Морозов Дмитрий Федорович

Опубликовано 18 сентября 2017 года

1650 0

Отечественная война меня застала во время прохождения кадровой службы с 1940 г. на литовско-германской границе при 128 стрелковой дивизии 11 армии Прибалтийского особого военного округа. В конце 1940 года окончил там же при 128 дивизии полковую школу сержантского состава саперов, минеров-подрывников. Перед началом войны укрепляли советскую границу буквально за сотни метров от немецкой границы.

В момент нападения 22 июня 1941 года мне как помкомвзвода саперов, пришлось принять участие в боях на границе с наступающими немецко-фашистскими захватчиками. Силы оказались неравными, и мы с боями отступали вглубь страны. При обороне г. Каунас Литовской ССР мне довелось участвовать во взрыве нефтехранилища, в г. Вильнюс Литовской ССР железнодорожного моста через реку Неман, в г. Двинске Латвийской ССР небольшого железнодорожного моста. При обороне города Полоцка Белорусской ССР, во главе саперного взвода, мне довелось взорвать после отступления наших войск большой автострадный мост и заминировать берега реки, забыл ее название. Все это происходило в конце июня 1941 года.

Приходилось неоднократно минировать проходы, закладывать взрывчатку на обочинах дорог при обороне Орши, Витебска, Смоленска. В районе г. Ярцево Смоленской обл., где оборонялась армия генерала Лукина, было дано мне приказание во главе отделения солдат-саперов заминировать автострадный мост через небольшую речку, кажется Вопь. Только приступили к работе, как внезапно налетели немецко-фашистские самолеты, а затем с транспортных немецких самолетов в нашем тылу в двухстах метрах высадился пятитысячный десант, где чудом мы спаслись от плена.

В последовавшем отходе под Вязьму в июле 1941 года, потеряв свою часть, нас несколько саперов и некоторых пехотинцев, сцапал заградотряд службы тыла, и отправили в г. Вязьму, где уточняли в Особом отделе, кто мы такие. После чего нас направили на пополнение в 30 армию Д. Лелюшенко на оборону г. Москвы. Большую часть августа месяца 1941 г. усиленно укрепляли оборону и подступы к Москве в районах Волоколамска, Истры, Крюково и г. Клин. Строили ДОТы, ДЗОТы, ходы сообщения, минировали, закладывали взрывчатку. При обороне г. Клина я был ранен в ногу и направлен в полевой госпиталь 371 дивизии 30 армии, в последующем далее направлен за Москву, станция Рузаевка. После кратковременного лечения в начале сентября 1941 г. нас, 4 человека саперов, направили на пополнение в 249 дивизию, 417 отдельный саперный батальон в район г. Осташков, где и свела нас военная судьба с Вами, Виктор Александрович, и комбатом отдельного саперного батальона т. Тыркасовым Я. В. и остальными саперами и воинами дивизии.

Не буду подробно описывать все боевые оборонительные действия в районе г. Осташков и в Пеновском районе нашего 3 саперного взвода 2 саперной роты 417 отдельного саперного батальона. Вы это знаете, Виктор Александрович, не хуже меня, так как служба моя была под вашим командованием.

В октябре месяце 1941 г. на 12 километре по дороге от г. Пено на Осташков были остановлены немецко-фашистские захватчики. В конце 1941 и начале 1942 фронт проходил по северо-западному побережью оз. Селигер. [Немцы], обойдя озеро с севера и юга, захватили районные центры гг. Пено, Селижарово и даже областной центр г. Калинин. Пройти оз. Селигер немецким захватчикам не удалось. Путь им преградили советские войска, и, в первую очередь, наша 249 стрелковая дивизия. Наша дивизия занимала большую территорию обороны, более 120 км., на участке от г. Осташково и верховья Волги до д. Большая Коша.

В данное время трудно ориентироваться – как это было – но помнится, что все началось с юго-запада [от] верховья Волги и быстротечной р. Селижаровка. Фашистские войска двинулись из района Ржев по главной автошоссейной дороге Ржев – Осташков, форсировали р. Итомля в районе дд. Техменево, Свитково, приблизились к обороне нашей дивизии у Большой Коши, а также рек, пересекающих автостраду Большая Коша и Малая Коша. В этом районе отдельные подразделения нашей дивизии дали первый бой; силы были неравные, наши отступили в район Селижарово. У этого города и плотины поселка Селище, на р. Селижаровка и верховья Волги, оз. Волго с новой силой разгорелись боевые действия. 249 дивизии в этом бою крепко помогли партизаны Осташковского, Пеновского и Селижаровского районов. Однако удержать поселок Селище и плотину не удалось, как не удалось удержать и райцентр Селижарово.

Наши части отступили в двух разных направлениях. Одна часть отошла по берегу оз. Волго в район дд. Хотошино, Сорокино с выходом на межрайонную магистраль в направлении на г. Осташков. Другая группа войск отступила по линии железнодорожного полотна в северо-западном направлении к дд. Бор, Шуваево, Рамень, Колобово, до Большого и Малого Лохово, г. Пено. Примерно с этих вышеперечисленных деревень и начались оборонительные действия 249 СД и её 417 отдельного саперного батальона.

В период второй половины августа и сентября 1941 г. в этих местах почти никаких других войск кроме нашей 249 дивизии не было. А поэтому нам не легко было удерживать главные автодорожные пути Пено – Осташков, направление на гг. Кувшиново, Торжок. Чтобы сдержать натиск врага, надо дивизии укрепиться при помощи саперов 417 ОСБ, что мы и делали. Саперные роты, как мне помнится, и даже взводы, были направлены в разные стороны строить оборону, укрепляться на возможных точках, направлениях появления врага.

Наша 2 саперная рота северо-западнее от оз. Пено и вверх на восток от оз. Волго по дороге на Осташков занялась устройством ДЗОТов, КП, НП, минированием подходов к деревням по линии шоссейной и железной дорог – Починок, Выселок Ильинское, Занепречье, Заёво, Молово [?]. Наш 3 взвод 2 саперной роты еще выше был передвинут по дороге на Осташков к оз. Селигер в лесные деревни Селище, Лопатино, ст. Сигово, Давыдово. В этих местах мы, Виктор Александрович, немало потрудились по устройству оборонительных точек и особенно закладки взрывчатки, минирования узких лесных дорог, железно дорожного моста у дд. Сигово, Маслово, через речку Коча. В д. Лопатино строили переправу – немудрячий мост.

По этим делам устройства переправ был хороший специалист комроты-2 т. Николаев – отличный душевный человек. Много раз по его приказу-просьбе мне приходилось выполнять во главе отделения, полувзвода, взвода ответственные боевые задания по минированию, разминированию, подрыву дорог и мостов – там, где грозила опасность приближения врага. Специалистов, как Вы знаете, по этим делам в нашей, да и в других ротах 417 батальона, было раз-два и обчелся. Поэтому мне и моему другу саперу т. Грабарь Николаю, с которым мы отступали от самой литовско-германской границы, припадало много опасной боевой работы во главе саперных подразделений в разных местах.

1 и 3 роты были сдвинуты от нашей 2-ой юго-западнее по центральной дороге на Осташков к дд. Завирье, Сыродол, Язово, Вязовня, Гладкое, Зехново до Нижних Котиц. Бой все время не прекращался; с каждым днем всё тяжелее и тяжелее приходилось нашей дивизии удерживать боевые рубежи. Части несли потери, пополняться было нечем и некем, а противник все поджимал к оз. Селигер.

Захватив железнодорожные станции Скакулино, Шуваево, Соблаго, Пено, противник потеснил с двух сторон нашу 249 стрелковую дивизию. Мы, саперы, были передвинуты еще ближе к Осташкову; наш 3 взвод передвинули для укрепления и постройки оборонительных рубежей в районе дд. Любимка, Хитино, Карповщина, до Ботово. 1 и 3 роты передвинули где-то к Верхние Котицы, Буковицы, Иванова Гора, Замошье, до Верхние Рудины.

Закрепившись в этих местах, дивизия вошла в состав 4 ударной армии. Её командование выдвинуло на переднюю линию борьбы с врагом 332 и 334 СД, что резко изменило соотношение сил в пользу Красной Армии. Со стороны Скакулино, Сосноватка к Селище, Селижарово выдвинулась 253 СД 22 армии. Назревало время перехода 4 УА в решительное наступление, и этот день настал 9 января 1942 г.

51 стрелковый батальон 249 СД перешел в наступление от дд. Жулево, Верхние Рудины, Замошье, Иванова Гора вдоль железной дороги на Пено. 21 стрелковый батальон 249 СД со стороны Верхние Котицы, Буковицы в сторону Вязовня. 334 СД 4 УА нанесла удар от дд. Зехново, Гладкое, Язово до Завирье на соединение с 253 СД 22 А. 332 СД, взаимодействуя с частями 249 дивизии, нанесла удар со стороны, как помнится мне, дд. Косарево, Занепречье в сторону Выселок Ильинское по дороге на Пено.

