Top.Mail.Ru
1983
Пехотинцы

Масленников Иван Петрович

Год рождения: 1914-

Место рождения: Свердловская обл., г. Свердловск, п. Шарташ

Место призыва: Кагановичский РВК, Свердловская обл., г. Свердловск, Кагановичский р-н

Дата призыва: 24.06.1941

Место службы: 618 сп 215 сд 30 А ЗапФ; 618 сп 215 сд ЗапФ; 711 сп 215 сд

Воинское звание: ст. лейтенант, капитан администр. Службы, техник-интендант 1 ранга, ст. лейтенант админ. сл., капитан

В 1943 году-офицер штаба 215 стрелковой дивизии.

В октябре 1941 года направлен в 23 ЗСП,в декабре вступили в бой на Волоколамском направлении, в январе 1942 года в составе 215 дивизии вели наступление на Торопецком направлении. после освобождения города Ржева 3.03.1943 года, участвовал в освобождении Смоленска, Ярцево, Белоруссии, Литвы, Польши.

Награды

Медаль: «За боевые заслуги», Медаль: «За взятие Кенигсберга», Медаль: «За оборону Москвы», Медаль: «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», Медаль: «За победу над Японией», Орден Красной Звезды

(Архивный отдел администрации города Ржева ф.247, оп.1, д.5 л.170. (дневниковые записи))

22 августа.

Комдив Куприянов провел смотр 618-го полка, а к исходу 23 августа снялись и в путь. Шли на восток. Пересекли Волгу в ее верховьях, а затем повернули на юг. В это время уже шли бои на Ржевском направлении, и нам ясно было, куда мы идем. При подходе к фронту были приняты строгие меры маскировки, но славяне пренебрегали этим и, в результате, в ночь на 25.08.42г. некоторые за это поплатились - пробомбил самолет.

25 августа.

Ночью прибыли под г. Ржев и остановились во втором эше­лоне. Дождь. Тьма кошмарная. Бьет артиллерия противника. Разместились в щелях.

28 августа.

Некоторые роты пошли в наступление с задачей овладеть дер. Дураково. Накануне этого дня на КП нашего полка был сделан солидный налет из шестиствольных минометов, без малого не пострадали люди, находившиеся у командира стрелкового пол­ка на совещании. Другие полки дивизии имели задачу форсировать Волгу у Ржева и овладеть правым берегом, но многодневные бои за этот правый берег успехом не увенчались. Волга многих приняла на свое дно и окрасилась кровью. Ржев противни­ком оборонялся с ужасным остервенением. Оборона проходила по правому берегу Волги, а затем в каменных постройках кирпичного завода и других зданий. Большая насыщенность артиллерией, минометами и пулеметами. В поддержку пехоты противник давил все время большим количеством бомбардировочной и истребительной авиации. Последняя предназначалась для отражения налетов нашей авиации.

День 1 сентября был исключительно напряженным. Авиация противника появилась с восходом солнца, и не было свободного неба до заката солнца. Ю-87 и Ю-88 все время висели над нашими боевыми порядками и вторыми эшелонами. Не успеет уйти один эшелон юнкерсов, как на горизонте появляется второй и заходит от солнца, корректированный очевидно кем-то с земли.

Вспоминается, как юнкерсы не дали нормально позавт­ракать. За время завтрака три раза приходилось бросать суп и укрываться в траншеях. Солидными были наши бои с мессера­ми в воздухе. В этот день на КП погиб дивинженер Лебедев. Разбомбили КП дивизии. Наша тяжелая артиллерия била из глубины и много была на прямой наводке, ведя огонь по огне­вым точкам противника. Гул и шум стоял такой, что к вечеру голова совершенно отказывалась что-нибудь понимать и сообра­жать.

Тогда, как я появился на КП, будучи ОД, возле нашей зем­лянки (шалаша) упала бомба 250 кг и силой разрыва разруши­ла шалаш и угостила наших работников. Некоторых завалило в траншее, на комендантской кухне уничтожило обед. Ночью нем­цы кричали в рупора, что Ржев не сдадут, это является их трам­плином на Москву и нашим ключом на Смоленск.

Свой день рождения я отпраздновал в боях под Ржевом. В дождливую ночь 11 сентября нас вывели, и плохой дорогой, в обход, мы двинулись в путь, после чего прибыли на новое место и расположились в балках и кустах, в 4-х км восточнее Ржева, где нашего наступления не велось. Так как наш полк был почти полнокровным, его решили ввести в бой на новом направлении, с восточной стороны города.

Рекогносцировка. К ночи 9 сентября подразделения были уведены в лес, что восточнее города. Туда же переместили КП. Какой это был девственный лес! Сосны, ели, осины и т.д. стояли в полной своей красе целые, но казались задумчивыми. Наступ­ления намечали на 13.09, но отложили на 14.09. 13 сентября шла горячая подготовка. В 18 часов был зачитан приказ о на­ступлении, где указывались поддерживающие нас артиллерия и авиация. Один наш полк поддерживали 5 артполков тяжелой артиллерии, полк ДА, минометный полк, полк РС, кроме того, полковая артиллерия и минометы. Это море огня было нашей надеждой на успех. Народ был хорошо настроен к прорыву.

Из перечисленных артполков я узнал, что нас поддерживает 545 ПАП. Это адрес В. Зыкова. Как разошлись офицеры, я взял разрешение у командира полка на поездку на огневые позиции ПАП к Василию Зыкову. Оседлав коня, я ехал с волнением в надежде встретиться, но приехав, узнал, что В. Зыков погиб 4 сентября в районе д. Ковалево под Ржевом, где и погребен. Какое огорчение! Руки просто опускались. Ведь на фронте так дорого встретиться. За подробностями меня отправили к коменданту батареи. В полк я возвратился в 23.00.

Утром 14 сентября началось. Гул стоял такой, что рядом стоишь с человеком, разговариваешь, вернее кричишь, и ничего не слышно. День стоял хороший. Авиация работала. Дымовая завеса позволила хорошо подойти к противнику, действовали хорошо, но огневая стена противника не позволила атакующим достигнуть крайних домов и завязать уличный бой. Первое проволочное заграждение от крайних домов было в 700-800 метрах. Один только смельчак Т-34 сумел прорваться в город и прошел до 6 кварталов в глубину, раздавив на пути несколько немцев, а так как был один, то вынужден был вернуться обратно.

В городе было пусто. Все было брошено на передний край. Пленные немцы показали, что Гитлер каждому участнику Ржев­ской битвы в приказе обещал кресты. Каждому ясно, что такой шквал огня, который создавали 1,5-2 часовой артподготовкой из такого количества орудий, наносил противнику огромные потери, но огневые точки снова оживали с какой-то дьявольс­кой быстротой.

14 и 15 сентября полк несколько раз поднимался в атаку, но так и не достиг первых домов. Во второй половине дня 16-го все прекратилось и в ночь на 17-е нас отвели. Было дождливое утро. Петраков окинул глазом наличие людей и, так как их оказалось мало, приказал разыскивать. Пришлось доложить, что мы вышли из боя и некоторых недостает. Они остались лежать у стен города или зачислены на довольствие в госпиталях. Которые шли в атаку- это герои. Командир 2 СБ сам шел впереди, ведя атаку батальона, но быстро был сражен. Также ротные К. Смольников и Ланцман (будучи ранен в руку, продолжал командовать батальоном). А сколько безымянных героев?

Нашей строевой части для работы по потерям, оформлению пополнения разрешили уехать в д. Власово, ибо больше негде было пристроиться, шел дождь. Во Власове стоял тыл полка. Перемокшие за день, мы к вечеру продрогли. Прибыли усталые, мокрые, не спавшие, зашли в дом где размещался ОВС, а там танцы. Тыловики веселятся со своими прачками. Какая жуткая карти­на и обида взяла. Там бой, люди отдают свою жизнь, там можно покушать только один раз и с трудом два, люди мокрые лежат под огнем противника, а тут веселье, при нашем появлении ком­пания быстро смылась. Здесь мы обосновали штаб второго эше­лона. Писаря работали, а мы с В.П. Новиковым ранним утром уходили на передовую и часто возвращались во второй половине ночи, так как днем не везде можно было пройти. Наступление продолжалось на нашем участке, с северной стороны все пре­кратилось.

Учтя это, противник переключил всю артиллерию и миноме­ты в нашу сторону. Имелся в Ржеве завод, выпускающий мины. Противник особенно изнурял огнем шестиствольных минометов, словно заведенный. Через каждые 5 минут массовый и на боль­шой площади артналет. Авиация все время бомбила лес. На этом участке впервые применены тяжелые снаряды РС под названи­ем «Андрюши». Их рев, а ночью и огонь, взрыв огромной силы.

Я и ПНШ-2 Юзефович в один из дней пошли в роту, которая находилась на опушке леса. На протяжении 1000 метров мы несколько раз лежали в воронках, которых было не по одной на квадратном метре. Какие кошмары после этих налетов, в каких страшных позах убитые! Какие только части тела человека не ви­сели на сучьях деревьев! Когда мы разошлись, направляясь по ротам, не отойдя и 50 метров мой спутник взлетел на воздух. Какие жалобные письма писала его мать и сколько было слез в этих письмах!

В один из очередных штурмов нашим подразделениям уда­лось ворваться на окраину города, и вот только за это в Совин­формбюро было лаконично сообщено, что наши войска ворва­лись на улицы г. Ржева и ведут бои, а это был бой уже второй месяц. Правда, нашу славу отобрала 2-я гвардейская СД (Г.М. Чанчибадзе), которая наступала слева.

Перед городом была поляна, которую прозвали «поляной смерти» и все, что было лесом, а сейчас стояли стволы изуродо­ванные и сломанные, тоже называли «лесом смерти». Это было справедливо. Сколько дорогих для нас людей полегло здесь? Это может сказать только земля, сколько она приняла. Траншеи, перемешанные трупами и могилами, а рядом рыли вторые траншеи. В этих первых кварталах пришлось отразить десятки контратак и особенно яростные 2 октября. В этом лесу меня солидно контузило, и я долго не мог пошевелить ни рукой, ни ногой, ни вздохнуть, а при очередном рейсе в роты, где было задание уточнить нарытые ночью траншеи, и где, на какой точке у самого бруствера осколками снаряда задело левый глаз. Кровью залило лицо. Когда меня ввели в блиндаж НП, там посчитали, что я сильно ранен и стали звонить Борисову, который всегда наво­дил справки по телефону. Когда я почувствовал себя лучше, то попросил поменьше делать шума. Умылся, перевязали и вроде ничего. Один скандал, что очки мои куда-то отбросило, а искать их было бесполезно. Как бы ни было, я задание выполнил с помощью немецкого освещения. Плохо было возвращаться по лесу, так как темно, без очков, да с одним глазом. Но с помо­щью других доплелся.

В конце октября истребительные операции прекратились, и мы перешли к обороне. С немцем жили по соседству и брали из одного колодца воду. Вспоминаю рассказ двух солдат, как они отбивались от наседавших немцев и остались без патронов, зак­рылись в бревнах. Когда другие их товарищи вышли посмот­реть обстановку, то были убиты. Немцы ворвались в дом, все перевернули и не обнаружили их.

В то время, когда мы вели бои за Ржев, под Сталинградом шел ужасный бой, и я всегда говорил, что у нас-то что - вот где бои. Своими делами под Ржевом мы помогли нашим под Сталинградом. Мы порядочно отвлекли сил немцев и это понимал каждый из нас.

Ноябрь был спокойным, и ходить МОЖНО было спокойно. Возвращаясь однажды из города, я внимательно осмотрел лес и сравнил с тем, что было, когда сюда пришли. Что осталось от него? Корни и сломанные стволы. Под Ржевом развелось много мышей. К этому были для них все условия. Мышей немцы ещё при августовском отступлении отравили, чтобы заразу перенести в наши войска. Если что мышь понюхала и это попадало человеку, то он заболевал. А мышей было уйма.

Интервью и лит.обработка: О. Виноградова, А. Драбкин

Рекомендуем

22 июня 1941 г. А было ли внезапное нападение?

Уникальная книжная коллекция "Память Победы. Люди, события, битвы", приуроченная к 75-летию Победы в Великой Отечественной войне, адресована молодому поколению и всем интересующимся славным прошлым нашей страны. Выпуски серии рассказывают о знаменитых полководцах, крупнейших сражениях и различных фактах и явлениях Великой Отечественной войны. В доступной и занимательной форме рассказывается о сложнейшем и героическом периоде в истории нашей страны. Уникальные фотографии, рисунки и инфо...

История Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. в одном томе

Впервые полная история войны в одном томе! Великая Отечественная до сих пор остается во многом "Неизвестной войной". Несмотря на большое количество книг об отдельных сражениях, самую кровопролитную войну в истории человечества не осмыслить фрагментарно - лишь охватив единым взглядом. Эта книга ведущих военных историков впервые предоставляет такую возможность. Это не просто летопись боевых действий, начиная с 22 июня 1941 года и заканчивая победным маем 45-го и капитуляцией Японии, а гр...

«Из адов ад». А мы с тобой, брат, из пехоты...

«Война – ад. А пехота – из адов ад. Ведь на расстрел же идешь все время! Первым идешь!» Именно о таких книгах говорят: написано кровью. Такое не прочитаешь ни в одном романе, не увидишь в кино. Это – настоящая «окопная правда» Великой Отечественной. Настолько откровенно, так исповедально, пронзительно и достоверно о войне могут рассказать лишь ветераны…

Воспоминания

Решили плыть на ту сторону. Разделились я и Седов третий остался на берегу с одеждой и оружием, Волга в этом месте неширокая метров 50 зашли в воду когда ракета погасла и поплыли, взвилась ракета плывем, видать берег и вроде что-то плавает у берега, подплываем ракета погасла, смотрим это у берега плавают трупы нашего брата становится страшно. Взлетает ракета и нам видно стоит лодка подплываем она на половину с водой, тихонько оттаскиваем не вылезая с воды, одни головы торчат. В таком виде нам ее не переправить, иду к берегу снимаю две каски с убитых и начинаем тихонько отливать воду, когда погаснет ракета. Большую часть воды отлили, и отплываем, толкая лодку поочередно, кое как перетолкали когда ноги достали дна подтащили к берегу. Наш товарищ начал отливать воду и видимо, мы увлеклись ракета осветила Волгу и произошел взрыв снаряда.

Показать Ещё

Комментарии

comments powered by Disqus
Поддержите нашу работу
по сохранению исторической памяти!