Штарк Владимир Германович

Опубликовано 23 июля 2006 года

16251 0

Я получил назначение на север, в Кандалакшу. Вот там меня и застала эта война. Я назначен был командиром саперного батальона 104 стрелковой дивизии 14 Армии. И вот в этой 14 Армии был начинжем этот Хренов. Он же в финскую войну получил Героя и звание генерал-майора. Но это все сделал ему Жданов. Ну и вот, я вступил в должность, война началась. Война, представляете - неподготовленность, все это было. Это ужас был. Немцы наступали, прорвали границу.

Был случай такой - я в штабе был, был свидетелем. Я при штабе же все время находился, в распоряжении командира дивизии по инженерной части и так далее. Прибегает полковник, из стрелкового полка, командир, который там сдерживал на границе, первую линию. И этот командир полка, не помню, полковник он был или майор или кто, прибегает и говорит, что полк разбит, и он один уцелел. Был такой случай. Командир дивизии, начальник СМЕРШа, начальник штаба - все пошли на место, разбираться. Полк воюет, а это он струсил и убежал. И там же его, как изменника Родины, расстреляли. Такой вот случай неприятный был.

Значит, немцы нажимали, нажимали, и насели на тылы дивизии. Захватили техническую базу, захватили продовольственную базу, вещевой склад и так далее. И оказались мы в кольце почти что. И мне пришлось моим батальоном выводить дивизию. Выводить через леса, лес сплошной. Делали просеки, и вывели дивизию в тыл. Это уже полтора месяца боевых действий прошло уже. И вот без потерь вышли туда, и через некоторое время, меня приказом командующего 14 Армией я назначаюсь командиром саперного батальона уже 42 стрелкового корпуса. За хорошую организацию меня повысили. Молодой капитан я тогда был еще, да, молодой. Я ведь кончил в 1934 году училище инженерное, а тут уже 1941 годы был. Сколько тут? Шесть лет всего. Правда, я в Вологде еще был недолго, был в Муравьевских казармах, в 19 саперном батальоне был на Радищева здесь, и под конец попал в училище командиром учебного взвода в 1936 году, а потом уже на службу. Но из-за моей фамилии - Штарк, в 1938 году меня уволили. Там в училище мерзавцы сидели преподаватели, которые протирали штаны, не знали строевой жизни - только преподавание, и получали за выслугу ордена и повышения. Они писали на меня. А я был секретарем партийной организации батальона. Меня снимают. Это было в 1938 году, точнее, конец 1937 года - самое массовое время, и меня увольняют. Я сразу писать протесты, и буквально через несколько месяцев был восстановлен и попал в Псков, не в училище, а в строй. А мне все равно, где служить. Ну и пошло это дальше.

Когда я уже был командиром саперного батальона 42 стрелкового корпуса, в октябре приходит директива Министерства Обороны - всех офицеров с иностранными фамилиями отправить в тыл. Меня снимают. Буквально в июле я назначаюсь командиром саперного батальона стрелкового корпуса, и тут меня снимают. Отправляют меня в Нижний Тагил, на Урал. Тогда я сперва назначаюсь начальником строительной колонны Министерства Обороны. Эта колонна там занималась строительством танкодрома, там ведь в Нижнем Тагиле танковый завод есть. Построили танкодром, потом землянки для эвакуирующихся из Ленинграда и так далее. А уже в июне 1942 года, даже в мае, пришел приказ - расформировать колонну, часть людей на фронт, а вот таких с фамилиями - в лагерь. В лагерь Тагилстроя НКВД. И вот судьба моя такая - я там находился, хотя я со шпалой ходил, эти энкаведешники мне все время говорили: "снимите, вы тут заключенный, вы никаких прав не имеете и так далее". Я им говорю: "Не вы мне это звание присваивали, не вы и снимете". И вот в этом лагере я как только поступил, с первых дней начала писать. Мне отказывают - я пишу. Опять отказывают - опять пишу. Это все шло через облвоенкомат НИжнего Тагила. Под конец уже облвоенкомат мне написал: перестаньте писать, ничего не выйдет, а я все равно писал. И вот в 1944 году меня наконец вызывают в Москву. К 1944 году я наконец добился того, чтобы получить новый паспорт, где национальность прописана "русский". А я же был тогда на положении заключенного, прихо;жу во Второй отдел, там сидит майор энкаведешник, говорю ему, так мол и так, мне предписание явиться в Москву. А там капитан еще сидит, и говорит: "Вы находитесь в ведении Министерства Внутренних Дел, мы не имеем права вас выпустить. Мы напишем в Москву, получим разрешение, и тогда поедете в Москву". Пока оно там до Москвы дойдет, и обратно. Все другие, кто был на положении заключенных, мне говорят, не езжай, а то тебя в пути могут снять и привести с этапом обратно. Но я с женой решил - еду и все, к едрене фене. Плевать.

Поехал в Москву, добрался нормально, встретился с генерал-майором в Министерстве Обороны. Через два дня я получил пакет к начальнику инженерных войск - я же находился в ведении инженерных войск. А я эе бывший штабист, все эти дела знаю, открыл аккуратненько пакет, прочитал, а там написано - вот капитан такой-то, в случае его призыва, можете его использовать в инжеренных войсках? Маршал Воробьев, начальник инженерных войск - он был начальником моего училища, меня знал прекрасно. И в финскую войну он был начальников училища. Он дал мне письмо с ответом - оно было открыто, незапечатано, и прямо так написано - при призыве будет использован. Опять говорят: подождите недельку. Прихожу через неделю, говорят, что вы доказали, что в русский, ничего общего нет и так далее. Но война идет с немцами, вам трудно будет. Я им говорю, я войну начал, мне не трудно было, а тут будет трудно? Езжайте домой, из лагеря вас освободим, война кончится, напишете рапорт и мы вас сразу восстановим. Слава Богу, что хоть из лагеря освободили.

Только некоторое время спустя, в Свердловске, я сумел призваться, после согласований с КГБ. Опять пришлось вскрывать пакеты и проверять, какие бумаги мне давали в пакетах. КГБ сказало, что против призыва ничего не имеет, но при этом военкомат должен учесть, что отец был немец. А у меня отец какой немец? Польский немец был, он умер в 1917 году. Мой дед был старшиной царской армии и служил там тогда, Польша же была частью Российской Империи! Вот он и сосватал своей дочкой, вот так вот и получилось. А родился я в Тбилиси.

Направили меня в запасной полк в Свердловске. Я сразу послал телеграмму в Москву маршалу Воробьеву, и получил назначение начальником штаба 5 инженерно-саперской бригады. Вовробьев меня знал хорошо, после финской войны я ему, как начальнику училища, машину достал. Так получилось, что у него не было машины, а у меня в Выборге трофейных машин было штук семь. И хотя на выезде из Выборга был шлакбаум - чтобы не разворовывали имущество, машину я ему доставил. Там и прослужил до конца войны. Представляете, бригада только что с фронта, все офицеры - боевые товарищи, все в орденах и медалях. Командиры батальонов - майоры, все с боевыи наградами. Два Героя Советского Союза. А я - какие у меня награды? Я же только начало войны застал, капитан, какие там награды.

Интервью:
Баир Иринчеев

Лит. обработка:
Баир Иринчеев



Читайте также

Работали в основном по ночам. Днем выполнять свою работу было совершенно невозможно: в это время суток особенно зверствовала немецкая авиация. Причем немецкие летчики расстреливали со своих пулеметов все, что на земле двигалось: гонялись за повозками, машинами и даже отдельными солдатами. В воздухе над нами они имели...
Читать дальше

Вот и привычный ориентир - подбитый танк. Мы не успели сделать и десяти шагов, как яркий всплеск огня выхватил на мгновение из темноты и нас, и покореженную груду металла. Я моментально упал на землю и покатился под танк. Лежу за танком, а рядом, у боковой стороны, лежит Ваголенок. Мне видны только его сапоги. Немцы постепенно...
Читать дальше

И вот 1-го или 2-го ноября мы начали строительство, ничего же нет, вода в Сиваше соленая, еще более соленая, чем везде, температура воды не больше 8-10 градусов, мы делали сваи и все для того, чтобы подготовить опоры моста, но ничего не получается, они уходят в Сиваш и все. Сколько не мучились, не получается, тогда пришла идея разобрать...
Читать дальше

Был такой у нас щуп, длинная тонкая палка - к ней из немецких шомполов делали наконечник, и заостряли его как иглу. И вот мы ползем и прощупываем. Мины обычно на 8-10 сантиметров закапывали: если глубоко закопаешь, то взрыватель не сработает. Это легко обнаруживается, а в снегу еще проще. Прошли 20-метровую ширину, и обозначили...
Читать дальше

Также в обязанности саперов было сопровождение разведки. Выползали  вместе с ними на нейтралку, очищали от мин, резали проволоку. А немец  делал как, на эту проволоку вешал разный хлам, чтоб при касании  раздавался звон. В разведку мне ходить не довелось, но я скажу, что если  саперы возвращались в после...
Читать дальше

Первым самостоятельным боевым заданием для меня стало наведение  понтонного моста у Мариуполя в сентябре 1943 года. Здесь я руководил  всей батальонной колонной. Думаете, что самое тяжелое в понтонном деле  навести сам мост? Как бы ни так, самое главное: это скрытно подвести к  месту будущей переправы...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты