Пухальский Прохор Антонович

Опубликовано 28 июля 2006 года

16595 0

… - Дед, а ты ведь на фронте с 44-го года ?

- Да. Я-ж совсем молодой был… В марте… Я пять лет отдал. С 15 марта 44-го по 15-е 49-го.

- А ты как… Училище заканчивал, ну… на сапера?

- Да… мы закончили… Ну как сказать… Опытные асы, ты понимаешь, те которые прошли уже… - будем называть их стариками... Всевозможные мины, образцы все… Мы так: днем изучаем, подготавливаем подводы, нагружаем эти мины. Только садится солнце - и на передний край. И ползком. Впереди боевое охранение. Ставим мины эти: противотанковые, помзы, противопехотные. Потом днем с переднего края уходим километров 4-5 - валим лес, деревья вот такие вот, зарубы делаем. Готовим. Полностью складаем как жилой домик. Ночью, это когда в обороне стоим, вечером грузим эти бревна на подводу, и впереди выкапываем… ну яму такую-вот. И вставляем брусья туда эти… Укрепления такие, амбразуры для обстрела - пулеметные точки - ДЗОТы называются. Это мы саперы делали. А во время наступления - мосты, переправа, на подручных средствах. Что попадается. Пока там обозы отстают. Техника знаешь какая… Что есть. Плоты сбираем.
В особеннсти запомнился город Сально (?). Это в Венгрии. Дошли мы до самой Тисы - и форсировать Тису. А подручных средств… А понтоны отстали очень. Дают команду… А там сплошные подвалы. И громаднейшие бочки вина. По 500 литров - такие громадные. И команда - выливать вино. Идем в эти подвалы и выливаем.

- А вино было белое?

- Белое.

- Это наверное токай был венгерский.

- Так слушай шо делаем. Уже вино это со всех бочек выпускаем. Цепляем канатом. Наверх. А этого вина там уже столько, что можно утонуть. Сбиваем щиты такие-вот. На этих щитах лавируешь. Ловишь эту бочку, привязываешь - и наверх, туда. Солдаты вынимают. Делаем каркасы такие, забиваем чопы в бочки, трос перетягиваем через Тису. На лодках, закрепляем. А потом такой примитивный понтон, чи як его. И солдаты садятся, форсируют… Пока там что-то придет. А она ж такая быстроходная. В другой раз мины то сюда, то туда. В другой раз разрывается - и все и так и пошли. Это тихий ужас. Страшное дело. Город Камендин (?) … как сейчас вспоминаю…
Ну а в наступлении вообще это очень страшно. Дело в том, что штрафники в окопах впереди там сидят. А мы ведь должны выползти, сделать им проходы. Минные поля. Снять мины. И устанавливаем азимут называем его.

- А было вообще такое, что без проходов их пускали прямо на минные поля. А то сейчас пишут что попало…

- У нас… На моей памяти этого не было. Я вспоминаю один эпизод, как к нам в роту прислали одного… Он разжалованный полковник был. Вот разжаловали его. Он был в командировке. Случайно был в Москве, застал с хахолем свою жену. Он застрелил жену, и застрелил этого хахоля и ему дали штрафную роту. Но. Или выпросил, или может быть у него блат какой был. Вот. Его послали именно в штрафную роту. И ему надо было добыть языка - и тогда с него снимается все. Понимаешь. Так он перед тем как изучить передний край просил, показывал. Мы ночью идем устанавливать - и он с нами идет. Где точки простреливаются - он запоминает. Днем смотрит как там немцы лазают. В общем ночью пошел он за наблюдением. В том направлении впереди боевого охранения нашего вышел. И поймал немца вместе с кашей, с рюкзаком. Так он когда притащил нам его вместе с кашей и давай нас благодарить, «спасибо ребята», и забрали его в штаб фронта туда, и восстановили в звании и все. Ну как было… За любые преступления - на передний край, в штрафную роту - и там искупай кровью. Выживешь-выживешь, реабилитируешься. Нет-значит все, такая судьбина твоя.
Ну на счет того, что прямо впереди пускали - я не видел. У нас азимуты… Причем привязывали все так… Ну грамотные хлопцы все были. Там же меряли шагами, привязывали к танку, к дереву, понимаешь, где-то. Наносили на карту, а потом передавали в штаб. Вот. Там разрабатывались мероприятия. Планировались наступления. При этом учитывали наши азимуты.

- Понятно… А человек на противотанковой мине, например, может подорваться, если наступит?

- Бывали случаи. Но дело в том, что там же определенная нагрузка нужна. Ну человек сколько? Да еще солдат… ну 70 килограммов, ну до ста, если там при полном снаряжении. Очень редко подрывались. А самое страшное подрывались на помзах. Это мины наподобие лимонок, только она еще с «усиками» и подпрыгивает. Берут они вот-так колышки, растяжка и чека там. Мы тоже бывало такие ставили. А когда стояли в обороне - вот такой-во бурьян, все заросло с весны. А наступление было под Яссами… э-э… 20-го августа. Вот. Артподготовка, и потом это. Все заросло страшно. Вот что можно найти? Разве найдешь ты там эту проволоку? Страшное дело. Так эта помза если ее зачипил случайно - и она сдетонирует и всех вокруг косит наповал. Это страшно. А потом во время наступления. Саперы - вперед. Мы должны свои мины снять с переднего охранения. Проползти до немецких траншей, там разминировать. Вот. И если заросли такие как вот это сейчас, то искали окопы, и ли воронку из-под бомбы или снаряда. Залазишь туды в эту воронку или яму. И кидали оттуда такие гачки вот на веревках. Ведь разминировать опасно. Кидаешь, а потом голову сгинаешь и тянешь веревку. Так разминировали потому что слишком опасно это было. Кидали вот наподобие как ведро из колодца достаешь.
А когда стремительное наступление - все было очень разнообразное. Все ведь думают, что у сапера один участок работ. Это страшное дело. Во-первых это вот эти хитроумные мины со скрытыми взрывателями: боковые, донные. Или противотанковые…: там такой сверху вставляется… ну точно как батарейка к фонарику. Там вот такое отверстие, раскручиваешь эту тарелочку, раскрутил, вытащил ее - и сразу на бок. Поэтому саперы во время наступления на танке впереди. Смотришь - какой-то там танк подорвался уже, или гусеница ему… не всегда же там он загорается, там бак у него повреждается. Иной раз гусеницу разорвет и он на обочине вот так станет и стоит… Потом слазим. Мы уже щупами обследуем дорогу там, подъезды всевозможные, чтоб дальше можно было двигаться технике. А после этого все дома и подвалы проверишь и везде пишем: «Мин нет!» или «Разминировано». Значит можно было там и солдат расквартировывать после нас и все… Так что это только так считается… А на самом деле - установка мин, рытье траншей, установка ДЗОТов для обстрела, разминирование, форсирование рек, озер переправы - все вот это - уйма работы. В общем… сапер - действительно сказано - без права на ошибку.

- А ты танки немецкие видел подбитые?

- Тю… «Фердинанд»! - Вот это последнее, что запомнилось. Это самоходное орудие. Это страшно. Громадина!

- Это где было? Местность какая?

- Это было сразу за Яссами.

- То есть именно «Фердинанд»… Просто иногда в литературе встречеатся: бывало, наши солдаты часто путали «Мардеры», «Бизоны» и прочие с «Фердинандом». Они издалека очень похожи были по силуэту…

- Нет. Фердинанд это ж громадина. Да и написано было на нем на всем. Ты понимаешь… Я почему запомнил… Он подбитый был.

- А куда?

- Да видно гусень ему подбили и он стал так и так и остался. Это под городом Ромун (?) в Румынии, станция Плоешты - в том районе.

- А цвета он был оранжевого?

- Да. Цвет такой оранжевый с черными крестами. Это точно. Я не особенно в цветах разбираюсь, но этот был оранжевый. Такой как украинский флаг. Но Махина здоровая. Такая как «Тигр», даже больше. И еще сильнее «Тигра». И громаднейший такой набалдашник на пушке. И он сам здоровый. Я прятался за ним. Мессеры же косят. Там они за каждым солдатом гонялись. Туда сунул голову, не успел повернуться - уже следующий налет

- А «Королевских Тигров» видел?

- Видел. Но больше всего запомнился Фердинанд. Это ведь он в последнее время ставку делал на тяжелую артиллерию. Вот…

А ведь каждый дом - как крепость. Как в Сталинграде - Будапешт, когда туда уже дошли. Каждый дом - прямой наводкой. Эсэсовцы сидели в подвальных помещениях… в каждом доме… Там наших столько полегло, страшно сказать. При форсировании Дуная там Пешт и Буда на другой стороне. Дунайские мосты порвали все, гады. И мы восстанавливали переправу южнее Будапешта. А потом Марава(?), Банка Быстрица, Ходонин, Братислава - последний - 26 апреля 1945 года. Это запомнилось. Там столько полегло наших - страшное дело. Проскакивали наши машины. Там командование… Генералов, полковников побило. Просматривалось все. И он точку сделал… А встретились мы с американскими войсками… город Пльзен 19 мая. Эсэсовцев группировку расчленили, Власова полонили. Эти эсэсовцы и власовцы гады сопротивлялись до последнего. Ох они… Я же говорю, что праздновали победу 9-го мая, а мы 18-го еще… город Пльзен как сейчас запомнил, мы встретились… Поехали потом на Прагу, там уже нас встречали. Вот. На тротуарах стояли. И запомнилось мне … Наздар… Выносили прямо пиво кружками на танк, я помню мы ехали, наша колонна городом шла, цветы кидали на танки и кружку пива давали. А потом в народный театр вечером нас всех повели. И посетили мы Кремль пражский: подымаешься, винтообразная такая лестница и наверху на балконе уже там начертил я свое имя, фамилию ножиком, там многие оставляли свои надписи…

- А ложки серебряные - это из Праги?

- Да. Это ты понимаешь как… Когда я… ну не увольнялся, а ехал в общем… каждому давали памятные подарки. А там ведь вагоны забиты добром, командующие, генералы, полковники вагонами грузили. А нам вот это в штабе я ехал, костюмов взял парочку дали мне, три ложки серебряные.

- Я фотографии твои видел из Праги 45-го года, а до этого, что, не было фотоаппаратов?

- Мало было очень, да и невозможно фотографировать, когда наступление, кто это делать будет? Это если только специалисты были. Это уже потом, когда нас ближе к штабу прикомандировали в охране вот. Было как: идет командир батальона и с двумя прикомандированными саперами с автоматами - для охраны. Вымеряют боевые точки, расчеты все на месте. Диски у меня эти от ППШ запасные, гранаты. Потому что было много случаев...

Интервью:
Федоровых А.П.

Лит. обработка
Федоровых А.П.




Читайте также

Рано утром 21.01.1942 нас саперов подняли по тревоге; в городе шли ожесточенные бои. Мне приказали срочно пробиться с поредевшим взводом к Старой Торопе. Нужно было как можно скорее обеспечить проходы, разминировать дорогу для лыжников и конному орудию на лыжах, так как более 500 пленных наших солдат вывели фашисты на расстрел из...
Читать дальше

Для того чтобы пресечь снабжение немецкой обороны нам приказали взорвать мост на немецкой стороне. От наших окопов до него было где-то с километр. Деревянный, небольшой, метров на двадцать пять, он шел через какую-то речку в сторону фронта. Нас собрали и начальник штаба майор Пустовалов говорит: «Нужны добровольцы! Ну чего,...
Читать дальше

Прихожу в кабинет к новому начальнику КЭЧ майору Минаеву. Он предложил мне остаться на «брони» и не идти в армию. Я ответил -«Хочу воевать с немцами! Мне «бронь» не нужна!».

Читать дальше

Меня каждый день вызывали на допрос и били, особенно они любили один «трюк»: привязывали к кушетке лицом вниз, и через дощечку били молотком по пяткам, а моего брата сажали на скамейку и заставляли смотреть как меня бьют... У меня до сих пор от этого ноги болят, а тогда я даже ходить не мог... Просидели мы там где-то месяца два, но...
Читать дальше

Трижды немецкие самолеты налетали прямо на нашу роту – это действительно  страшно, ты вжимаешься в землю, а вокруг беспрерывно падают бомбы.  Такое ощущение, что каждая бомба летит прямо на тебя. А вообще на фронте  я больше всего боялся тяжелых ранений, ведь в этом случае люди часто  оставались инвалидами...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты