1924
НКВД и СМЕРШ

Григорьев Георгий Иванович

Дата рождения :19 января 1912 года-?

Место рождения: Торжокский р-н деревня Свининкино Калининской обл.

Место призыва: Торжокский РВК

Дата призыва: __.__.1938г

Место службы: 465 сп 111сд Калф; 473 сп 154 сд 1 Прибф

С июля 1938 года был призван на службу в органы НКВД и назначен заместителем областной газеты политуправления милиции по Калининской области «На страже революции При поступлении на указанную службу имел звание лейтенант. На этой должности проработал до ноября 1939 года и был затем направлен в Ленинградскую школу политработников НКВД, в которой учился до июля 1941 года. Затем продолжил службу в качестве старшего инструктора политотдела УНКВД по Калининской области, до февраля 1942. После проходил службу в действующей армии в 468 стрелковом полку 111 стрелковой дивизии, затем в 473 стрелковом полку 154 стрелковой дивизии и был уволен в апреле 1946 год.

С конца 1949 до января 1953 года работал в Литве в должности зам. начальника управления милиции Клайпедской области, в 1955 г. окончил академию МВД СССР, Затем продолжал службу в МВД Калининской области и Мордовской АССР до увольнения на пенсию в 1956 году. С 1962 по 1974 год работал заведующим внештатным отделом обкома профсоюза текстильной и легкой промышленности г.Калинина

Награжден:

Орден «Отечественной войны»2 степени, 2 ордена «Красной Звезды», медаль «За боевые заслуги»

(политрук стрелковой роты 468 стрелкового полка 111 стрелковой дивизии 30 армии участник боев за город Ржев в июле-августе 1942 года)

(Архивный отдел администрации города Ржева Ф.451, оп.1, д270)

111 стрелковая дивизия формировалась в городе Бежецке и в деревнях района (Калининская область) в мае – июле 1942 года куда прибыла с северо-западного фронта. Прибыли только штаб дивизии и штабы полков. Батальоны и роты формировались заново.

Я прибыл в эту дивизию 2 мая с 3-х месячных курсов переподготовки политработников.Сперва прибыли только офицерский состав из запаса и сразу же приступили к тактическим занятиям. Занимались ночами в целях маскировки.

В первых числах июня стали прибывать сержанты и солдаты и сразу же с ними приступили к занятиям, готовили к наступательным боям, но на подготовку к боевым действиям был всего один месяц.

За такой короткий срок, конечно, нельзя – невозможно подготовить опытных солдат и сержантов, да и офицерский состав был весь из запаса, не имел прочных знаний, а главное не имел боевого опыта, что во время боевых действий приводило к излишним потерям – мы не умеем грамотно воевать. Рядовой состав – это большинство жители Калининской области, так что эту дивизию вполне можно считать Калининской.

В июле месяце (дату не помню) наш батальон ночью погрузили в товарные вагоны и поезд тронулся, куда везут нам не объяснили, на станциях не останавливались, да они и не освещались все равно не понять какие места проезжаем. И только когда поезд остановился в пригороде моего родного Торжка я понял, что нас везут на фронт под город Ржев.

Окончательная остановка была ночью, в старицком районе. Шли ночами в сторону Ржева. Деревни расположенные по маршруту нашего следования были почти полностью сожжены, видны были только печи с высокими трубами да кое-где изредка виднелись отдельные постройки. Это было удручающее, ужасное зрелище, оно вызывало справедливое возмущение всего личного состава и невольно возникало желание поскорее отомстить фашистам.

Когда еще формировались я как политрук рассказывал солдатам, сержантам о жестокости и варварстве фашистов, но недаром говорят, что лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать – это уже наглядно, зримо, что такое фашист.

Остановились в лесу, место точно не знаю, т.к. топографических карт нам не дали и мы не могли сориентироваться, где мы находимся. Это видимо тоже сделано было для маскировки, т.к. мог найтись предатель, перейти к врагу и указать место нашего расположения. Сразу же ночами стали готовиться к наступательным боям. Разъясняли как нужно вести себя в бою всегда помнить о взаимной выручке, точно и беспрекословно выполнять команды командиров. Большое внимание уделяли разъяснению сложившейся обстановки на фронтах.

Главная задача, которая ставилась перед всем личным составом: Ни шагу назад, только вперед, никакой пощады фашистам. Тогда был священным для всех лозунг: «Смерть немецким оккупантам».

Командира роты лейтенанта Стрелкова (до войны работал инженером-энергетиком на Электростанции в Москве) и меня тревожил вопрос – как поведут себя в бою солдаты и весь личный состав роты в бою – ведь все они были необстрелянные, не участвовали в боях, как говорят - не нюхавшие пороху, да и заниматься обучением личного состава пришлось мало времени, за такой короткий срок нельзя было – т.е. невозможно хорошо познакомиться, не только изучить, даже сержантский и офицерский состав. По возрасту личный состав был не однородный по социальному положению и не одинаков по возрасту от 18 до 40 лет. У молодежи настроение было более боевое, они спрашивали когда начнем бить фашистов, а у солдат старших по возрасту настроение было иное – они тоже считали своим долгом бить фашистов, скорее их уничтожать, но у большинства из них остались дома жены, дети, хозяйство и это отражалось на их настроении.

Находились мы недалеко от переднего края нашей обороны – близко слышалась стрельба стрелкового оружия и разрывы снарядов так что все стали привыкать к фронтовой обстановке, хотя обороны врага и не видели.

В конце июля, накануне дня наступления, мы сосредоточились в запасных окопах переднего края нашей обороны.

В ночь на 31 июля 1942 года отошли в лес, где я зачитал приказ командующего (фронтом) Калининским фронтом генерал-полковника Конева и члена Военного совета генерал-лейтенанта Леонова о наступлении на город Ржев. В приказе говорилось о большом значении нашего наступления на город Ржев, что это большая помощь нашим войскам сдерживающим наступление фашистов под Сталинградом.

Но в любой сложной и опасной обстановке находятся люди, которых обстановка не особенно-то волнует, им ближе к сердцу личные потребности. Так случилось и на этот раз. Когда я кончил читать приказ командир роты лейтенант Стрелков спросил Какие есть вопросы? Тогда солдат Чапышкин – до призыва в армию работавший в колхозе пастухом, никогда неунывающий и веселый и всегда голодный, почему он хорошо и запомнился, задал вопрос: «Будет ли во время боя обед?» И несмотря на тревожную, ответственную обстановку все дружно засмеялись, но командир роты растерялся от такого неожиданного вопроса и немного помолчав сказал, что он в боях не бывал и не знает бывает ли во время боя перерыв на обед. Этот вопрос решит начальство.

Забегая вперед скажу, что Чапышкин вел себя в бою храбро, показывал образец мужества и был убит в первом же бою – в него попала вражеская мина и он был разорван на части.

Когда все успокоились от такого неожиданного вопроса, командир роты объяснил боевое задание роте – мы вместе с другими ротами батальона должны взять деревню Ново-Семеновское и продолжать наступление в направлении санатория им. Семашко. Нам придавались два танка английских, которые почему-то назывались Валентины.

Начали наступление рано утром после получасовой артиллерийской подготовки. Начали наступать вместе с танками по полю (низине) заросшему высокой травой-осокой. Танки не могли преодолеть это поле, они остановились, т.к. гусеницы забились осокой и танки не могли продвигаться вперед. Кругом послышались возгласы наших солдат: «Это второй фронт завяз, обойдемся и без них».

Несмотря на плотный оружейный, пулеметный, минометный и артиллерийский обстрел и потери, наступали мы дружно и подошли почти вплотную к деревне Ново-Семеновское, но дальнейшее наступление приостановил сильный заградительный артиллерийский обстрел врагов и мы вынуждены были залечь. Затем фашисты дважды ходили на нас в контратаку, но мы их отбивали с большими для них потерями, но мы также несли большие потери от оружейно-пулеметного огня. Был ранен командир роты. Мы несли бы меньше потерь, но нам нечем было окапываться, не было саперных лопат, а без лопаты как в наступлении, так и в обороне очень трудно – их отсутствие всегда ведет к лишним потерям. Достаточного количества лопат при формировании нам не выдали т.к. их просто не было.

Обстановка в стране в 1942 году была очень тяжелой, война требовала больших материальных затрат и лопат, видимо, для всех промышленность не могла изготовить, их не хватало для всех воинских частей, ведь их нужно было миллионы. Невозможность окопаться осложнило обстановку, мы не могли надежно закрепиться на занятом рубеже и несли излишние неоправданные потери личного состава.

С наступлением темного времени, уже почти ночью нам приказали отойти на исходный рубеж. Личного состава осталось не более 1/3. Наши позиции заняло другое подразделение.

2 августа наступление возобновилось. Нашей роте поставили задачу наступать левее деревни Ново-Семеновское. Это было примерно полдень, без артиллерийской подготовки – это видимо было отвлекающее наступление, нам цель его не объяснили, просто приказали занять какой-то рубеж на расстоянии 1,5-2 километра.

В начале дело у нас шло хорошо, мы успешно продвигались вперед длинными перебежками. Фашисты пошли нам навстречу в контратаках, но по ним дали залп наши Катюши и на этом контратака фашистов прекратилась. Мы еще продвинулись вперед, но попали под сильный фланговый пулеметный огонь и артиллерийский обстрел. Несмотря на тяжелые боевые условия и большие потери убитыми и ранеными не было случаев проявления трусости или бегства с поля боя.

И мы опять понесли большие потери. Тут сказалось отсутствие боевого опыта и должного военного образования как у нас офицеров роты, так и у командира батальона, он тоже был из запаса, воевал в гражданскую войну, но Отечественная война требовала от офицеров иного военного мышления, чем в Гражданскую войну, мы оказались на открытой местности на виду у врага без артиллерийской поддержки и закрепиться на местности, закопаться не могли, т.к. лопат не было.

В этом бою я был тяжело ранен, и солдаты ползком вытащили меня с поля боя и в воронке от взрыва снаряда санинструктор сделал мне перевязку. Когда меня принесли к командному пункту батальона ко мне подошел раненный в руку комбат и сказал, что с ротой связи нет, видимо, вы последние уцелевшие от роты.

После этого ранения я лечился в госпитале 9 месяцев, перенес 8 операций, а в сентябре 1943 года опять направлен на фронт. За войну я 2 раза ранен и 3 раза контужен.

Мне пришлось воевать после ранения в должности заместителя командира батальона стрелкового по полит части в Белоруссии в составе 4 ударной армии и 43 армии под городом Городок Витебской области, а с июня 1944 года принял участие в операции «Багратион» в 437 и 473 стрелковых полках 154 стрелковой дивизии. Путь нашей дивизии с боями проходил по Белоруссии, Латвии и Литве , район Клайпеды, Восточная Пруссия.

В моем описании могут быть неточности в отношении дат, т.к. времени прошло много, записей я не вел, но то, что мы были как солдаты и офицеры плохо подготовлены в военном отношении в этом я убедился в последующих боях, когда мы научились воевать и с меньшими потерями побеждали врага, умело маневрировали, берегли людей, не лезли на рожон, если этого не требовалось. Многому нас научили бывшие тогда в моде и часто повторявшиеся высказывания великого полководца Суворова «каждый солдат должен понимать свой маневр», «И один в поле воин». А раньше бытовала пословица, что один в поле не воин. А вот война показала, что может каждый солдат и один воин и может решить судьбу целого подразделения в боевой обстановке.

Командиром нашего 468 стрелкового полка был Герой Советского Союза капитан Полянский. Звание Героя он получил в боях на финском фронте, где он командовал ротой.

Интервью и лит.обработка: О. Виноградова, А. Драбкин

Рекомендуем

Мы дрались на истребителях

ДВА БЕСТСЕЛЛЕРА ОДНИМ ТОМОМ. Уникальная возможность увидеть Великую Отечественную из кабины истребителя. Откровенные интервью "сталинских соколов" - и тех, кто принял боевое крещение в первые дни войны (их выжили единицы), и тех, кто пришел на смену павшим. Вся правда о грандиозных воздушных сражениях на советско-германском фронте, бесценные подробности боевой работы и фронтового быта наших асов, сломавших хребет Люфтваффе.
Сколько килограммов терял летчик в каждом боевом...

Великая Отечественная война 1941-1945 гг.

Великая Отечественная до сих пор остается во многом "Неизвестной войной". Несмотря на большое количество книг об отдельных сражениях, самую кровопролитную войну в истории человечества нельзя осмыслить фрагментарно - только лишь охватив единым взглядом. Эта книга предоставляет такую возможность. Это не просто хроника боевых действий, начиная с 22 июня 1941 года и заканчивая победным маем 45-го и капитуляцией Японии, а грандиозная панорама, позволяющая разглядеть Великую Отечественную во...

«Из адов ад». А мы с тобой, брат, из пехоты...

«Война – ад. А пехота – из адов ад. Ведь на расстрел же идешь все время! Первым идешь!» Именно о таких книгах говорят: написано кровью. Такое не прочитаешь ни в одном романе, не увидишь в кино. Это – настоящая «окопная правда» Великой Отечественной. Настолько откровенно, так исповедально, пронзительно и достоверно о войне могут рассказать лишь ветераны…

Воспоминания

Показать Ещё

Комментарии

comments powered by Disqus