23595
Разведчики

Москаленко Павел Федорович

Летом 1941 года я служил в батальоне аэродромного обслуживания в Елгаве (Латвийская ССР). Там меня и застала война. 22 июня тишину раннего утра нарушил гул самолетов и вслед за ним раздались оглушительные взрывы бомб, свист осколков. Фашистские самолеты нанесли массированный удар по нашему, аэродрому. Около 10 самолетов загорелось, появились убитые и раненые летчики. Замешательство продолжалось недолго. Мы начали растаскивать трактором самолеты, рассредоточивая их по аэродрому. Никакого зенитного прикрытия аэродром не имел. Через несколько часов полк улетел бомбить фашистов. Вернулись, когда уже поступил приказ об эвакуации. Так я оказался в Калязине, в Подмосковье.
9 ноября вызвал меня командир роты Моисеев и предложил вступить в Отряд особого назначения для борьбы в тылу врага. Не раздумывая, я согласился. Подобралось еще несколько человек. Назову тех, кого помню: Писковой, Гера, Бойко, Шепетко, Москалев, Коваленко, фамилии еще троих забыл. Нас одели в командирское обмундирование, выдали военные билеты и поздно вечером отправили в Москву, оттуда - в Люберцы, на местный аэродром. Там уже было много таких, как мы. Винтовки у нас отобрали. С того времени запомнил Г.Я. Есина и Нагайчука. Переночевали, а утром 11-го за нами приехал полковник Иовлев С.И. и увез на правительственные дачи в Успенское. Наше, калязинское, отделение определили в роту Ковалева. Выдали винтовки, бывшие в бою, грязные, ржавые, много патронов и по 2-3 гранаты. Дополнительно получили обмундирование: ватные брюки и телогрейку, теплое белье, шерстяной шарф, меховые варежки, продовольствие: на каждого по килограмму масла, сала, колбасы, сахара и по плитке шоколада, по фляге спирта, сухари и концентраты (суп гороховый, каша гречневая).
Итак, я оказался в новой части - в отряде особого назначения (ООН) Западного фронта. Он был создан по приказу командующего фронтом Жукова. Состав - 600 человек. Сержанты и рядовые из частей тыла ВВС, командиры рот и взводов в основном из обстрелянных фронтовиков из пехоты. Командир отряда - полковник Иовлев С.И., бывший командир дивизии. Комиссар - батальонный комиссар Стригунов Н.И., до войны -консул в Испании. Начальник штаба - майор Латышев из штаба ВВС фронта. Начальник разведки - капитан Жабо В.В., пограничник. К утру 12 ноября нас выбросили на линию фронта в деревню Булгакове на Наре. Во время движения отряда налетели вражеские самолеты и часть наших машин с людьми отстала и не прибыла к месту. Полковник Иовлев приказал капитану Жабо собрать отставших и ждать его возвращения, а сам увел отряд (400 человек) в тыл фашистских войск в район Угодский Завод, Черная Грязь, Высокиничи.
Произведя разведку, мы захватили мосты через Протву в Высокиничах, Ильинском, Ивановском, Овчинино. В это время кавалерийский корпус Белова начал прорыв немецкой обороны. Однако контрудары не имели успеха, и нам приказали уничтожить мосты, что мы и сделали. После этого напали на вражеские гарнизоны в деревнях вблизи Угодского Завода, уничтожали живую силу противника из засад на дорогах, ликвидировали вражескую радиостанцию и вернулись к подтянувшимся подразделениям.
Иовлев по рации получил задачу разгромить немецкий гарнизон в самом Угодском Заводе. На задание под командой Жабо отправились два отряда милиции Московской области Угодско-Завод-ский партизанский отряд. Операция прошла успешно: был уничтожен штаб крупной группировки фашистских войск. Об этом сообщалось в сводке Совинформбюро 29 ноября 1941 года.
Отряд возвратился на базу в Успенское. Только два дня мы отдохнули после очень трудного и напряженного похода. Полковник Иовлев построил отряд и сообщил о тревожной обстановке под Москвой. Сказал: "Вы заслужили отдых, но командующий фронтом просит выполнить еще одну задачу, подобную первой, на Истринском направлении".
Бои шли севернее и южнее водохранилища. К вечеру мы были на месте. Оценив обстановку, Иовлев решил зайти в тыл врага по льду водохранилища. На середине остановил нас и послал на показавшийся берег разведку. Она вернулась часа через два. Все это время мы лежали на льду.
В том походе мы пробыли 12 суток и многое сделали. Наша рота из засады на дороге Высоковск-Клин уничтожила вражеский артполк: он был на марше, орудия находились в походном положении. Разведка установила, что на участке дороги Клин-Истра против 16 армии Западного фронта действуют 3-я и 4-я танковые дивизии фашистских войск. Сведения, очень пригодившиеся командованию.
Продовольствие у нас кончилось и нам пришлось отведать конины (забили двух бродячих лошадей) и мороженой картошки в Крюкове. Некоторые бойцы, наиболее запасливые, довезли конину и картошку до нашей новой базы - до аэродрома в Тушино.
Иовлев объявил, что возложенные на нас задачи мы выполнили, и кто желает, может возвратиться в свою часть. Из нашей десятки не захотели сделать это Гера, Писковой и я. Гера погиб в июне 1942 года, Писковой жив, сейчас на пенсии.
Пятого декабря началось контрнаступление наших войск. В третий и последующие походы мы ходили уже с другим командиром Есиным. Ночью переходили фронт, а днем оказывались в тылу своих войск.
В конце декабря отряд доставили во Внуково, где мы просидели до конца января, готовились к десантированию. Здесь меня приняли в члены партии, ввели в состав комсомольского бюро отряда.
Десантирование в немецкий тыл не состоялось из-за погодных условий. Весь месяц - метели и снегопады. Первого февраля 1942 года мы выехали из Внуково на автомашинах. Дорога трудная. Снежные заносы на дорогах, сильные морозы. Долго ехали. Рано утром у деревни Пенашино наткнулись на немцев. Завязался встречный бой, жестокий, кровавый, 18-и часовой. В нем потеряли половину отряда. У немцев потери неменьшие, хотя силы были ве равные: у них полк СС с танками, артиллерией, у нас 250-280 человек, стрелковое оружие. В этом бою мы спасли генерала Ревякина, заместителя командующего 33-й армией.
Поздно ночью при лунном свете отряд отошел в деревню Белый Камень. Немцы дальше не прошли, да и не пытались, так как задачу выполнили - перерезали коридор к 33-й армии, пробившейся на Вязьму, окружив ее. На следующий день нас сменили части регулярной армии. Мы отправились на новую базу, в Кунцево. Все были подавлены, угнетены понесенными потерями.
К годовщине Красной Армии 23 февраля в клубе "Ильича" всем нам вручили правительственные награды. Я получил свою первую солдатскую награду - медаль "За отвагу".
20 марта 1942 года с Киевского вокзала отряд погрузили в эшелон - путь лежал к фронту. В дороге нам выдали сапоги вместо валенок, а в ночь на 3 апреля в районе Кирова мы перешли фронт и оказались в немецком тылу. Приветливо встречало население Дятьковского района наших бойцов, принимая нас за передовой отряд регулярных войск.

Рекомендуем

Я дрался в штрафбате. «Искупить кровью!»

Идя в атаку, они не кричали ни «Ура!», ни «За Родину! За Сталина!». Они выполняли приказ любой ценой, не считаясь с потерями. А те, кто выжил, молчали о своем военном прошлом почти полвека… В этой книге собраны воспоминания ветеранов, воевавших в штрафбатах и штрафных ротах Красной Армии. Это – «окопная правда» фронтовиков, попавших под сталинский приказ № 227 «Ни шагу назад!», – как командиров штрафных частей, так и смертников из «переменного состава», «искупивших вину кровью»

Мы дрались против «Тигров». «Главное – выбить у них танки!»

«Ствол длинный, жизнь короткая», «Двойной оклад – тройная смерть», «Прощай, Родина!» – всё это фронтовые прозвища артиллеристов орудий калибра 45, 57 и 76 мм, на которых возлагалась смертельно опасная задача: жечь немецкие танки. Каждый бой, каждый подбитый панцер стоили большой крови, а победа в поединке с гитлеровскими танковыми асами требовала колоссальной выдержки, отваги и мастерства. И до самого конца войны Панцерваффе, в том числе и грозные «Тигры», несли самые тяжелые потери не в дуэлях ...

Я дрался на Ил-2

Книга Артема Драбкина «Я дрался на Ил-2» разошлась огромными тиражами. Вся правда об одной из самых опасных воинских профессий. Не секрет, что в годы Великой Отечественной наиболее тяжелые потери несла именно штурмовая авиация – тогда как, согласно статистике, истребитель вступал в воздушный бой лишь в одном вылете из четырех (а то и реже), у летчиков-штурмовиков каждое задание приводило к прямому огневому контакту с противником. В этой книге о боевой работе рассказано в мельчайших подро...

Воспоминания: Разведчики

Показать Ещё

Комментарии

comments powered by Disqus