В ночное время внезапно для врага, обойдя его оборонительные укрепления, уничтожив передний заслон, наши войска при участии саперов 9 января подошли вплотную к г. Пено и оз. Пено. В ночь с 9 на 10 января саперы проделали проходы для войск дивизии и армии. Рано утром 10 января был нанесен мощный удар врагу, и где-то к 14 часам наши заняли город. В этих боях было убито и ранено около 300 немцев, захвачены немецкие орудия, минометы, и другие трофеи; над г. Пено водрузили красное знамя. Остатки немецкой группировки поспешно отступили к поселкам Охват, Соблаго, Луга по дороге на Андреаполь.

У вышеназванных поселков саперам было жарковато. В числе прочих нашему 3 саперному взводу пришлось срочно разминировать, делать проходы для пехоты и автогужевого транспорта. У Луги с помощью проделанных проходов советские подразделения нанесли охватывающий внезапный удар по 189 немецкому полку, которого противник, как выяснилось, не ожидал. Почти весь 189 полк был уничтожен; командир полковник Гохмер убит, командир батальона был пленен.

В завершение своих воспоминаний не могу не рассказать о трех моих небольших приключениях в Осташковском, Пеновском, Андреапольском районах. В Осташковском вдоль по берегу оз. Селигер у дд. Ботово, Звягино до Хитино наш полувзвод под моим командованием нес охранную службу укреплённых точек и минных полей протяженностью до 20 км. по узким лесным дорогам и берегу. В Селигере ловили, глушили рыбу, и иногда носили в деревню обменивать на молоко, лук, табачок. В один из вечеров немного задержались в нейтральной лесной деревне Любимка с девчатами. Нас было двое; в этот же дом внезапно зашли 3 немца, с которыми произошел короткий бой. Одного разведчика немца граната ранила, но его быстро унесли.

Второй случай в районе д. Луга по дороге к Андреаполю мне пришлось отойти к сараю в сторону от дороги оправиться. По такому же случаю ко мне присоединился пехотинец, и когда мы поинтересовались, что в сарае, там оказались снопы льна. Под снопами обнаружили двух немецких разведчиков с рацией, которых с помощью пехотных солдат пленили. В г. Андреаполе в высокой трубе кирпичного завода также обнаружили немца с рацией и пленили его.

В сентябре и октябре месяце 1941 г. во главе усиленного отделения бойцов 3 взвода, мне было дано задание заминировать узкую лесную дорогу и заложить по обе ее стороны взрывчатку от д. Хитино до дд. Ботово, Звягино Осташковского района по берегу оз. Селигер. В 4-х местах на каждой точке заложенной взрывчатки в лесу дежурили 3 солдата, которые в любую минуту по приказу были готовы взорвать дорогу, тем самым преградить проход противнику.

В период этого двухмесячного дежурства мне дважды пришлось ходить в разведку с бойцом-сапером т. Третьяковым из г. Оренбурга. Мы были приданы разведчикам из 917 стрелкового полка 249 стрелковой дивизии для выполнения разминирования и проделывания проходов. Оба раза задание было успешно выполнено. Разведчики при помощи нас дважды взяли пленных. Один раз 2 фашистов, другой раз 5 человек. Это было где-то в дд. Лопатино, Селище, точно не помню. Но то была первая встреча с немцами в Осташковском районе.

В боях по освобождению г. Андреаполя большую роль, а точнее исключительно геройски сражались саперы 417 отдельного саперного батальона вместе с пехотинцами. Саперы 2 роты, в том числе и нашего 3 взвода шли в атаку, первыми захватили двухэтажную школу. Наш 3 саперный взвод от средней школы под прикрытием танка и 3 танкеток окружил железнодорожный вокзал. Лыжный батальон отрезал отход 2 эшелонам, груженым оружием и продовольствием. При взятии вокзала особенно отличились саперы. За активное участие в освобождении г. Андреаполь я был награжден медалью «За Отвагу», политрук Курбатов орденом Красного Знамени. После боя за г. Андреаполь наш отдельный саперный батальон потерял почти половину среднего комсостава.

При освобождении г. Торопца наших саперов не использовали в качестве пехотинцев, как это было в Андреаполе, и мы выполняли чисто саперные обязанности. Работ по разминированию и расчистке дорог для продвижения пехотинцев и транспорта саперам хватало с избытком. Так уж пришлось, что 3 взвод саперов обеспечивал продвижение 921 стрелкового полка, командиром которого в тот период был майор Турьев Степан Ильич. К Торопцу с боями подошли мы вечером 20.01.1942 с юго-западной стороны направлением на Старую Торопу. Рано утром 21.01.1942 нас саперов подняли по тревоге; в городе шли ожесточенные бои. Мне приказали срочно пробиться с поредевшим взводом к Старой Торопе. Нужно было как можно скорее обеспечить проходы, разминировать дорогу для лыжников и конному орудию на лыжах, так как более 500 пленных наших солдат вывели фашисты на расстрел из концлагеря. Возложенное задание мы выполнили успешно, пленных расстрелять фашисты не успели.

При освобождении большого поселка Ильино Западнодвинского р-на Калининской обл. наш 417 батальон по гвардейски отважно окружил немецко-фашистских захватчиков, многих эсэсовцев уничтожили, остальных взяли в плен. Храбро действовал и наш 3 взвод 2 саперной роты, в командование которой вступил после Николаева т. Голубков Валентин Георгиевич. При выполнении боевого задания и активного участия в освобождении наших военнопленных воинов под Старой Торопой, я был награжден медалью «За боевые заслуги». За взятие поселка Ильино приказ тоже составлялся, но я так толком и не знаю до сих пор, за какую из 2 операций награжден этой медалью.

После успешных боевых действий по освобождению пос. Ильино в начале февраля 1942 г., меня и еще двоих старших сержантов, отличившихся в боях, направили в политотдел для оформления документов и поступления в военное училище среднего комсостава. Командир 16 гвардейской стрелковой дивизии генерал Тарасов Г. Ф. узнал об этом направлении и отменил его. Сразу же дал команду оформить приказ о производстве нас в младшие лейтенанты, утвердили его в штабе армии и разослали нас по стрелковым полкам в район г. Велиж, где шли кровопролитные тяжелейшие бои. Я получил предписание в 925 стрелковый полк.

Прибыл я в штаб 925 полка в первых числах марта 1942 г. Меня направили в штаб 3 батальона капитана Котенко Ефима Дмитриевича под д. Каменка Велижского р-на Смоленской обл. Принял взвод, принимал участие во главе взвода в освобождении дд. Каменка, совхоз Миловиды и др. В боях за взятие дд. Нижние и Верхние Синачи получил тяжелое ранение и контузию с потерей левой руки. С 10.03.42 на излечении в госпиталях Москвы, Горького и Краснобаковского р-на; с 1943 г. инвалид Великой Отечественной войны 2 группы пожизненно.

Вот краткое описание моей военной службы.




Читайте также

И вот 1-го или 2-го ноября мы начали строительство, ничего же нет, вода в Сиваше соленая, еще более соленая, чем везде, температура воды не больше 8-10 градусов, мы делали сваи и все для того, чтобы подготовить опоры моста, но ничего не получается, они уходят в Сиваш и все. Сколько не мучились, не получается, тогда пришла идея разобрать...
Читать дальше

Был и такой случай. Одному из взводов нашей части было приказано протянуть связь в один из пунктов, вот наши связисты начали орудовать, чтоб быстрее выполнить задание, вдруг увидели, что встречно им тянут связь немцы, а немцы увидели, что наши встречно им тянут. Прежде, те и другие, растерялись, а затем сообразили и быстро стали...
Читать дальше

Смотрю - головной танк вышел на край огорода крайнего к нам дома и остановился в метрах 50 от моста. В этой обстановке я решил взрывать мост. Резко поворачиваю ключ подрывной машинки. Взрыва нет. Повторяю, ещё резкий оборот ключа - взрыва нет. Видимо, где-то осколок перебил электропровод, или идёт замыкание на землю в результате...
Читать дальше

Японцы не ожидали, что мы пройдем пустыню Гоби, и продвинемся так близко  к горам. Но все равно, когда мы подошли к Хинганскому хребту, перед  нами находились два стрелковых батальона, которые должны были штурмовать  японские укрепления. И враги им так врезали, что батальоны были  полностью разбиты. Мне на...
Читать дальше

Прямо на месте сразу же начали обучение. Учили, как с оружием  обращаться, минировать и разминировать, изучали как противопехотные, так  и противотанковые советские мины, а также немецкие образцы, в том числе  и прыгающую мину – «шпринг-мину», которая подскакивала на высоту в  полтора метра над землей и там...
Читать дальше

После Победы меня выписали и отправили в Могилевскую область в составе  79-го отдельного гвардейского саперного батальона снимать немецкие  минные поля. И все лето мы занимались разминированием, причем за каждой  ротой был закреплен немецкий военнопленный офицер, имевший карты минных  полей, и мы по его...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты