11224
Пулеметчики

Калычев Асрал

Я 1926 года рождения. Призвали меня 8 марта 1944 года. В армию я пошёл из Таджикистана. Нас привезли в Самарканд, там 3 месяца учили, а потом отправили на фронт, в Польшу. Пехотинцем.

Я попал в 7-й Гвардейский орденов Суворова и Кутузова стрелковый полк, был наводчиком и первым номером расчёта на станковом пулемёте "Максим". По званию - младший сержант.

- Кто был у вас в расчете пулемета? Люди каких национальностей?

- Я чистый киргиз, и в расчёте двое русских, остальные киргизы. Всего 5 человек: первый номер, наводчик, ещё третий номер и подносчики. В каждом ящике 500 патронов - мы много стреляли.

- В атаку приходилось ходить?

- Много раз. Станковый пулемёт как даст - и нет противника!

- Вы тогда по-русски говорили?

- Немножко говорил. Когда призывали, совсем не говорил и сейчас по-русски тоже плохо говорю.

- Как кормили на войне?

- Ничего, мы не голодали. Чай был, вино пили…

- Как относились к немцам?

- Хорошо, вот к Гитлеру плохо. Люди ведь не виноваты, это Гитлер виноват.

- За что вы воевали?

- За Родину, за Сталина. Сталин - это тот человек, благодаря кому страна крепко стояла. Крепкий человек был.

- На фронте верили в Аллаха?

- Аллаха мы не забываем. И на фронте тоже Аллах…

- В армии тяжело было после гражданской жизни?

- Очень тяжело. Через 8 лет работал только один бригадир на ферме до пенсии.

- Страшно было на фронте?

- Да. На фронте я пробыл с 1944 года и до конца войны. И после войны тоже служил 3 года. Всего 5 лет отслужил в армии. Я всё время до конца войны был наводчиком и первым номером, а потом нас отправили в авиационный полк. Так и получилось: на войне за станковым пулемётом воевал, а после попал в авиационную часть.

- Что самое страшное на войне?

- Война - это всегда плохо. Однажды я 8 дней голодным оставался. Оказывается, за это время человек не умирает с голода. Лошадей ели.

- Ранения у вас есть?

- В шею меня зацепило. И сзади - осколочные ранения.

Интервью:А. Драбкин
Лит.обработка:Е. Акопова

Рекомендуем

Я дрался на Ил-2

Книга Артема Драбкина «Я дрался на Ил-2» разошлась огромными тиражами. Вся правда об одной из самых опасных воинских профессий. Не секрет, что в годы Великой Отечественной наиболее тяжелые потери несла именно штурмовая авиация – тогда как, согласно статистике, истребитель вступал в воздушный бой лишь в одном вылете из четырех (а то и реже), у летчиков-штурмовиков каждое задание приводило к прямому огневому контакту с противником. В этой книге о боевой работе рассказано в мельчайших подро...

«Из адов ад». А мы с тобой, брат, из пехоты...

«Война – ад. А пехота – из адов ад. Ведь на расстрел же идешь все время! Первым идешь!» Именно о таких книгах говорят: написано кровью. Такое не прочитаешь ни в одном романе, не увидишь в кино. Это – настоящая «окопная правда» Великой Отечественной. Настолько откровенно, так исповедально, пронзительно и достоверно о войне могут рассказать лишь ветераны…

Мы дрались против "Тигров". "Главное - выбить у них танки"!"

"Ствол длинный, жизнь короткая", "Двойной оклад - тройная смерть", "Прощай, Родина!" - всё это фронтовые прозвища артиллеристов орудий калибра 45, 57 и 76 мм, на которых возлагалась смертельно опасная задача: жечь немецкие танки. Каждый бой, каждый подбитый панцер стоили большой крови, а победа в поединке с гитлеровскими танковыми асами требовала колоссальной выдержки, отваги и мастерства. И до самого конца войны Панцерваффе, в том числе и грозные "Тигры",...

Воспоминания

Показать Ещё

Комментарии

comments powered by Disqus