Черезов Иван Григорьевич

Опубликовано 02 июня 2014 года

3113 0

Место рождения: Кировская обл., Уржумский р-н, деревня Черезово (Красногоры)

Служба в Красной армии: Первый раз: рядовой, сапер, 15.09.1922 определен в запас; второй раз: 25.09.1942г. призван по мобилизации Иссовским РВК Свердловской области, солдат, сапер 39 отдельного саперного батальона, уволен в запас в связи с тяжелым ранением с 15 марта 1944 года.

Награжден медалью «За отвагу» 30 апреля 1975 г., №315479

Запись 1970 года

Иван Григорьевич, обращаюсь к Вам, как к участнику великой отечественной войны, Вы прошли трудный тяжелый путь дорогами войны. Мы хотим, что бы Вы поделились своими впечатлениями о той суровой борьбе, которую вели наши бойцы и командиры, наша армия в борьбе с фашистами.

В 1942 году меня призвали в Красную армию. Значит, мы формировались в Сибири, в городе Калачинске. В январе сформировали дивизию, повезли на фронт. Привезли нас под Москву, на станцию Деловая. Высадили нас там ночью возле города Ефремова, оттуда пошли пешком на Курск. Не дойдя до Курска, значит, 15 километров, Курск был занят немцами, нас повернули вдоль фронта на Севск. Это было 500 километров. Мы дошли до Севска, это было 500 километров, пешком, 70 дней. Севск мы взяли ночью, взяли там 900 человек пленных и пошли дальше. Потому что у нас не было боеприпасов совсем, мы отступили обратно в Севск и заняли оборону около Севска и были в обороне до июля, Курская дуга вот, были в обороне до июля месяца, до наступления на Курской дуге.

Утром наступления за час мне старшина поручил лошадь ротную, сказал что бы я выкопал окоп и для лошади, так как через час примерно начнется наступление немцев. Я стал сильно копать окоп и выкопал метра полтора, немножко не во весь рост лошади. Налетели немецкие самолеты и как стали сбрасывать эти бомбы не бомбы, просто какие то как картошка, лимонка её зовут. Из мешка посыпались сотни, как град полетели. Я уже больше копать не мог, значит я забил кол, привязал лошадь, пригнув голову, что бы голову не ранило, а для себя я выкопать не успел. Побежал дальше, тут неподалеку выкопали яму писарь ротный и повар, теперь, то что было, я хотел к ним, но у них яма была больно глубокая, но узкая, они сказали к нам некуда. А там неподалеку был ручей, и там огромный пень. И вот я забился под этот пень, только забился, и вот, значит, 2 этих бомбы, этих лимонки попали в этот пень, вырвали 2 как шапки, воронки были в пне, я остался…

А потом, значит, а потом как они отбомбились, тут наши полетели самолеты, потом стала бить наша артиллерия, потом пошли танки и такой получился ад, что просто все смешалось что там было и часа через полтора наши пошли в наступление, в том числе, конечно, и я. Ну и приходим в первую деревню где это, были немцы, там не то, что домов, ни одного дома, ни одной печки, ни одного камня на камне не осталось, всё смешалось. И пошли мы дальше.

И вот с этого времени мы каждый день стали наступать. И погнали немцев, ну как сказать, дальше. Погнали до Десны, на Десне мы их там, значит, догнали. Стали делать переправу. 5 дней переправлялись армии через Десну.

Снова погнали немцев до реки Цна, конечно, были большие потери, но и немцев много погибало тут. А потом пошли на Гомель, и вот на Гомеле, там река Сож, три дня делали переправу. Переправлялись, были большие потери и у нас, и у немцев со своей стороны, и тут меня в том месте ранило, значит.

Потом я лежал в госпитале и больше мне на фронт уж не пришлось. Всего я на фронте был 8,5 месяцев.

А как наша артиллерия действовала, как Катюши наши действовали?

Наша артиллерия и Катюши действовали очень хорошо, наши Катюши так били, прямо ужас, немцы боялись как огня этих Катюш. Наша артиллерия бьёт, ночью не так немцы боялись, как ударит Катюша, всё вспыхнет, немцы бегут без ума. Только немцы были все на машинах, а мы пешком, они отъедут на машинах, а мы их догоняем. К вечеру нагоним, а утром опять. Каждый день так продолжалось.

И ещё хочу добавить я насчет нашего комсостава, что в течение всего времени, что я был на фронте на передовой наши командиры и политработники очень добросовестно относились к солдатам. Были, конечно, всякие трудности, но в любую трудность, всегда они быстро исправляли и всегда показывали своим личным примером и солдаты видят как командиры, и солдат подражает. На переправе через реку Десну приехал полковник и он встал на берег, уже не молодой полковник, седой, и он стоял там всё время, с места не двигался, там били немецкие снаряды, мины, но полковник стоит и все наши батальонные и ротные, все офицеры вокруг него, все работают, а раз все офицеры работают, солдаты тут, то есть солдатам тоже хорошо. Раненых всё время забирали. Раненых, конечно, много было, но убирали их. И с питанием было неплохо. Старались наши командиры. Хочу сказать благодарность всем командирам, всем политработникам, которые были на фронте.



Читайте также

В спокойной обстановке можно щупом тыкать, но в боевой на глаз и как придется. Очень помогли пленные немецкой инженерной службы. Под Сталинградом они прямо сказали, что русский иван неправильно делает, в шахматном порядке ставит мины. Одну нашел и выковыривай себе остальные. И после этого обязательно ставили не в шахматном, а в...
Читать дальше

Работали в основном по ночам. Днем выполнять свою работу было совершенно невозможно: в это время суток особенно зверствовала немецкая авиация. Причем немецкие летчики расстреливали со своих пулеметов все, что на земле двигалось: гонялись за повозками, машинами и даже отдельными солдатами. В воздухе над нами они имели...
Читать дальше

Второй день бой, только-только, – а я даже не видал, как лейтенанта-то убило – и уже никого из командиров нет. Раньше хоть парторги были, а тут – никого. Все рты раззявили. Кому-то ведь надо командовать. Был у нас один с Курска, 1912 года рождения, кричит мне:

– Давай ты! Как твоя фамиль-то?
– Фамилия моя Задунаев.
–...
Читать дальше

Меня каждый день вызывали на допрос и били, особенно они любили один «трюк»: привязывали к кушетке лицом вниз, и через дощечку били молотком по пяткам, а моего брата сажали на скамейку и заставляли смотреть как меня бьют... У меня до сих пор от этого ноги болят, а тогда я даже ходить не мог... Просидели мы там где-то месяца два, но...
Читать дальше

По сути, обучение минному и саперному делу было очень кратким, прямо на  месте. Показали, как ставить мины и обезвреживать их. Буквально через  несколько дней потащил на передовую первую партию небольших  противопехотных мин в деревянных коробах. Помогало то, что земля в  Прибалтике была водянистая и...
Читать дальше

Как подошли к речке, стали красться, потому что с вражеского берега  время от времени взлетают осветительные ракеты вверх. Сама речка  оказалась неширокая, метров 15-20, но глубокая. Если по-над берегом мы  еще шли, то в глубине ногами дна не чувствовал. Ну что же, стали  минировать мост. Гришин остался, а я...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты