Криворучко Борис Сергеевич

Опубликовано 16 апреля 2017 года

5532 0

- 1926-го года рождения, из Ставрополя. У меня были отец, мать, две сестры… они все уже ушли, никого нет из близких родственников. Образование моё было к началу войны – 8 классов… потом уже учился в Орджоникидзевском военно-пехотном училище, мне было 17 лет, я был добровольцем-курсантом. Но это – в 1943-м году. А в 1941-м – мне было 15 лет.

- Как Вы узнали о начале войны?

- Радио, телевидения – тогда не было, все забегали по городу, митинги проводились…многие ребята относили в военкомат просьбы направить их воевать… и я был такой же. Знаю, что патриотизм был высокий, все рвались на фронт.

- А когда Вы попали в училище?

- Мне было 16 лет, это 1942-й год, я там в военкомате всё помогал исполнять: двор подметал, повестки разносил – всё делал только для того, чтобы меня послали в военное училище в Орджоникидзе. И я туда всё-таки прибыл. Военкомат наш ставропольский городской меня туда направил в мае 1943-го года. Когда уже Ставрополь был освобождён. Он был оккупирован в августе 1942-го года, а взят обратно нашими – в январе 1943-го. Я в это время находился в городе. Мы всё порывались бегать искать партизан, а отец и мать нас удерживали, и так ничего у нас и не получилось…

Были ли при немцах расстрелы – не знаю. Хотя жил здесь близко.

Когда в январе освободили Ставрополь – эту дату я помню, потому что мы бегали, митинги были, призывы разгромить врага…

- Расскажите, пожалуйста, про училище.

- Я там учился год. Учился – хорошо, а закончил – блестяще. Был командиром отделения, взвода курсантов, потом был старшим помощником командира взвода, секретарём комсомольской организации роты, потом батальона...

Отличное училище: уже было с опытом войны, и практика была. И кормили хорошо. Учили нас – на командира пехотного взвода. Мы все рвались на фронт. Вызывает меня командир батальона, 1-го: говорит, что я остаюсь и буду командиром первого взвода, уже офицером роты курсантов. Я отказывался и говорил, что пойду только на фронт. Но он был очень жёсткий – и сказал: «Марш отсюда, и – выполняй приказ!»

Я выхожу, обиделся на него, сижу на лавочке… подходит ко мне Сергей Поликарпов… я был в первом батальоне, а он во втором, он тоже закончил с отличием и его тоже решили оставлять в училище. Я спросил, что будем делать, а он – такой бойкий парень – и говорит:

- Мне тоже командир батальона отказал!

И предложил пойти к начальнику училища. А начальник училища Гусев был без ноги. Я с Поликарповым к нему пошёл. Открываем дверь – и генерал сказал заходить, спросил, что мы хотели, мы сказали, в чём дело…

- Идите подумайте: война идёт к концу, а вы хотите на фронт!

Мы вышли оттуда, покурили, Поликарпов предложил ещё раз пойти. Зашли и сказали, что решили идти на войну. Он злой стал – и нажал кнопку, вызвал начальника отдела кадров. Заходит майор в возрасте – и он сказал ему нас отправить воевать. И нас отправили на фронт. На Ленинградский. Полк – 243-й, а дивизию – не помню.

Прибыли мы туда – и нас отправили прямо на передовую. Меня и Сергея. Он погиб, а я прошёл четыре боя, почти всю Прибалтику – и тогда тоже получил тяжёлое ранение в ногу и руку, и меня положили в госпиталь.

Подробнее – сначала я прибыл в сам Ленинград – тогда ещё был Ленинградский фронт; я там побыл 2-3 дня – и меня направили на Прибалтийский, я там принял участие в освобождении четырёх населённых пунктов.

Как прибыл туда – сразу занятия провели в лесу, а потом нас вызывает командир роты – и говорит, что завтра мы наступаем…

 

- Страшно было?

- Я бы не сказал. Сейчас – было бы страшно, тогда – нет.

- По сравнению с училищем – как кормили на фронте?

- Отлично кормили! Хорошо: мясо, каша, чай – всё было! И 100 грамм давали, но мы лично – не пили, а старички – пили. Давали – после боевых действий. У нас там молодёжь отдельно была, так что…

- Кого Вы назвали бы хорошим солдатом и хорошим командиром?

- Хороший солдат, во-первых, должен выполнять все приказы своего начальника, быть бдительным, не трусом. У меня были отделения – люди в возрасте, а мне 18! Там самому молодому солдатику было 35-40 – и все выполняли мои приказы. Да: 30, 40, 50 лет… и ничего, что ими командует 18-летний пацан: слушали внимательно, никаких проблем не было.

У нас был командир роты – тоже в возрасте капитан: он здорово с нами занятия проводил: рассказывал нам, как надо себя вести и т.д. У меня было во взводе 18 человек, а положено – 25: он был не укомплектован полностью. И они все принимали активное участие в боевых действиях.

А я, конечно, руководствовался указанием командира роты.

У командира – отношение к подчинённым должно быть! И, сколько я ни служил (потому что я в армии 40 лет прослужил) – я никогда не встречался с такими начальниками, которые вели себя недостойно! Может, конечно, где-то и были такие случаи...

…а на самой собственно войне я был не так уж долго: четыре боя – и меня ранило тяжело.

- Расскажите о своём первом бое.

- Первый – это Лудза. Там всё было нормально, а вот позже – Рига. Даже не знаю, артиллерия нас там – поддерживала? Нет? Они ж в тылу… Немцы – обстреливали хорошо. А наше дело – идти в атаку!

- Как Вас ранило?

- Мы подошли к Риге, там вокзал железнодорожный. И мы начали наступать на немцев. И я как-то туда вбежал – и по нам начали стрелять. И меня ранило сначала в ногу, а потом в руку. Когда меня ранило – я упал, бои дальше продолжались… потом некоторое время, час-полтора, я соображал… у меня винтовка была, и я лежал… а потом вдруг ко мне подскочили несколько солдатиков, взяли, отвезли и отправили в медсанбат, а потом в госпиталь, а потом мне уже дали «вторую группу».

- Когда оказались в госпитале – как Вас лечили?

- Хорошо лечили. Я лежал здесь [В Ставрополе. – Прим. ред.] – и в Фурманове Ивановской области: тоже и кормили хорошо, и лечили.

Приезжаю в госпиталь в этот город Фурманов – и тут же сразу на второй день приходит ко мне какой-то работник – видимо, кадровик:

- Скажи, пожалуйста, ты откуда?

Я ответил, что из Ставрополя – он спросил, есть ли там госпиталь. Я сказал, что не знаю – срочно сказал написать письмо домой, и, если там имеется госпиталь, то – приказ Сталина: отправлять на лечение к родителям, родственникам – и меня туда отправили.

- Какие национальности были во взводе?

- Все были русские, кроме двух армян. Никто ничем никак не выделялся.

- Как на фронте относились к замполиту?

- Положительно. Замполит – в роте был, к нам приходил; а у меня же во взводе – не было замполита.

- А со СМЕРШем на фронте встречались?

- Не было таких случаев.

- Прибалтика вошла в состав Советского Союза в 1940-м году. А в 1944-м, когда Вы вошли – какое к Вам было отношение местного населения?

- Это я помню. Но где мы были в населённых пунктах – все относились к нам положительно.

- «Лесные браться». Вы с ними сталкивались?

- Нет.

- У Вас в полку – были женщины?

- Медсестра – была, других – не видел.

- Санитария?

- Там перед боем было маленькое озеро – в нём искупались.

- Был ли немец серьёзным противником в 1944-м году?

- Я бы сказал, что они уже были слабее нашей армии тогда.

- И даже немецкая авиация?

- Нет, не могу сказать, не видел. И танков их не было.

- Какое оружие было во взводе?

- Винтовки. Автоматов даже не было.

- А немецким трофейным оружием пользовались?

- Нет, у меня не было.

- А пулемёт во взводе – был? «Дегтярёв» ручной?

- Пулемётчики – были, только у меня – не было.

- Ваши награды?

- У меня две: орден Красной звезды и медаль «За боевые заслуги». За активное участие во взятии четырёх населённых пунктов. Там, где мы воевали – не было ни латышей, никого: они, видимо, убежали оттуда и не принимали участия… и против нас со стороны народа тоже не было случаев таких. Но я-то маленький был по должности, не знаю: может быть, вообще и были случаи…

Меня ранило, сюда [В Ставрополь. – Прим. ред.] приехал, прошло месяца два – и вызывают в отдел райвоенкомата, дают письмо с отдела кадров округа СКВО: что Криворучко Борис Сергеевич награждён такими-то орденами… они мне их вручили уже здесь, а там на фронте никто не вручал.

После ранения выписали меня – и отправили в райвоенкомат: Суворовский район. Это от Ессентуков 25 километров. Туда – инструктором 4-го отделения… это отделение занималось учёбой, подготовкой к военному делу. Там я пробыл немного помощником начальника части, потом меня перевели в Пятигорский военкомат старшим офицером 3-й части. Там я был 1947-1956-й годы, потом взяли меня в крайвоенкомат старшим офицером, потом стал начальником 3-го отдела, потом горвоенкомом 15 лет…

 

- Чем запомнилось 9-го мая 1945-го года?

- Были митинги. Это в Суворовском районе: на площади собрался народ, поздравляли, кричали. Все были рады и довольны.

- Спасибо Вам большое!

 

Интервью: Н. Аничкин
Лит. обработка: А. Рыков


Читайте также

Жуков приказал: не давать покоя, наступать днём и ночью. Они очень организованные, немцы-то, кстати… очень! Если они отойдут на следующий рубеж – то солдат распределят: вам такой-то сектор, вам – такой-то, вам – такой-то. Такие-то ориентиры, и так далее. Это уже облегчает им оборону. А нам их выбивать оттуда, с этого нового...
Читать дальше

Я хотел остаться живым, поэтому и остался. Но разве сам себе предскажешь? Идёшь в бой вместе со всеми, а там как получится. Если бомбёжка идёт, только снаряд разорвался, сразу перебегай в ту воронку. Остановились – сразу копай себе окопчик! И вот лежишь и копаешь. Это многих спасло. Но столько копали, что я всем говорю, что...
Читать дальше

Однажды вызывает меня командир батальона Бабичев и говорит: "Собирайся, поедешь на 4-месячные курсы по подготовке младших командиров". Я собрался и ушёл в штаб дивизии, который находился не так далеко в другой деревне. Пока у меня взяли документы, я находился во дворе. Вдруг вижу нашего ездового Малахова - он зачем-то...
Читать дальше

Гранат у нас не было вообще, а патронов оставалось совсем мало, но мы не отходили. Среди латышей был солдат, который говорил по эстонски и через него нам предложили сдаться, но ни один не поднялся и не пошел, мы надеялись, что помощь придет. После полудня нас начали накрывать минами, а затем появился немецкий танк и пехота. Ребята...
Читать дальше

В августе 1942 года меня призвали в армию и направили в Свердловское пехотное училище, в которое я был зачислен 17 сентября 1942 года. В училище я обучался шесть месяцев. Занимались по 10-12 часов в день. В основном отрабатывали практические вопросы тактической обороны, овладение огневыми средствами, автоматом, винтовкой, огнеметом,...
Читать дальше

И вот, когда передовые цепи противника подошли на 400-350 метров к опушке леса, где занял исходное положение наш полк, 461-й гаубичный артиллерийский полк произвел по ним мощный огневой налег. Батальоны 648-го стрелкового полка по сигналу - серия ракет - без единого выстрела быстро пошли в атаку. Ошеломленные артиллерийским налетом,...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты