Ильин Алексей Яковлевич

Опубликовано 15 апреля 2019 года

635 0

Когда в 1941 году началась война, то я, член коммунистической партии с 1927 года, не мог оставаться в стороне и был тоже охвачен патриотическим чувством. Сначала я вступил в истребительный батальон. Оттуда незадолго до оккупации фашистскими войсками города Кингисеппа я по направлению Кингисеппского района Ленинградской области был направлен а партизанский отряд № 89, командиром которого являлся Кирилл Иванович Поляков. Наш лагерь располагался у лесных речек Тарарайка и Чигирика. После же того, как наш районный городи часть района были заняты немцами, советские войска стали отходить мимо нашего лагеря по направлению к городу Котлы и Усть-Луге. Вместе с ними отошел и командир нашего отряда с большей частью партизан, оставив на месте только группу Мамонтова в числе десяти-двеннадцати человек.

Когда же мы отошли до деревни Хаболово, то впереди оказалось минное поле. Тут же занимал оборону Укрепленный район. Нас дальше не пустили. Тогда мы простояли в лесу у деревни около двух недель и затем вернулись обратно в лагерь, где нас ожидали партизаны из группы Мамонтова. Какая была необходимость в том самом нашем походе, мне было непонятно. Никто его цели нам так и не объяснил.

Дальше события развивались следующим образом. 4-го ноября 1941-го года карательный отряд фашистов напал на Парголовский партизанский отряд, который размещался в лесном бараке у деревни Тарарайка. Этот отряд состоял всего из 16 человек. Каратели, силы которых значительно превосходили, на него и напали. После короткого боя партизаны начали отходить. Стоит отметить, что при этом многие из них подорвались на своих же минах. К исходу дня к нам в отряд (то есть, отряд Полякова) прибежали пять партизан во главе со своим командиром Головиным. Все они оказались ранеными, а у Головина был даже выбит глаз. Куда делись остальные партизаны, никто не знал. Прибывшим раненым тут же была оказана первая медицинская помощь. Они просили разрешить им остаться в отряде, но командир отряда Поляков им этого не разрешил. Я сам видел, как он лично угрожал им пистолетом, приказывая оставить лагерь. После ухода партизан Пароголовского отряда к нам поступило сообщение от местных дителей о том, что каратели собираются напасть и на наш лагерь. Для этого якобы концентрируется огромное количество полицаев. Часть наших партизан сделало командованию следующее предложение: нам нужно временно уйти из лагеря на другое место, так как нашими малыми силами мы так и не сможем отбить нападение. Но Поляков принял решение никуда не уходить и принять бой на месте.

11-го ноября, примерно около 13 часов дня, наш часовой Сенькин заметил подходящих к лагерю немецких карателей и открыл огонь из винтовки. Одновременно он отходил к лагерю. Услышав стрельбу, мы рассредоточились и открыли огонь по наступающим фашистам. Но в начале боя Поляков приказал мне и Буткову вести наблюдение за тылом и указать мне место на левом фланге. Встретив наше сопротивление, каратели залегли и открыли сильный огонь из автоматов и винтовок. На правом же фланге, впереди землянок, находился на посту партизан Грюнбах. В первые же часы боя он был ранен фашистской пулей. Когда он упал, то фашисты приняли его за убитого и стали к нему подходить. Но Грюнбах собрался с последними силами, схватил гранату и бросил ее в фашистов. После этого он так больше и не поднялся. Видимо, его поразила немецкая пуля или осколки от своей же гранаты. Как погибли остальные партизаны, я не видел, так как ко мне подбежал через несколько минут Поляков и приказал отходить.

С Поляковым отходила тогда вся группа Савельева. Находившийся же неподалеку от меня Бутков, видимо, не расслышал приказания Полякова и не отошел с нами, а остался на месте с остальными партизанами отряда. Впоследствии он оказался в числе убитых. Помню, когда мы еще отходили с лагеря, то имевшийся у нас станковый пулемет не работал. Но как только мы отошли на некоторое расстояние, то стало слышно, что пулемет снова заработал. Я понял, что на месте еще продолжается бой. Однако Поляков на это никак не среагировал. Мы обогнули место боя и отправились в Криковское болото, оставив, таким образом, своих товарищей в бою.

Когда мы пришли в болото, то развели костры и стали сушить одежду — пришли мы, все-таки, совсем мокрыми туда. Через какое-то время мы услышали несколько взрывов со стороны того места, где до этого находились. Как потом оказалось, это каратели взрывали наши землянки. Уже под утро мы встретились с партизанами из групп Мамонтова и Дроздова, которые только с наступлением темноты вырвались из окружения. На второй день Поляков с группой партизан отправился в лагерь с расчетом подобрать оставшиеся там продукты. Но когда они туда пришли, все было перемешано с землей, а землянки взорваны. На территории лагеря были обнаружены шесть трупов партизан: Грюнбаха, Пуховицкого, Яцука, Лаврентьева, Лысых и Буткова. Почему Поляков не организовал захоронение наших павших товарищей, я так и не знаю. Они почему-то ограничились всего лишь сбором сохранившегося зерна и вернулись в Криковское болото.

На следующем совещании было принято решение — отправить через линию фронта больных, раненых и престарелых партизан, а остальным остаться в Кингисеппском районе и продолжать боевые действия. К переходу через линию фронта отобрали 18 человек. Возглавлял эту группу Мамонтов. С Поляковым оставалось 22 человека. Я попал в группу уходящих через линию фронта.

Дойдя до деревни Кайболово, В.С.Смирнов с несколькими партизанами сходил в деревню и принес немного продуктов. Ранее, насколько мне известно, он работал председателем колхоза. Пройдя территории Кайболовского и Валькототского сельсоветов, мы воочию убедились в том, что все населенные пункты забиты немецкими войсками. Продолжать идти большой группой было тяжело. Поэтому мы решили разбиться на три группы и переходить линию фронта отдельно. Первую группу из семи человек возглавил Мамонтов. С ним пошли Г.Козлов, В.Смирнов, М.Гузеев, О.Натунин, Натунин (его отец), Михайлов и председатель колхоза Малли. Вторую же группу из пяти человек возглавил Лашков. С ним пошли С.Пузырев, Н.Павлов, Богданов и я.

Кто же возглавил третью группу, я уже и не помню. После того, как группы разошлись, Лашков предложил нам сейчас фронт не переходить, а продолжать сопротивление в тылу у немцев. Мы согласились с ним и отправились в район деревни Порхово. Когда мы прибыли на место, то Лашков отправил меня и Пузырева на разведку в ту же деревню Порхово. Дело в том, что Пузырев до войны работал там председателем колхоза. В данной деревне у него проживали знакомые и родственники. Узнав обстановку и запасшись некоторым количеством продуктов, мы вернулись в лес. Там же нас ожидали все остальные. Помню, Лашков и Пузырев, поговорив между собой, на второй день заявили нам, что они решили скрываться у знакомых и дальше с нами уже не пойдут. С тех пор об их дальнейшей судьбе мне ничего неизвестно. Уже после войны я получил письмо от дочери Пузырева, в котором она писала, что ее отец погиб на фронте в мае 1944-го года.

После ухода Лашкова и Пузырева я с Павловым и Богдановым направилсяк деревне Сторонье. Перейдя шоссейную дорогу Муравейно-Домголово и реку Долгая, мы в лесу встретили двух незнакомых нам лиц в полувоенной форме. Один назвался «середа», а другой - «пятница». Когда Богданов, бывший, кстати говоря, инструктор райкома партии, с ними переговорил, то после этого заявил нам о том, что он остается с ними. Разойдясь, таким образом, с Богдановым, я и Н.Павлов зашли в деревню Сторонье. Там у такого гражданина Васильева мы получили немного продуктов. В то же самое время он нас предупредил о том, чтобы мы опасались лесника, который живет недалеко от деревни. По его словам, он работает старостой у немцев.

Ночевали мы в гумне у Васильева, а рано утром, когда уходили из деревни, забрали у старосты из сарая колоду меда. В лесу мы снова встретились с Богдановым и теми двумя неизвестными нам гражданами. Через некоторое время Богданов отправился в Ложголово за продуктами, а мы с Павловым отошли в лес где-то на три-четыре километра, развели костер и стали варить еду. Под вечер Павлов пошел навестить Богданова, а я остался сидеть у костра. С тех самых пор я больше Павлова в своей жизни не видел.

Под вечер в том направлении, куда ушел Павлов, мне послышалась стрельба — раздалось около десятка выстрелов. Ожидая Павлова, я остался сидеть у догорающего костра, как вдруг из темноты раздался винтовочный выстрел. Пуля попала мне в мякоть ноги ниже колена. Тогда, помню, я схватил винтовку и тоже выстрелил в темноту по направлению раздавшегося выстрела, после чего бросился бежать в глубь леса. Уже отбежав в лес, я разулся, перевязал ногу. Потом я переждал немного времени и осторожно вернулся к костру, так как там осталась моя сумка с продуктами. Но когда я прибыл на место, то костер затух, а никого из моих товарищей поблизости не оказалось. Тогда я забрал свою сумку и направился в деревню Ариновщину. Там я переночевал у знакомого одну ночь, а затем направился в деревню Хотило, где проживал мой знакомый — бывший работник Заготконторы «Плодоовощь» Крутяков. У него я переночевал еще одну ночь. Крутяков рекомендовал мне идти в деревню Плещеево. В этой деревне я остановился у одинокой женщины Прасковии Андреевой, выдав себя за беженца. У нее я прожил до авнуста 1943-го года.

В том районе, где я находился, действовал партизанский отряд Иванова. Но когда я стал к нему проситься, он мне предложил остаться на нелегальном положении и не только помогать им продуктами, но и сообщать о действиях местных полицаев и немцев. Но уже в начале августа 1943-го года я в районе деревни Ложголово встретился с партизанским отрядом Халитова. Комиссаром отряда являлся А.И.Степанов. В конце того же меясца я встретился с Мосиным и Крыловым. С ними я ушел в деревню Ложголово. Там мы собрали всех мужчин деревни и предложили им вступить в партизанский отряд. Так мы создали партизанский отряд из 40 человек и воевали до воссоединения с Красной Армией.

Из личного архива Ильи Вершинина



Читайте также

Вся наша семья ушла в подполье. Брат Борис шил одежду в партизанский отряд, я проводил работу среди оставшихся в живых комсомольцев. Вскоре мне как старшему в районном подполье доверили списки всех подпольных групп из окрестных сел. Сначала народу было немного, но к августу 1942 года только в селе Копылье действовало 11 групп...
Читать дальше

На седьмые сутки им все это изрядно надоело, и меня повезли на расстрел. Ко мне в кузов, словно мешки, еще забросили двух истерзанных до полусмерти незнакомых партизан.

Привезли нас с лес, на поляну, в болотистое место. Дорога только в одну сторону, и больше ничего нет, только конец поляны – мой конец! Сначала пришло...
Читать дальше

Когда в бой идешь - страшно. Там где-то ранили. Тащу, перевязываю. Бой идет, перестрелка идет. И наши, и немцы стреляют. Пули мимо меня летят. Я думаю тихонько: "Господи, береги меня". В мыслях, не словами. Меня считали смелой. Думала; "Бойся - не бойся, а пулю не минешь". Куда мои 82 года делись? Я их не заметила…



Читать дальше

В Кубличах погранзастава стояла раньше, двухэтажный кирпичный дом. Наши подпольщицы решили поймать живого немца. Знали, что один офицер за ними ухаживает. Сделали праздник, пригласили офицера, подпили хорошо. Наши подошли близко. Когда он один остался, взяли его живым и привезли в отряд. Долго не расстреливали. В лесу была...
Читать дальше

Подходим мы уже близко к берегу, тут надо врассыпную по взвода. Идем, они ракету выбросили, сигнал. Мы подходим, недалеко взорванная полоса, они открыли пулеметный огонь. Они сидят в дотах на берегу, а нам и окопаться-то нельзя. Залеггли около воды, пошла стрельба. Они минометный огонь как открыли по нам, и пошли по рядам куски...
Читать дальше

У него каратели всю семью расстреляли. Так он - никого не миловал, всех пойманных сволочей лично убивал. Возможно, и были случаи, что кого-то из бывших полицаев прощали и зачисляли в бригаду, но я по малолетству всего не знал и просто тогда о подобном не слышал.

Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты