410
Партизаны

Мамонтов Павел Игнатьевич

Я родился в 1913 году. Война застала меня под Ленинградом. Наш партизанский отряд № 89, в составе которого я начал свое участие в Великой Отечественной войне, был создан Кингисеппским райкомом и райвоенкоматом в Ленинградской области после того, как немцы подошли в район деревни Ивановское. В лесу начали срочно создаваться базы, куда завозились боеприпасы, продукты и обувь.

Первые боевые действия начались еще до полной оккупации района. Так, например, еще 8-го августа 1941-го года группе из девяти человек нашего отряда было дано задание: проникнуть в тыл к немцам в район деревни Ложголово и произвести разведку расположения немецких войск. Командиром этой группы назначили непосредственно меня. В состав группы входили следующие партизаны: Аким Михайлов, Иван Михайлов, Виктор Дроздов, Владимир Смирнов, Евгений Гузеев, Михаил Гузеев, Иосиф Вальтер и Леонид Пуховицкий.

Переправившись ночью через реку Луга, мы лесом дошли вдоль дороги до Ложголово. Помню, тогда же, ночью, мы зашли в деревню и поговорили с некоторыми из местных жителей. Там же мы пытались поджечь колхозные не обмолоченные скирды хлеба — для того, чтобы враг не воспользовался нашим колхозным зерном. Но так как шел дождь, солома не загорелась. Тогда мы отошли от деревни по направлению реки Долгой и устроили на дороге засаду. Через некоторое время появилась легковая автомашина, от нашего взрыва она перевернулась и упала в кювет. Впрочем, установить, кто находится в машине нам не удалось: вдали показалась танкетка и мы были вынуждены отбежать в лес. Продолжая следовать по лесу, мы случайно наткнулись на зенитную батарею немцев. Как сейчас помню, расчет спал в палатках, а часовой ходил около орудия, закинув винтовку на спину. Один из партизан нашей группы Аким Михайлов, выйдя из кустов, неожиданно столкнулся с этим часовым. Оба, конечно, опешили от этого. Однако Михайлов первым оправился от ступора и ударил часового прикладом винтовки по голове. И хотя часовой упал, в последний момент он успел закричать и разбудить спавших солдат. Началась стрельба, из-за которой мы были вынуждены отойти.

Когда мы возвращались к себе в отряд вдоль дороги Ложголово — Муравейно, то обнаружили телефонный провод. Не имея ни кусачек, ни ножа, мы подобрали два камня и ими оборвали провод. После этого мы отошли в лес и стали варить еду. В это время прямо над нами пролетело два наших самолета, которые стали на бреющем полете нас обстреливать. Затем они пролетели и обстреляли вдоль дороги.

В лагерь мы вернулись на второй день без потерь и принесли немецкую пилотку. В целях лучшей конспирации и удобства боевых действий отряда райком партии принял решение: разбить отряд № 89 на два самостоятельных отряда по 60 человек в каждом. Незадолго до этого из отряда была отпущена группа из 10-12 человек, которые были больными и престарелыми. Среди них был врач городской больницы Гонтарь. Но он, увы, впоследствии оказался на службе у немцев и даже стал у них бургомистром города. После разделения отряда командиром первого отряда остался Кирилл Иванович Поляков, комиссаром — М.Г.Седюк. Командиром же второго отряда был назначен В.С.Смирнов, а комиссаром — П.И.Грудин. 22-го августа отряд Смирнова отправился в район Нежновского и Райковского сельсоветов.

В конце августа 1941-го года, уже после ожесточенных боев, немецкие войска заняли город Кингисепп. С того самого времени бои продолжались по направлению к Усть-Луге и Котлам. Наши войска отходили лесными дорогами. Командир же отряда Поляков, оставив на месте одну группу из 12 человек во главе со мною, сам с остальными партизанами ушел вместе с отступающими нашими войсками. Вернулись они к нам только через две или три недели. Где они находились все это время и чем занимались, мне неизвестно.

В период, когда Поляков отстутствовал, к нам в лагерь пришел командир партизанского отряда Сланцевского района В.Прохоров с группой партизан. Он объяснил нам, что их отряд в первый же день оккупации района вступил в неравный бой с фашистами. После этого часть партизан из местных жителей укрылись по домам, а он с группой из 10 или 12 человек отошел в Кингисеппский район. Они пробыли у нас больше недели и затем снова ушли в Сланцевский район. Правда, с нашей базы они самовольно забрали около десятков пар валенков. После того, как наши войска оставили город Кингисепп и Кингисеппский районв наш отряд пришло несколько бойцов, которые попали в окружение — Сеньин, Трофимов, Макаров, Шульгинский и Павлов. Затем отряд разбили на три группы. Командиром одной из них назначили меня. Второй стал командовать Савельев, третьей — Дроздов.

Кроме двух наших отрядов в Кингисеппском районе также действовали отряд Слуцкого района под командованием Зинченко, отряд Терегофского района под руководством Карре, отряд Всеволжского района под командованием Петрова и отряд Парголовского района под началом Головина. Все эти отряды прибыли в наш район без соответствующих запасов продуктов и поэтому, по сути дела, являлись иждивенцами нашего отряда. Самостоятельно и вместе с другими отрядами мы сделали несколько диверсий на дорогах, во время которых подбили несколько машин, взорвали несколько мостов и привели в негодность телефонную связь. Надо отметить, что своими частыми диверсиями на дороге Криково — Войноволово мы добились полного прекращения движения транспорта противника на этой дороге.

Во всех этих операциях мы не имели потерь, кроме, правда, одного случая. Тогда у нас был ранен партизан Сидоров. Получилось это так. Мы устроили засаду на шоссе Войносолово — Криково. От дороги отходила в лес просека. Так получилось, что влево от той самой просеки у дороги залегла одна группа, а от просеки вправо — вторая. В конце же просеки, метрах в 100-150 от дороги, находился командир отряда Поляков с резервом из нескольких человек. Туда же должны были отходить по необходимости и мы. Первым делом мы обстреляли легковую автомашину. Правда, подбить ее нам, все-таки, не удалось.

После этого на дороге появилось несколько грузовых машин с солдатами. Мы их также обстреляли. Но после этого машины отъехали и остановились. Оттуда выскочили немецкие солдаты и повели наступление на нас вдоль шоссе. Сначала мы отстреливались, но потом я дал команду отходить на просеке. Когда же мы стали подходить к тому месту, где должен был находиться Поляков, то его там не оказалось. На его месте были немцы. Таким образом, мы оказались в таком полукольце. Отходить нам пришлсь под обстрелом немцев влево вдоль шоссе. При этом пулей в ногу в мякоть бедра был ранен Сидоров. Такде при отходе упал в яму и уронил туда пулемет Дегтярева Олег Натунин. В лагерь он пришел уже без пулемета. На второй день мы отправились на его поиски, но, увы, не нашли его. Видимо, пулемет к тому времени уже успели подобрать немцы.

Когда мы пришли в штаб, то там уже оказался наш командир Поляков вместе с группой резерва. Почему он отошел раньше нас и, по сути дела, оголил наш тыл, я не знаю.

После проведения ряда совместных операций партизанские отряды Зинченко, Керре и Петрова ушли через линию фронта, так как у них к тому времени закончились продукты и боеприпасы. Отряд же Головина остался вблизи хутора Чигринка в количестве 16 человек. Но уже 4-го ноября немецкие каратели напали на тот самый отряд Головина. После кратковременного боя отряд был практически полностью разбит. Спаслось только пять раненых человек во главе с Головиным. Часть же партизан погибли, а часть — пропада без вести. Командование нашего отряда, зная о разгроме Парголовского отряда и предупрежденное местными жителями о предполагаемом нападении на наш отряд, как я считаю, не приняло необхдимых мер маневрирования, а решило принять удар непосредственно на территории лагеря.

11-го ноября примерно около 13 часов наш часовой Сенькин заметил наступление карателей на лагерь. Открыв огонь, он стал отходить. Партизаны быстро заняли места, согласно разработанному предварительному плану. На левом фланге находилась группа Савельева со станковым пулеметом. Там же был и командир отряда Поляков. В центре располагалась моя группа со станковым пулеметом и на правом фланге — группа Дроздова с ручным пулеметом. Встретив карателей сильным пулеметным и ружейным огнем, мы принудили их залечь. Через некоторое время каратели снова поднялись и бросились на партизан, но плотный ответный огонь снова заставил их залечь.

Почти в первые же минуты боя погиб разведчик Гронбах, который находился на правом фланге у первой землянки. Затем был убит пулеметчик Яцук и Пуховский. В этом же бою мы также потеряли Буткова, Лаврентьева и Лысых.

В самый разгар боя мы обнаружили, что левый фланг обороны обнаружен. Командир отряда Поляков без сигнала и предупреждения отошел с пятью партизанами группы Савельева и тем самым оголил левый фланг. Фашисты, видя уход партизан, прорвались в наш тыл и открыли по нам огонь в спину. Тогда мы развернули один наш пулемет и начали отстреливаться от нападающих на нас с тыла фашистов. Неизвестно когда исчез комиссар отряде Седюк. После этого командование остатками отряда принял на себя я. Бой длился около двух-трех часов. С наступлением темноты мы решили сосредоточить огонь обоих пулеметов в одном направлении и после массированного вражеского огня вырвались из окружения без потерь.

Из личного архива Ильи Вершинина

Рекомендуем

Я дрался на Ил-2. Книга ВТОРАЯ

В СССР сложился настоящий культ штурмовика Ил-2, ставшего одним из главных символов Победы,- сам Сталин говорил, что "илы" нужны на фронте, "как хлеб, как воздух", а советская пропаганда величала их "летающими танками" и "черной смертью". Однако поистине страшным оружием этот самолет делали не броня, пушки и эрэсы, а те, кто воевал на "илах".

Я дрался на Т-34. Обе книги одним томом

Два бестселлера одним томом! Полное издание главных книг ведущего военного историка. Безусловная классика жанра.
Первый том проекта "Я дрался на Т-34" стал настоящим прорывом, побив все рекорды продаж. Вторая книга развила успех - правдивые рассказы ветеранов-танкистов, воевавших на легендарных "тридцатьчетверках", никого не оставили равнодушным. В данном издании обе книги не только объединены под одной обложкой, но и существенно доработаны, расширены и дополнены новыми...

Я дрался на танке. Продолжение бестселлера

Эта книга - продолжение супербестселлера "Я дрался на Т-34", разошедшегося рекордными тиражами. В ней собраны лучшие материалы сайта "Я помню": откровенные воспоминания танкистов Великой Отечественной, воевавших на самых разных машинах - от легких Т-37 и БТ до лендлизовских "Матильд" и "Шерманов", от легендарных "тридцатьчетверок" до тяжелых штурмовых ИСов.

Воспоминания: Партизаны

Показать Ещё

Комментарии

comments powered by Disqus