Сущева Галина Петровна

Опубликовано 23 июля 2006 года

14207 0

Августовской ночью 1944 года в районе Бескидских гор в Чехословакии приземлилась авиадесантная группа "капитана Белявского" - Адама Евсеевича Нищименко. Важное и ответственное задание было у нашей группы: установить связь с подпольными комитетами Коммунистической партии Чехословакии, организовать из местных жителей партизанский отряд, собирать всю возможную информацию о противнике и оперативно передавать разведсведения командованию 1-го Украинского фронта.

Для нас, разведчиц, этот прыжок с радиостанцией в глубокий тыл врага был уже не первым: и у меня, и у Лиды Вербовской за плечами был богатый опыт партизанской борьбы... А началось все в августе 1942 года, когда в военкомат города Куйбышева пришла группа комсомолок, только что закончивших десятилетку. Девушки просили послать их на фронт - бить фашистов. Я еще в десятом классе закончила курсы медсестер, и, казалось бы, моя военная специальность предопределена. Совершенно неожиданно мне и моей школьной подруге Лиде Меняйленко предложили поступить в специальную школу связистов-разведчиков. Через полгода мы были на фронтах: я - на Воронежском, Лида - на Северном. А затем, после дополнительной подготовки, я оказалась далеко за линией фронта - в оккупированной фашистами Украине.

Здесь мне было поручено два ответственных задания: находясь на легальном положении, вести важную агентурную работу. Почти семь месяцев я ежеминутно была на грани провала, но сумела выполнить все поручения командования. Большим везением для меня в тот период стало устройство на работу переписчицей в волостную управу. Там удалось поменять свои "документы" на настоящие, что очень пригодилось для выполнения второго задания.

Третье шестимесячное задание во вражеском тылу началось в декабре 1943 года в Польше. В нашу десантную группу входило двенадцать человек. При приземлении разведчик Дмитрий Доля сломал ногу. По приказу Белявского я и партизан Федор остались с Дмитрием, а остальные ушли на выполнение задания. Нашу крохотную группу ожидала новая беда: от ненастной погоды у Федора началось воспаление суставов, и он полностью утратил возможность передвигаться. Теперь на моей ответственности оказались двое товарищей, и надо было иметь очень большое самообладание и находчивость, чтобы в невероятно трудных условиях, без всякой помощи и поддержки со стороны спасти их жизни.

Прежде всего, ребят следовало кормить. Задача эта была не из легких. Партизаны-разведчики были в чужой, оккупированной фашистами, стране и находились на нелегальном положении. Мне пришлось нарушить строгую инструкцию и пойти по селам в поисках пищи. Появление среди местных жителей незнакомой русской девушки, естественно, не осталось незамеченным. Но во всех окрестных польских селах "русскую паненку" встречали как старую знакомую. Немцы о партизанке не узнали. В дальнейшем мы не раз убеждались в дружелюбии, с которым относились к нам польские жители. Они оказывали партизанам огромную помощь и в разведывательно-диверсионной работе. Выхаживать товарищей мне пришлось больше месяца. Как же пригодились мне знания, полученные на куйбышевских курсах медсестер! И кто знает, может быть, именно этот тяжелейший месяц в польских лесах предопределил мою будущую профессиональную судьбу - судьбу врача, кандидата медицинских наук...

Когда Дмитрий и Федор смогли передвигаться, я связалась по рации с группой капитана Белявского. Мы встретились. Объединившись, "белявцы" причинили гитлеровскому командованию очень много новых неприятностей!

И вот теперь - чешские Бескиды.

Сразу же после приземления Белявский и его товарищи установили связь с местным населением. И словаки, и чехи встретили советских партизан как братьев. Рискуя порой собственной жизнью, они настойчиво помогали отряду "Батьки Леньки", численность которого увеличивалась от операции к операции. Вскоре наш отряд стали именовать Первым славянским партизанским отрядом.

Подлинным другом партизан стала семья Карасов - простых чехов из Старых Гамр в округе Фридек-Мистек. Первым в наш отряд вступил молодой Карел Карас. Капитану Белявскому он представился очень достойно: "Добри день, соудруг Ленька! Я пришел к тебе в отряд с автоматом, взятым у убитого мною фашиста". Маленький домик сестры Карела Ганки Матифеевой стал партизанской базой и надежной явкой для агентов, доставлявших сведения о фашистах. Здесь же партизаны укрывались в зимнее ненастье, а местные жители приносили продукты, одежду и оружие. Брат Карела Пепа и муж Гайки Флориан Матифеев стали партизанами-разведчиками. Глава семьи - рабочий Ян Карас - снабжал нас ценнейшими сведениями, собранными с помощью многих жителей округи. Яна Карас - мать этого большого семейства - вместе с дочерью Леной заботилась о продуктах и одежде для народных мстителей. Младшая сестра Карела Маня, как и муж Лены Ян Духлебный, была разведчицей, свободно переходившей границу Чехии и Словакии. Ее муж Руде тоже был храбрым бойцом отряда "Батьки Леньки".

Однажды Лидия Вербовская и я приняли шифрованную радиограмму с приказом командования добыть у фашистов генеральный план обороны Бескид и подступов к ним. Партизаны начали готовиться к ответственной операции. Они провели ее при активном участии коммунистов-подпольщиков Моравской Остравы. В добыче секретного документа большую помощь разведчикам оказали генерал Браун (подпольная кличка - доктор Оравский) и генерал Йозеф Этель, который впоследствии стал заместителем министра внутренних дел Чехословакии.

Фотокопию плана размножили в доме Ганки Матифеевой и вручили по экземпляру лучшим лыжникам отряда - Карелу Кара-су, Тонде и Генаку Эйхнеру. Они ушли на лыжах к Кракову, где проходила линия фронта.

Генеральный план обороны Бескид, доставленный партизанами, помог советским воинам выйти в тыл гитлеровцам, укрепившимся в Моравской Остраве, и взять город без лишних потерь. Были спасены жизни тысяч людей. Заминированные фашистами рудники и заводы остались невредимыми.
И еще в одном деле удалось отличиться нашей группе. Обобщив полученные данные, капитан Белявский сообщил командованию, что по железнодорожной линии Кошице - Жилин - Богумин в направлении польской границы движутся 16 эшелонов с танками "Пантера" и "Тигр". На следующую ночь Лидия Вербовская и я приняли ответную радиограмму: Центр сообщил, что войсковая разведка в районе Богумина танков не обнаружила, и поручил нашей группе еще раз проверить ситуацию. Специальная группа незамедлительно ушла в разведку. Через два дня мы с уверенностью докладывали: две танковые дивизии выгружены в лесу, не доезжая Богумина, и тщательно замаскированы. Были переданы и точные координаты вражеского скопления.

Через несколько часов над районом организации танковой засады фашистов появились краснозвездные бомбардировщики. Более двухсот самолетов, точно ориентируясь по сигнальным ракетам "белявцев", прицельно атаковали врага и почти полностью уничтожили танки, направляющиеся через Богумин к Кракову, где гитлеровское командование готовило прорыв фронта. Эти планы были сорваны!

А еще были десятки важных партизанских операций в Бескидах, многие сотни радиограмм с ценнейшими сведениями, которые без устали Лида Вербовская и я передавали в Центр.

9 мая 1945 года отряд капитана Белявского соединился с одной из регулярных частей Советской армии. Народные мстители из отряда "Батьки Леньки" возвратились к мирному труду. Уже в качестве неразлучных супругов возвращались на Родину "Леонид Белявский" - Адам Нищименко и Лидия Вербовская. Ныне они живут во Львове.

А 1 сентября 1945 года я и моя подруга Лида Меняйленко, тоже вчерашняя радистка-разведчица, стали студентками Куйбышевского медицинского института. Институт, а затем ординатура на кафедре невропатологии... Я стала кандидатом медицинских наук. Увлечение преподавательской работой и медицинской практикой помогли мне в подготовке и защите докторской диссертации. Важное место в моей жизни занимает и общественная деятельность.

Бывший заместитель командира Первого славянского партизанского отряда - Дмитрий Мелентьевич Доля стал директором одного из львовских заводов.

Все мы бережно храним ордена и медали, которыми наградили нас правительства СССР и Чехословакии за подвиги в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками.

"Слава обретенная в боях" М. 2001 ISBN 5-93238-049-7




Читайте также

Распорядок нашего дня выглядел следующим образом. Четыре часа мы проводили за пультом, затем четыре часа вместе с винтовкой осуществляли охрану радиостанции и столько же времени выделялось на отдых, а потом все начиналось сначала. Но как же мы, девчата, спали? Что же мы ели? Мы были настолько напряжены, что ни о чем таком не...
Читать дальше

Наша главная задача – собрать ее в рабочее положение и в дальнейшем работать на ней, когда поступала задача нам связаться с кем-нибудь. И все это в цифрах или в буквах. Кодированные сообщения. Пять обозначений в группе. Группа – это буквы и цифры в точках и тире. Согласно той информации, что нам дали, мы связываемся с другой...
Читать дальше

Мы идём тут так, и вдруг – самолёт слышим! А у нас слух-то – уже намётанный. Мы по любому звуку определим, что за самолёт летит. А он летит – и стреляет по дороге нам навстречу. Беспрерывно из пулемёта на бреющем полёте. Что делать?! Он уже близко… «Товарищ командир, что делать?!» - «Выпрыгивать!» А с нами прожектористы сидят,...
Читать дальше

А я провоевал тогда до первого ранения 18 дней. Комбат в 800 метрах от комроты, и когда на линии обрыв, оттуда телефонист бежит, а с этой стороны я бегу. Потому что концы же разлетаются, и ночью как ты его найдешь? А тут провод взял в руку и бежишь. Сошлись, стянули, концы соединили. И вот 9-го августа я так побежал, и понимаю, что по мне...
Читать дальше

Сначала я была назначена телефонисткой, потом перешла на рацию, работать на которой научилась уже на самом фронте. Обучали, кстати, нас на курсах связистов при корпусе. Кого на «Бодо»,кого — на СТ,-такие, знаете, в то время имелись аппараты. Потом училась на коммутаторе, на телефоне, потом — на радистку. Аппараты у нас, понимаете,...
Читать дальше

И вот началась бойня. С двенадцатого по восемнадцатое число. Самый тяжелый был четвертый день, когда немцы со Мги дивизию и танки перебросили. Правее нас переправился КП командира дивизии Борщева. Танки подошли, и дивизион Чернышева отбил их. Я не помню, но много танков набил. Наши, и командир полка, и все вооружились гранатами и...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты