Штарк Владимир Германович

Опубликовано 23 июля 2006 года

16615 0

Я получил назначение на север, в Кандалакшу. Вот там меня и застала эта война. Я назначен был командиром саперного батальона 104 стрелковой дивизии 14 Армии. И вот в этой 14 Армии был начинжем этот Хренов. Он же в финскую войну получил Героя и звание генерал-майора. Но это все сделал ему Жданов. Ну и вот, я вступил в должность, война началась. Война, представляете - неподготовленность, все это было. Это ужас был. Немцы наступали, прорвали границу.

Был случай такой - я в штабе был, был свидетелем. Я при штабе же все время находился, в распоряжении командира дивизии по инженерной части и так далее. Прибегает полковник, из стрелкового полка, командир, который там сдерживал на границе, первую линию. И этот командир полка, не помню, полковник он был или майор или кто, прибегает и говорит, что полк разбит, и он один уцелел. Был такой случай. Командир дивизии, начальник СМЕРШа, начальник штаба - все пошли на место, разбираться. Полк воюет, а это он струсил и убежал. И там же его, как изменника Родины, расстреляли. Такой вот случай неприятный был.

Значит, немцы нажимали, нажимали, и насели на тылы дивизии. Захватили техническую базу, захватили продовольственную базу, вещевой склад и так далее. И оказались мы в кольце почти что. И мне пришлось моим батальоном выводить дивизию. Выводить через леса, лес сплошной. Делали просеки, и вывели дивизию в тыл. Это уже полтора месяца боевых действий прошло уже. И вот без потерь вышли туда, и через некоторое время, меня приказом командующего 14 Армией я назначаюсь командиром саперного батальона уже 42 стрелкового корпуса. За хорошую организацию меня повысили. Молодой капитан я тогда был еще, да, молодой. Я ведь кончил в 1934 году училище инженерное, а тут уже 1941 годы был. Сколько тут? Шесть лет всего. Правда, я в Вологде еще был недолго, был в Муравьевских казармах, в 19 саперном батальоне был на Радищева здесь, и под конец попал в училище командиром учебного взвода в 1936 году, а потом уже на службу. Но из-за моей фамилии - Штарк, в 1938 году меня уволили. Там в училище мерзавцы сидели преподаватели, которые протирали штаны, не знали строевой жизни - только преподавание, и получали за выслугу ордена и повышения. Они писали на меня. А я был секретарем партийной организации батальона. Меня снимают. Это было в 1938 году, точнее, конец 1937 года - самое массовое время, и меня увольняют. Я сразу писать протесты, и буквально через несколько месяцев был восстановлен и попал в Псков, не в училище, а в строй. А мне все равно, где служить. Ну и пошло это дальше.

Когда я уже был командиром саперного батальона 42 стрелкового корпуса, в октябре приходит директива Министерства Обороны - всех офицеров с иностранными фамилиями отправить в тыл. Меня снимают. Буквально в июле я назначаюсь командиром саперного батальона стрелкового корпуса, и тут меня снимают. Отправляют меня в Нижний Тагил, на Урал. Тогда я сперва назначаюсь начальником строительной колонны Министерства Обороны. Эта колонна там занималась строительством танкодрома, там ведь в Нижнем Тагиле танковый завод есть. Построили танкодром, потом землянки для эвакуирующихся из Ленинграда и так далее. А уже в июне 1942 года, даже в мае, пришел приказ - расформировать колонну, часть людей на фронт, а вот таких с фамилиями - в лагерь. В лагерь Тагилстроя НКВД. И вот судьба моя такая - я там находился, хотя я со шпалой ходил, эти энкаведешники мне все время говорили: "снимите, вы тут заключенный, вы никаких прав не имеете и так далее". Я им говорю: "Не вы мне это звание присваивали, не вы и снимете". И вот в этом лагере я как только поступил, с первых дней начала писать. Мне отказывают - я пишу. Опять отказывают - опять пишу. Это все шло через облвоенкомат НИжнего Тагила. Под конец уже облвоенкомат мне написал: перестаньте писать, ничего не выйдет, а я все равно писал. И вот в 1944 году меня наконец вызывают в Москву. К 1944 году я наконец добился того, чтобы получить новый паспорт, где национальность прописана "русский". А я же был тогда на положении заключенного, прихо;жу во Второй отдел, там сидит майор энкаведешник, говорю ему, так мол и так, мне предписание явиться в Москву. А там капитан еще сидит, и говорит: "Вы находитесь в ведении Министерства Внутренних Дел, мы не имеем права вас выпустить. Мы напишем в Москву, получим разрешение, и тогда поедете в Москву". Пока оно там до Москвы дойдет, и обратно. Все другие, кто был на положении заключенных, мне говорят, не езжай, а то тебя в пути могут снять и привести с этапом обратно. Но я с женой решил - еду и все, к едрене фене. Плевать.

Поехал в Москву, добрался нормально, встретился с генерал-майором в Министерстве Обороны. Через два дня я получил пакет к начальнику инженерных войск - я же находился в ведении инженерных войск. А я эе бывший штабист, все эти дела знаю, открыл аккуратненько пакет, прочитал, а там написано - вот капитан такой-то, в случае его призыва, можете его использовать в инжеренных войсках? Маршал Воробьев, начальник инженерных войск - он был начальником моего училища, меня знал прекрасно. И в финскую войну он был начальников училища. Он дал мне письмо с ответом - оно было открыто, незапечатано, и прямо так написано - при призыве будет использован. Опять говорят: подождите недельку. Прихожу через неделю, говорят, что вы доказали, что в русский, ничего общего нет и так далее. Но война идет с немцами, вам трудно будет. Я им говорю, я войну начал, мне не трудно было, а тут будет трудно? Езжайте домой, из лагеря вас освободим, война кончится, напишете рапорт и мы вас сразу восстановим. Слава Богу, что хоть из лагеря освободили.

Только некоторое время спустя, в Свердловске, я сумел призваться, после согласований с КГБ. Опять пришлось вскрывать пакеты и проверять, какие бумаги мне давали в пакетах. КГБ сказало, что против призыва ничего не имеет, но при этом военкомат должен учесть, что отец был немец. А у меня отец какой немец? Польский немец был, он умер в 1917 году. Мой дед был старшиной царской армии и служил там тогда, Польша же была частью Российской Империи! Вот он и сосватал своей дочкой, вот так вот и получилось. А родился я в Тбилиси.

Направили меня в запасной полк в Свердловске. Я сразу послал телеграмму в Москву маршалу Воробьеву, и получил назначение начальником штаба 5 инженерно-саперской бригады. Вовробьев меня знал хорошо, после финской войны я ему, как начальнику училища, машину достал. Так получилось, что у него не было машины, а у меня в Выборге трофейных машин было штук семь. И хотя на выезде из Выборга был шлакбаум - чтобы не разворовывали имущество, машину я ему доставил. Там и прослужил до конца войны. Представляете, бригада только что с фронта, все офицеры - боевые товарищи, все в орденах и медалях. Командиры батальонов - майоры, все с боевыи наградами. Два Героя Советского Союза. А я - какие у меня награды? Я же только начало войны застал, капитан, какие там награды.

Интервью:
Баир Иринчеев

Лит. обработка:
Баир Иринчеев



Читайте также

Рано утром 21.01.1942 нас саперов подняли по тревоге; в городе шли ожесточенные бои. Мне приказали срочно пробиться с поредевшим взводом к Старой Торопе. Нужно было как можно скорее обеспечить проходы, разминировать дорогу для лыжников и конному орудию на лыжах, так как более 500 пленных наших солдат вывели фашисты на расстрел из...
Читать дальше

Я приказал у жителей ворота поснимать и сделать плоты из них, потому что 3 полка надо переправить. И мы в ночь на 17 октября переправили дивизию – немцы не ожидали. Мы им нанесли тяжёлый удар, отбросили их на 12 – 15 километров, аж на дорогу Клетская – Серафимович. Как они ни пытались – я сразу приказал сапёрам минировать дорогу в...
Читать дальше

Вот и привычный ориентир - подбитый танк. Мы не успели сделать и десяти шагов, как яркий всплеск огня выхватил на мгновение из темноты и нас, и покореженную груду металла. Я моментально упал на землю и покатился под танк. Лежу за танком, а рядом, у боковой стороны, лежит Ваголенок. Мне видны только его сапоги. Немцы постепенно...
Читать дальше

Для того чтобы пресечь снабжение немецкой обороны нам приказали взорвать мост на немецкой стороне. От наших окопов до него было где-то с километр. Деревянный, небольшой, метров на двадцать пять, он шел через какую-то речку в сторону фронта. Нас собрали и начальник штаба майор Пустовалов говорит: «Нужны добровольцы! Ну чего,...
Читать дальше

Прихожу в кабинет к новому начальнику КЭЧ майору Минаеву. Он предложил мне остаться на «брони» и не идти в армию. Я ответил -«Хочу воевать с немцами! Мне «бронь» не нужна!».

Читать дальше

Рядом кричал кавказец, я его не помню, знаю точно что с Кавказа, у  него не было руки, и нижняя челюсть разбита. Он говорит что то, а не  поймешь. Я прижал культю, и стал перевязывать, намотал бинт, а он  проваливается между рукой и туловищем, и кровь идет, не получается.  Саниструктору кричу: «Я не могу, не...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты