Арутюн Герасим Мацакович

Опубликовано 31 августа 2017 года

1377 0

- Я – 1923-го года рождения, перед войной жил – город Раздан. Окончил 10 классов армянской школы. Потом меня призвали в армию в 1942-м году. Военный. Сын военный, внук военный…

- Перед тем, как Вас в армию призвали – Вы знали Русский язык?

- Ничего, ничего. Не всё, конечно, но – так, ничего. Нормально. В школе преподавали русский, армянский, германский.

- Как жилось в Армении перед войной?

- Так тогда жизнь очень тяжёлая была! И в войну. Потом, после войны – начал очень хорошо жить!

- Что было на столе в доме перед войной? Что Вы ели?

- Нормально, вообще! Отец был колхозник. В колхозе жили.

Потом я, когда окончил 10-й класс, приехал в Ереван к родственникам. Оттуда и призвали, я попал в 89-ю дивизию, Таманскую, 23-ю войсковую армию. Даже в запасном полку не был. Воевали с Кавказа – и до Берлина.

Я освобождал ещё Сталинград, Белоруссию, Украину. Это была очень тяжёлая война.

Если бы Сталинград немец захватил – значит, в Армении так много городов не было бы!

Наши войска почему так воевали? Почему мы победили? Самый основной вопрос. Потому что наши – дружбой жили! В армии – дружба! «За Родину!», «За Сталина!» – такой лозунг был.

Первые два месяца – нас готовили. Потом уже участвовали в войне. С августа-месяца. Тогда 89-я была под Моздоком. Оттуда мы и начали воевать.

- Какая у Вас была воинская специальность?

- Стрелком. Ну, у нас изучали всякие разные оружия. Автоматы ППШ, ещё разные там. Но в 1942-м году у меня была винтовка.

- Как первый бой прошёл?

- Очень трудный был, конечно. Немец был очень сильный. Много погибло наших. Потом оттуда Керчь освободили. Я там участвовал. Очень трудно. Очень много народа нашего погибло в Керчи.

- Какие-то конкретные эпизоды – вспоминаются?

- Да, конечно. Разные, конечно, эпизоды.

- Когда Вы попали на фронт – Вы во что были одеты?

- Одет был – гимнастерка, плащ-палатка. Я зиму тоже участвовал. В зимнее время – плащ-палатка. А сначала – летняя форма. Потом наши дали, конечно. Обеспечили. Вся одежда. Обеспечили и оружием – всем!

- А что было самое тяжёлое?

- Самое тяжёлое – когда немец был очень сильный. А мы – за что больше думали? Только победить! Только за Родину мы! За Родину, за Сталина! Я скажу, у нас командующий был очень хороший, очень учёный командующий был. Сталин руководствовал, Жуков, Рокоссовский, Малиновский, Ватутин, Баграмян, Толбухин. Командующие были очень сильные. Наше руководство было очень хорошее. Поэтому мы победили.

Если мы смотрим так в Ваш автомат – обязательно берём самое хорошее оружие! Автомат. Я – два оружия имел. Пистолет, автомат и винтовка. И гранаты разные, и зажигательные бутылки.

Должно Вашим изучать войну: как себя сохранять. Потому что бомбить – это страшно… слева, справа! Но нужно сохранять себя! Нужно делать окопы. Копать землю, себя защищать.

- Лопатка – всегда была с собой?

- Лопатка всегда была на боку! В мешке заплечном было – хлеб, селёдка. [Смеётся.] Ну, это время очень трудное было нашим войскам.

- Кроме селедки, ещё что было?

- Ну, консервы, конечно… Америка посылала нам. Патроны были. Патронташ был, конечно, обязательно. Магазин был на 71 патрон в магазине. Коробка – полностью заполнена.

Ранен был я… вот так по-пластунски ползём – команду дают: «Справа, слева...» А в это время – бомбили. И мне попали один раз в это колено. И меня взяли в госпиталь. Я лежал там месяц, два. Потом – обратно. В ту же дивизию попал. 89-я дивизия, 390-й полк и 526-й полк. А потом, в 1943-м году, я получил ранение руки, но в это время было уже легко. Лёгкое ранение было. Тогда меня послали в Сталинград. А ещё до этого я написал заявление: «Хочу в армянскую дивизию». И меня опять направили в неё.

- А под Сталинградом Вы в какой дивизии были?

- Под Сталинградом – это была 23-я стрелковая дивизия 5-й армии.

- А почему решили вернуться в армянскую?

- Потому что мы должны были победить в битве за Берлин! И потому, что эта одна дивизия, 89-я, освободила 37 городов! И 2 мая мы были в Берлине!

- Вы так до конца войны и были стрелком?

- До конца войны, конечно, был. Потом мне присвоили звание старшего сержанта. Помощником командира взвода был. Помкомвзвода. Тогда всем взводом я командовал.

- Понятно. А в 89-й стрелковой дивизии, армянской в основном, всё пополнение тоже было из армян?

- Конечно, были разные люди. Русские были. Азербайджанцы были. Но считали армянской дивизией.

- А основной язык, который использовали?

- Русский. На русском, конечно. Командующий – русский был. Командир должен командовать русским языком! Направо, налево, перебежкой, вперёд! А вот так вот, между собой – в основном, на армянском.

А потом, после войны, в 1948-м году уже, меня пустили домой. Я начал учиться и поступил в органы.

- Были ли у Вас в армии какие-то газеты на армянском языке?

- Тогда даже письмо – не было времени, чтобы читать или писать! Даже домой писали в месяц – один раз, два. Времени не было! Потому что всегда войну воевали, постоянно. Это очень тяжело – война…

- Когда Вы помощником командира взвода были – в чём Ваши функции заключались?

- Командир взвода должен обязательно своих бойцов изучать, свои мозги им рассказывать. Что обязательно – изучать оружие! Было такое время, когда были мины. Час, два. Было и время, когда час, два – надо было учить своих солдат. А солдатам – обязательно – дружба. Только дружба! Если кто-то будет раненый – обязательно помочь. Ну, и хорошо воевать. Это было нашей целью – только хорошо воевать! Это наши все мысли были – только хорошо воевать. И больше ни о чём не думать!

Было очень трудное время, когда и хлеба не было, ничего не было. Кукурузу ели вообще. Даже хуже голодного сталинского времени! Но потом наши продукты захватили. Уже в 1943-м году наши люди в армии хорошо себя чувствовали. Все имели оружие, все – продукты. Всем обеспечили нас.

- Вы участвовали в высадке десанта под Керчью?

- Керчь – да. Был автоматчиком. Это очень тяжёлая война.

- А что именно там было трудного?

- Немец усилил и увеличил войска. Особенно Сталинграда. Двадцать шесть тысяч немецких солдат было. Целью было захватить, взять Сталинград. А наши воевали очень хорошо. И освободили Сталинград.

- Это – да. А про Керчь? Чем Вам там было особенно трудно?

- Это много немцев. И немцы – очень подготовленные. Очень сильные. Оружие у них. Если бы у нас не было наших «Катюш»! А потом – наши командующие. Жуков – очень сильный, очень опытный. Он когда приходил – с этого направления немец сбегал.

- Какое самое опасное у немцев оружие было?

- Это, конечно, «Валюши». Потом – самолёты. Бомбардировщики. Всегда бомбили! Но наши – тоже ничего.

- Когда Вы были в другой, не армянской дивизии – какое отношение было к разным национальностям?

- Вам честно говорю: я полковник по части звания. Наши – очень были дружны. Очень дружно жили. Если бы не было русского народа, конечно, руководства русским народом – всё. Это мы победили благодаря русскому народу. Братались с русским народом. Все 15 наших республик были очень дружны. Казахи, узбеки были. А про нации у нас не говорили. Одна цель – только воевать!

- Для Вас Родина была – Советский Союз или Армения?

- Советский Союз, конечно!

- Вши – были?

- Всё время – да, да! Конечно. Трудно было. Война была. Невозможно купаться. Да и голодные были. Много трудностей перенесли.

- Какие награды у Вас за войну?

- Вы простите, я принесу. Вот, «Боевого Красного знамени», получил за войну. Это – за войну. Это – победили Германию. Это – «Берлин». А это – уже после войны, конечно. Это – «Сталинград».

- После войны Вы ещё долго служили?

- Да, много. Я в органах работал.

- За что Вы получили орден Отечественной войны II-й степени?

- Это я скажу. Танки были, много идёт танков. Смотрю – уже заходят на нас. На наш взвод. Я был – помощник командира. Окопались. Накопали много, чтобы головы было видно, а ноги оставались защищены. Что надо делать? Я решил – нельзя лежать. Танк от меня уже уходил. В это время у нас было противотанковое оружие. И одновременно – бутылка зажигательная. Я бросил в зад ему! Разорвал! И повернулся, чтобы разить другой. И ещё. И потом ещё. Пять танков я уничтожил. За это награду получил. И не только я. Командир получил первую степень, я – вторую.

- Понятно. А «Красное Знамя»?

- «Красное Знамя» – за Керчь.

- А там что Вы сделали?

- Очень много вообще. Трудное время, когда я освободил 15 солдат. Сказал, чтобы лодки захватили и перенесли. Это мы наших, своих освободили. А потом мой взвод 40 немцев уничтожил.

Я Вам скажу, немец – его тоже жалко, конечно. Это руководство виновато. Это политика ихняя. Зачем они убили так много народа? Наш Советский Союз – много народа убил? Потому что наша политика – брать в плен. Вот это наша цель была!

- Вы к немцам вообще как относились? С ненавистью? Или хладнокровно?

- Немцам – приказали. Приказ – это закон. Уничтожить всё. Такая ихняя политика. А наша политика – взять живым. Окружили – взяли в плен. И даже миллионы. И у нас потом лагерь был. Там немцы работали. Они хорошие были специалисты. А у них цель была – только уничтожить. Я видел, немцы наших солдат взяли в плен, посадили в закрытую машину и соединили глушитель с кузовом. И всех уничтожили!

- У Вас есть фотографии военных лет?

- Минутку. Сейчас принесу. Сталин, Жуков, Бабаджанян, Баграмян, это я… это президент мне посылал, Кочарян. На армянском написал. В честь годовщины. Это я получил письмо из Керчи. Нате, читайте. Гречко. Это ребята. Школа. Это нас водили… Это всё Керчь. Послания. Много писем.


- Я понял. Давайте сфотографирую Вас так.

- Давайте я лучше одену форму!

И вот – военные фотографии. Со времени войны. Это – я был курсант. Молодой. А эта – маленькая совсем. Это – наша группа. Может, Вам интересно и это? Это, когда я в органах работал – меня наградили…

- Спасибо большое за рассказ!

Интервью: А. Драбкин
Лит. обработка: А. Рыков


Читайте также

Он говорит: «Вот проедешь полтора или два километра, там будет проходить железная дорога. И вот у этой железной дороги ты будешь должен связаться с нашей разведкой. Пароль для связи – «замок», отзыв – «ключ»». И вот я, значит, доехал, нашел эту разведку. А немец уже был метрах в двухстах.
Читать дальше

И утром только позавтракали, пошли в атаку. Но я даже до второй траншеи не дошёл, попал на мину… А сзади меня шёл парнишка из-под Хотина, беленький такой, мы вместе пошли. И мне этой миной оторвало левую ногу, а его ранило в обе ноги. Мы с ним потом уже встретились. Я даже не понял вначале почему оказался на земле, попытался встать и...
Читать дальше

А мне довелось полком прорывать оборону под Старой Руссой. Как-то приезжает член военного совета Колесников. А когда я только в этот полк пришел, то Колесников приехал принимать его в состав Армии. Походили, походили, и я ему что-то возражал. Он спрашивает: «А вы меня не боитесь?» - «А чего я вас должен бояться? Я на службе...
Читать дальше

Однажды вызывает меня командир батальона Бабичев и говорит: "Собирайся, поедешь на 4-месячные курсы по подготовке младших командиров". Я собрался и ушёл в штаб дивизии, который находился не так далеко в другой деревне. Пока у меня взяли документы, я находился во дворе. Вдруг вижу нашего ездового Малахова - он зачем-то...
Читать дальше

Мы выстроились и командир полка подал команду: «смирно, вольно». Далее он обращается к нам и говорит: «Товарищи Вы знаете куда мы приехали, мы приехали бить врага (были в дали слышны оружейные выстрелы), и вот среди нас есть такие, которые не желают выполнять долг перед Родиной ». И в это время подвели два арестованных...
Читать дальше

Во время пикирования самолетов раздавался вой сирен. На многих моих бойцов это сильно действовало. Помню: перекошенные лица и выпученные глаза. Но я им приказал лежать лицом к земле и ждать моего сигнала к броску. Особенно никак не мог угомониться один татарин, не помню как его звали, он кричал от ужаса. Пришлось ткнуть его...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты