Дубровская Валентина Ивановна

Опубликовано 23 июля 2006 года

14949 0

Истинной трагедией можно назвать 1941-1942 годы в истории Великой Отечественной войны. Под натиском неисчислимой вражеской силы наши войска отступали, неся большие потери в живой силе и технике. Вражеские самолеты, казалось, бомбили беспрестанно. Жители покидали свои дома и бежали без оглядки. Улицы городов и деревень, поля и дороги были усыпаны человеческими трупами и останками скота. Все вокруг горело, гарь и дым застилали пространство. Глубокие рваные раны от осколков бомб и снарядов приводили в ужас: на телах людей буквально не было живого места. И не меньшее душевное страдание мне - военной медсестре - доставляло то, что практически невозможно было уберечь раненых от повторного ранения под постоянными бомбежками и артобстрелами.
Но люди превозмогли! Выдержали натиск, остановили врага, сами перешли в наступление. И наш артиллерийский полк был направлен на Ленинградский фронт - для прорыва. Знаменитые Синявская и Любанская наступательные операции. Раненые и выбившиеся из сил бойцы утопали в болотах, а их однополчане упрямо рвались вперед, сокрушая ненавистного врага! Дивизия несколько раз попадала в окружение. В этих боях гибло так много людей, что наш медсанбат с трудом успевал оказывать помощь раненым и хоронить погибших. Вскоре стали поступать окруженцы-блокадники. Все они были страшно истощены: худые лица, рассеянный, блуждающий взгляд, идти самостоятельно не могли - только ползли... Требовалась срочная медицинская помощь, и мы, не считаясь со временем и собственной усталостью, оказывали ее круглосуточно - день за днем.
По нарастающему напряжению боев чувствовалось, что вот-вот начнутся главные события. Так и случилось: наши армии освободили Псковскую, Новгородскую и Ленинградскую области. Особенно ожесточенные бои шли за Новгород и за железнодорожную ветку Псков - Остров. Потери были огромные и с нашей, и с немецкой стороны. Но вот настроения в войсках складывалась совершенно иные: мы почувствовали вкус Победы!
Во время обработки раненых я все чаще слышала добрые слова в адрес командующего Леонида Говорова. Бойцы и командиры особо подчеркивали, что требовательный генерал справедлив и внимателен, проявляет большую заботу о быте и питании солдат. И вдруг в 1944 году командир полка подполковник Коршунов объявляет, что Леонид Александрович вскоре будет у нас.
Встреча эта произвела на меня очень сильное впечатление. Говоров являл собой пример истинного русского офицера: спокоен, подтянут, очень внимателен к рядовым бойцам. Обходя строй, командующий всматривался в каждого солдата, дотошно расспрашивал о боевой жизни, фиксировал каждую мелочь и тихо, как бы невзначай, давал указания. Все свои обещания Леонид Александрович Говоров выполнял в условиях войны обязательно.
Вскоре нашу дивизию перебросили на другой участок фронта. В жестоких схватках с фашистами освободили Украину, Белоруссию, Польшу, Прибалтику, победным маршем вошли в Восточную Пруссию. От стен Берлина направились освобождать Чехословакию, где и встретили долгожданное известие о Великой Победе!
После войны вернулась на Родину. Пошла работать на самый трудный участок - на шахту...

"Слава обретенная в боях" М. 2001 ISBN 5-93238-049-7




Читайте также

Но больше всего времени я проводила на дежурстве в санитарной машине, которую мы между собой называли «шарабан». Она представлял собой металлический фургон, где находился минимальный набор медикаментов. Наша санитарная машина всегда стояла на краю аэродрома, дожидаясь возвращения летчиков с заданий. Особенно страшно было...
Читать дальше

Был лозунг: «Всё для фронта и всё для войны», но – видите, у нас какое правительство? В войне все участвовали. Не будь в тылу женщин и стариков – победы бы нам не видать. И не будь на фронте нас – это ведь мы… наверное, миллионы девушек было! Победы бы без нас тоже не видать. Зачем же нас призвали? Конечно, такие силы были потеряны...
Читать дальше

А утром – ещё раненых полно: наши стали бомбить, думая, что мы – это немцы, а мы же уже отступили. То есть, были свои. Под свою авиацию попали, и очень много было раненых. Война – это никогда не под линеечку. Наступай, потом отступай, потом бей там… потом, значит, отдыхай. У нас отдыха этого – не было. Отдыха… мы работали столько,...
Читать дальше

Я уходил последним. Когда я с трудом спустился в узкую щель, где нельзя было повернуться, мне сперва показалось, что этой дырой пролезть нельзя. Но зная, что ряд товарищей уже ушли, я протиснулся и пополз по горизонтальному ходу под полом. Внизу хода стояла вонючая вода на глубину выше колена. Над водой сбоку шла труба...
Читать дальше

Через несколько дней приехали под Смоленск, и с первых же дней начались бои. С утра начали бомбить, одни самолеты улетают другие прилетают. Сразу же появилось очень много раненых. У первого раненного к которому я подошла, была почти оторвана рука, я стала шину накладывать, как опять закричали «воздух», я рядом легла и бинтовала....
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты