отлично». Меня отправили на фронт. (По данным ОЭБД «Подвиг народа» Блинова В.В. в РККА с 01.03.1943. Записана рабочим кухни.  Прим С.С.)

Как вы попали на передовую?

На фронт я попала в 1942 году. Было лето.  Я попала в 58-ю стрелковую  Одерскую дивизию. Командовал генерал-майор…  дай бог памяти… Самсонов. (Возможно, ошибка памяти.  А.И. Семенов генерал-майор командовал 58-й СД по 09.01.43 прим. С.С.).  Всю войну я была в этой дивизии. И в Польше, и в Чехии, Берлин брали. Наград конечно у меня много. «За отвагу», за Берлин, за Польшу. (К сожалению, медаль «За отвагу» и орден Красной Звезды украли у Веры Васильевны, когда она жила одна. Сейчас проживает с внучкой.  Про награждение орденом КЗ информации не найдено. Прим С.С.) И в день Победы я надеваю платье с медалями и хожу, горжусь, что я участник войны.

Так вот я попала на фронт, когда шло наступление. Какой брали город, я не помню. Я перевязывала раненых, и санитары их уносили. А убитыми занималась специальная команда.

Вера Васильевна, а вы раненых выносили с поля боя?

Нет. Я только перевязывала их. Вытаскивали их санитары. Мужики. Они их клали на носилки и уносили в медсанбат. В медсанбате их сортировали кого и куда. Еще помню случай. Как раз тогда пошли в наступление.  И в  один наш танк попал немецкий снаряд. Танк загорелся. Пришлось из танка вытаскивать. Верхний люк был открытый. Они и сами конечно вылезали, но они были сильно ранены. И кого-то помню, вытаскивали. Четверо было в танке. Вытащили их. Двое помню, были раненые. Их потом отправили в медсанбат. Танк был Т-34.

Далеко танк успел уехать от ваших окопов?

Нет. Вот как до того дома. (Показывает рукой. Примерно 100-150 метров. Прим. С.С.) Вот туда я ползла.

Вы сами поползли туда или был приказ?

Рядом командир был. Он приказал.

Когда вы ползли, в вас стреляли?

Немцы? Да. Стреляли.

Медсестра Вера Васильевна Блинова, великая отечественная война, Я помню, iremember, воспоминания, интервью, Герой Советского союза, ветеран, винтовка, ППШ, Максим, пулемет, немец, граната, окоп, траншея, ППД, Наган, колючая проволока, разведчик, снайпер, автоматчик, ПТР, противотанковое ружье, мина, снаряд, разрыв, выстрел, каска, поиск, пленный, миномет, орудие, ДП, Дегтярев, котелок, ложка, сорокопятка, Катюша, ГМЧ, топограф, телефон, радиостанция, реваноль, боекомплект, патрон, пехотинец, разведчик, артиллерист, медик, партизан, зенитчик, снайпер, краснофлотец
Страничка из дневника Блиновой В.В.

Страшно из окопа вылезать было?

Нам-то знаете, страшно не было. Нам на фронте давали спирту. По 100 грамм спирта мы разбавляли водой.  Мы ничего не боялись. Мы боялись только Гестапо. Гестапо заберет, начнут издеваться. (По словам внучки, Вера Васильевна первый раз вылезти из окопа отказалась, сильно испугалась. Говорила, летели пули и было невозможно страшно.) Спирт пили постоянно. Многие девушки  потом спились после войны. Я на фронт когда приехала, мне дали полстакана неразведенного спирта. Вот я выпила. Вы не поверите, страх пропал. Подшофе была. Никакого страха не было.

Женщина могла раненого вытащить с поля боя?

Женщина? Женщина не могла. Раненого очень тяжело вытащить.

Раненых много было?

Много наших было. Много. А как вы хотели? Идет солдат в бой ему дают вина, и он бесстрашно идет в бой. Идет никого не боится. Даже нам давали, женщинам.

Когда вы немцев увидели в первый раз?

Они попали в плен. Вот так я впервые увидела немцев.  Они очень сильно боялись. Наши им дали очень сильно прикурить.

А если немец попадался раненый, вы его перевязывали?

Да. Он нужен, чтоб получить информацию. Про его часть, и что-где находится.

Расскажите про раненого немца.

Да, я нашла немца. На поле. Он там лежал. Осень была. Холодно. Он лежал между окопами. Съежился весь.  Я к нему подошла. Он наставил на меня пистолет. А у меня распахнулась шинель, и он увидел юбку. Может поэтому не стал стрелять. Я его перевязала. Он мне потом кольцо давал с камнем. Но я это кольцо не брала. Не надо мне. Этот офицер был ранен в ногу и в руку. Пулевые ранения. Ходить он не мог. Наши забрали его на допрос. За этот случай имею награду «За отвагу» (По данным ОЭБД «Подвиг народа» В.В. Блинова награждена медалью «За отвагу» за бой 23 апреля 1945 года в Массов лесу в Германии: «….производила перевязку раненых под непосредственным огнем противника, где и была ранена…».  Прим. С.С.)

Как вас ранили?

Снаряд разорвался возле меня. Мяса вырвало кусок. И вот смотри кость как срослась. Раненого перевязывала, ударило меня. А очутилась при медсанбате. Как привезли, не помню сейчас. И еще контузия у меня была. Шли по дороге и нас начали бомбить.  А мы с обозом на телегах. Все побежали в лес, а мы легли под тележку.  Надо было закрыть уши и открыть рот. А мы просто визжали от страха. И из ушей кровь у нас, потом шла. Перепонки лопнули.

Где спали на фронте?

В окопах. И командиры тоже.  Все вместе жили. Там никаких счётов нет.


Как кормили?

Каша. Приезжала кухня. Круглая такая. А одни раз мы склад захватили. Склад был продуктовый. А есть ничего нельзя. Травилось много наших. Немцы то спирт отравят, то продукты. Там были ящики с конфетами. Ящик открыли. И мы кидались этими конфетами.

Как вы были одеты на фронте?

Гимнастерка, кирзовые сапоги, юбка. И давали шинель.  И еще был черный берет с красной звездой.

Вши были?

У нас нет.

Оружие было у вас?

Нет, не было. Мне разведчики, я дружила с разведчиками, принесли немецкий пистолет. Маленький такой. Всё время он у меня был в кармане юбки.  Когда война окончилась, был приказ сдать все оружие. Кто не сдаст, получит 10-15 лет тюрьмы. Я положила его в карман. Когда мы пересекали границу, всех проверяли. Пришлось отдать. А хотела с собой взять. Не получилось ничего.

Медсестра Вера Васильевна Блинова, великая отечественная война, Я помню, iremember, воспоминания, интервью, Герой Советского союза, ветеран, винтовка, ППШ, Максим, пулемет, немец, граната, окоп, траншея, ППД, Наган, колючая проволока, разведчик, снайпер, автоматчик, ПТР, противотанковое ружье, мина, снаряд, разрыв, выстрел, каска, поиск, пленный, миномет, орудие, ДП, Дегтярев, котелок, ложка, сорокопятка, Катюша, ГМЧ, топограф, телефон, радиостанция, реваноль, боекомплект, патрон, пехотинец, разведчик, артиллерист, медик, партизан, зенитчик, снайпер, краснофлотец

Надпись на обороте: "На память Веруське от Леонида 22.06.45 г. чехия." орф.сохр

Как разведка одевалась?

Гимнастерки. Масхалатов не было. Ползали прямо так. Жили они отдельно. Погибали они. Меняли их быстро. Я с разведкой так познакомилась. Раненого подобрала на поле. А он сказал: «Я разведчик». Осколками был ранен. Ребята были отличные. Русские ребята. Языка одни раз привели, фрица. Молодой парень. Сказать ничего не может. Растерялся. Только твердил: «Русский солдат гут»

Власовцев встречали?

Это которые предатели? Встречали. На Украине. Продажные шкуры. Там очень много «бандеры» было.  Над нашими ребятами издевались. Их ловили по лесам. Иной раз их брали на фронт. Иной раз они сами сдавались. Они плохо воевали, а немцы воевали хорошо.

Наши солдаты не хулиганили за границей?

Нет. Ни одна немка, никто не жаловался. А то они врут сейчас. Они даже их не обижали. Вы б посмотрели, какие они были. Желтые. Зубы такие большие передние. Видно курят. Да некрасивые такие. Одеты по-простому. Я бы хотела сказать что в Германии люди жили по разному. Вот гестаповцы жили хорошо, а простые люди жили похуже.

Про Берлин что помните?

Одер форсировали, а потом Берлин. Там была с 58-й дивизией. Он какой-то темно-серый мрачный, тоска от него. Там нам генерал объявил, что Победа. Не помню фамилию. И Вислу помню, еще форсировали. Я переплывала сама. Плавала хорошо. Прямо в форме плыла. А из сапог воду выливали, помню. Висла в том месте была неширокая.

К Рейхстагу ходили?

Ходила. Он был выкрашен в темно-коричневый цвет. Печальное какое-то ощущение от него.

Как оцениваете командование?

Командиры у нас были хорошие.

Интервью и лит.обработка:С. Смоляков

Наградные листы

Рекомендуем

Мы дрались на истребителях

ДВА БЕСТСЕЛЛЕРА ОДНИМ ТОМОМ. Уникальная возможность увидеть Великую Отечественную из кабины истребителя. Откровенные интервью "сталинских соколов" - и тех, кто принял боевое крещение в первые дни войны (их выжили единицы), и тех, кто пришел на смену павшим. Вся правда о грандиозных воздушных сражениях на советско-германском фронте, бесценные подробности боевой работы и фронтового быта наших асов, сломавших хребет Люфтваффе.
Сколько килограммов терял летчик в каждом боевом...

Я дрался на Ил-2

Книга Артема Драбкина «Я дрался на Ил-2» разошлась огромными тиражами. Вся правда об одной из самых опасных воинских профессий. Не секрет, что в годы Великой Отечественной наиболее тяжелые потери несла именно штурмовая авиация – тогда как, согласно статистике, истребитель вступал в воздушный бой лишь в одном вылете из четырех (а то и реже), у летчиков-штурмовиков каждое задание приводило к прямому огневому контакту с противником. В этой книге о боевой работе рассказано в мельчайших подро...

История Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. в одном томе

Впервые полная история войны в одном томе! Великая Отечественная до сих пор остается во многом "Неизвестной войной". Несмотря на большое количество книг об отдельных сражениях, самую кровопролитную войну в истории человечества не осмыслить фрагментарно - лишь охватив единым взглядом. Эта книга ведущих военных историков впервые предоставляет такую возможность. Это не просто летопись боевых действий, начиная с 22 июня 1941 года и заканчивая победным маем 45-го и капитуляцией Японии, а гр...

Воспоминания

Перед городом была поляна, которую прозвали «поляной смерти» и все, что было лесом, а сейчас стояли стволы изуродо­ванные и сломанные, тоже называли «лесом смерти». Это было справедливо. Сколько дорогих для нас людей полегло здесь? Это может сказать только земля, сколько она приняла. Траншеи, перемешанные трупами и могилами, а рядом рыли вторые траншеи. В этих первых кварталах пришлось отразить десятки контратак и особенно яростные 2 октября. В этом лесу меня солидно контузило, и я долго не мог пошевелить ни рукой, ни ногой, ни вздохнуть, а при очередном рейсе в роты, где было задание уточнить нарытые ночью траншеи, и где, на какой точке у самого бруствера осколками снаряда задело левый глаз. Кровью залило лицо. Когда меня ввели в блиндаж НП, там посчитали, что я сильно ранен и стали звонить Борисову, который всегда наво­дил справки по телефону. Когда я почувствовал себя лучше, то попросил поменьше делать шума. Умылся, перевязали и вроде ничего. Один скандал, что очки мои куда-то отбросило, а искать их было бесполезно. Как бы ни было, я задание выполнил с помощью немецкого освещения. Плохо было возвращаться по лесу, так как темно, без очков, да с одним глазом. Но с помо­щью других доплелся.

Показать Ещё

Комментарии

comments powered by Disqus
Поддержите нашу работу
по сохранению исторической памяти!