945
Пехотинцы

Дмитриев Сергей Иванович

И.В. Сергей Иванович, вы откуда сами родом?

С.Д. А есть такая, елки-палки, деревня в Гдовском районе в Псковской области — Рубцовщина. Вот я оттуда. Закончил там всего четыре класса школы. Потом работал в колхозе. В 1941-м году началась война. После этого мы жили два года под немцем. Было, конечно, невесело. К нам в деревню, «ёка», часто приходили то наши, то партизаны. Отец мой был партизаном. Так немцы его повесили за это. И когда я уже воевал пехотинцем на фронте, их никогда в плен не брал. На передовой мы, помню, часто за куревом гонялись. Но больше — за патронами, считалось, что это самое ценное у нас.

И.В. Когда вас призвали в армию?

С.Д. В 1944-м году. Всего две недели нас продержали в запасном стрелковом полку, а оттуда — сразу на фронт. Отслужил я в армии семь лет, с 1944-го по 1950-й год. И служил я сначала в 201-й стрелковой дивизии. Был у нас такой 191-й Нарвский полк. Сначала я был даже связным у командира полка. Первым командиром у меня был Паршин дак. Но его ранило и на его место поставили Петухова. С этим полковником Петуховым мы после войны дружили. Он приезжал несколько раз в Нарву, на 30-летие Победы, и всегда ко мне заходил. Мы выпивали. Сам знаешь, фронтовики любят выпить...

И.В. Расскажите про ваше участие в освобождении города Нарва?

С.Д. А что рассказывать про это освобождение? Вот у нас недалеко отсюда есть деревня Омут такая. Слыхал, наверное, про нее? Так мы там своими средствами переплывали реку Нарову. Помню, две палатки взяли, сучьев, елки-палки, нарубили, все это дело связали, и второй мой товарищ тоже связал. Так мы сделали себе небольшой плотик. Ну а когда поплыли, течением реки нас снесло на четыре километра. Смотрим: и там, и там снаряды рвутся. А мы плывем. И потом через такую Черную речку мы далее на станцию Айвара стали наступать. Сейчас на этом месте находится Прибалтийская ГРЭС. Там проходили какие-то болота. На высоте было такое местечко Тизамяэ. Не Силламяэ, как называется город поблизости, а Тизамяэ. А потом немцы как нас начали давить. Я сам видел, как солдат бежит и наступает, а на танке, который на него идет, уже полно солдатской крови. Тут мы, можно сказать, по трупам все время бегали: как по нашим русским, так и по немецким. И как я во время тех боев остался жив, я и сам, ёлки, не могу понять. А жив остался. Ведь в этих боях сколько тысяч положили нашего брата. Но наступали мы, помню, все на этом направлении.

Чего только с нами не было! В какой-то день, я тогда был еще связным командира полка, прорвались немецкие танки от Таллинского шоссе к Аувере, е-мое. С группой управления подполковник Паршин оказался в трудном положении. А немец, знаешь ли, развернулся у дороги на запад, стал вести огонь из орудий и пулеметов. Он уже шел к наблюдательному пункту нашего полка. Артиллеристы нашей противотанковой батареи подбили несколько их танков. Но это их не остановило. Мы укрылись сначала в воронке от снарядов, потом — под железнодорожным мостом. Паршина тогда тяжело ранило. Один танк шел по мосту и остановился. А мы в это время под мостом прятались. Так все мы пережили неприятные минуты. Приготовили личное оружие: вдруг танкисты вылезут из танка и пойдут на нас? Ни у кого не было гранаты. Как назло, «ека». Но через несколько минут одно наше орудие с прямой наводки ударило по танку. Тогда он стал отстреливаться и отходить назад. В конце концов наши его подожгли. А Паршин, хотя и был ранен, еще командовал боем. Война — штука серьезная.

И.В. После Нарвы где проходили ваш путь?

С.Д. Я еще воевал в Курляндии. А когда с японцем началась война, меня и туда «шуранули». Вернее сказать, не меня одного, а нашу полную часть. Демобилизовался я уже со Сталинобада. Теперь он Душанбе называется. А раньше был Сталинобадом. А наша 201-я дивизия до сих пор существует, находится где-то в Таджикистане.

И.В. Чем вам запомнилось окончание войны?

С.Д. Я этого даже сейчас и не помню. Я в армии тогда был.

И.В. Как вас награждали во время войны?

С.Д. У меня есть орден и медали. Но орден Отечественной войны я получил уже после войны. И потом — я был когда-то еще награжден «звездочкой» (орденом Красной Звезды), за взятие города Риги. Но меня ранило и она до меня так и не дошла. Попал совсем в другую часть. Медаль «За отвагу» получил за бои под Нарвой. Раньше считалось, что заработать такую медаль — это очень большое дело.

И.В. За что вас этой наградой отметили?

С.Д. Ну как за что? Был в атаке, «ёка», стрелял, бил по фашистам. Они нас били и мы их били. Хотя под Нарвой я в плен никого не брал. Была у меня и медаль «За боевые заслуги». Все мы на этой войне подвиги делали, не один какой-то солдат. Я так это дело понимаю. Вот на кладбище в Синимяэ похоронен такой Герой Советского Союза Амяга. Ему посмертно дали это звание. Он погиб под Тизамяэ. Так я его лично знал. Он был командиром отделения первого взвода, а я всю жизнь — в автоматной роте. Тоже приходилось выпивать с ним. Он был сержантом.

И.В. Встречали ли вы кого-то из высшего командного состава?

С.Д. Я Говорова, например, видел. Он под Нарву к нам приезжал. Нас заставили охранять его. Я далеко, правда, от него стоял. Мы охраняли его целой цепочкой. Он шел где-то впереди. Кругом него сплошное «офицерье» стояло: было этих генералов и полковников столько, что ужас один. Все они собирались около него. Мы уже как оцепление шли.

И.В. Страх испытывали на фронте?

С.Д. Конечно, нам было страшно на войне. Е-мое! Кому ж бывает на передовой не страшно? Это же не на танцы идти! Странно, что тебя и убьют, елки-палки. Нас ведь в 18-19 лет на смерть посылали. Сейчас уже все забылось. 55 лет прошло с этой войны. Мне самому уже 75 лет (интервью было записано 18 лет тому назад, в 2001-м году. - Примечание И.В.)

И.В. Как сложилась ваша послевоенная жизнь?

С.Д. А я работал в Нарве на Кренгольме (комбинат «Кренгольмская мануфактура». - Примечание И.В.), в транспортном цехе. Там я был грузчиком. В Нарве в разных местах жил. Моим соседом был Николай Костин. Он тоже под Нарвой воевал и написал книгу «Битва за Нарву». Так он обо мне там упоминает (Воспоминания Николая Федоровича Костина также опубликованы на нашем сайте. - Примечание И.В.). А сейчас, как видишь, живу в Усть-Нарве (поселок Нарва-Йыэсуу, расположенный в 12 километрах от города Нарва. - Примечание И.В.)

Интервью и лит. обработка: И. Вершинин

Рекомендуем

Мы дрались на истребителях

ДВА БЕСТСЕЛЛЕРА ОДНИМ ТОМОМ. Уникальная возможность увидеть Великую Отечественную из кабины истребителя. Откровенные интервью «сталинских соколов» – и тех, кто принял боевое крещение в первые дни войны (их выжили единицы), и тех, кто пришел на смену павшим. Вся правда о грандиозных воздушных сражениях на советско-германском фронте, бесценные подробности боевой работы и фронтового быта наших асов, сломавших хребет Люфтваффе.

Великая Отечественная война 1941-1945 гг. Самая полная энциклопедия

Уникальная иллюстрированная энциклопедия ведущих военных историков. Самый полный иллюстрированный путеводитель по событиям 1941-1945 гг.
Великая Отечественная до сих пор остается во многом "Неизвестной войной". Несмотря на большое количество книг об отдельных сражениях, самую кровопролитную войну в истории человечества нельзя осмыслить фрагментарно - только лишь охватив единым взглядом. Эта книга впервые предоставляет такую возможность. Это не просто хроника боевых действий, начи...

Мы дрались против «Тигров». «Главное – выбить у них танки!»

«Ствол длинный, жизнь короткая», «Двойной оклад – тройная смерть», «Прощай, Родина!» – всё это фронтовые прозвища артиллеристов орудий калибра 45, 57 и 76 мм, на которых возлагалась смертельно опасная задача: жечь немецкие танки. Каждый бой, каждый подбитый панцер стоили большой крови, а победа в поединке с гитлеровскими танковыми асами требовала колоссальной выдержки, отваги и мастерства. И до самого конца войны Панцерваффе, в том числе и грозные «Тигры», несли самые тяжелые потери не в дуэлях ...

Воспоминания: Пехотинцы

Показать Ещё

Комментарии

comments powered by Disqus