2313
Связисты

Суслин Николай Дементьевич

Воспоминания отца в 2014 году, участника Великой Отечественной войны, инвалида 2 группы Суслина Николая Дементьевича, 7 марта 1926 года рождения, уроженца деревни Бокшандино Пильнинского района Горьковской области, умершего в мирное время - 28 ноября 2014 года. С 2005 года по 2014 год проживал в Чувашской Республике.

В 1940 году я окончил 6 классов Бокшандинской начальной школы Пильнинского района Горьковской области.

В 1940 году были первые трудовые резервы, то есть молодых ребят направляли учиться в г. Горький в ФЗО (фабрично-заводское обучение) на полное гособеспечение. Я получил специальность - слесарь 5 разряда.

Я младший сержант в отставке.

В военное время связист, стрелок, минометчик-заряжающий, после войны – танкист.

Наши в конце 43-го - начале 44-го года уже шли на Запад. Поэтому призывников отправляли сперва в учебные лагеря на длительное обучение. 15 ноября 1943 года отправили и нас, 17-летних мальчишек, из нашей деревни Бокшандино в составе 10 человек. С песнями и со слезами на глазах нас провожала в Красную армию вся деревня. Посадили в вагоны и довезли до станции Золино Горьковской области, а дальше мы шли пешком 8 км до гороховецких лагерей. Разместили нас по землянкам, и началась наша служба-учение. Нас готовили для фронта. Условия солдатской жизни были очень тяжелые. Жили в землянках. На дровнях ездили в лес за дровами и сами топили печки-самоделки. Сооружали 2-х ярусные кровати и спали на березовых ветках. Засыпали с трудом, так как донимали блохи. Кормили плохо. Давали один раз в день солдатский паек: 200 граммов хлеба и одну порцию супа. Спасибо нашим матерям, они нам из дома привозили сухари. Больше ничего не было, а есть очень хотелось. Вспоминается такой случай. Кто-то свой паек отложил, скорее всего, решил одного из курсантов проверить на "вшивость". На этот кусок хлеба насыпали чернильный порошок. И тот, которого решили проверить, нашел, этот паек и съел и тем самым его рот испачкался чернилами. Как говорят: "Сам себя выдал". Таким образом, ему устроили "темную", били его долго, накрыв одеялом. Условия были очень тяжелые, поэтому просились на фронт.

Там же я был призван в действующую армию уже в конце ноября 1943 года - в 43-ю стрелковую дивизию в должности - стрелок. 20 декабря 1943 года принял присягу. В гороховецких лагерях в то время на базе 1-го отдельного запасного Латвийского полка формировалась 308-я Латышская стрелковая дивизия. Вместе с 43-й гвардейской Латышской дивизией они составляли 130-й Латышский стрелковый корпус.

Первое боевое крещение получил в 1944 году под г. Резекне (Латвия) в составе 308-й Латышской стрелковой дивизии (в 1944-1945 гг. официальное название г. Резекне - Режица) в результате жестокого сражения с фашистами. 7 сентября - тяжелое ранение в правую ногу. 11 октября меня положили в госпиталь, так как начался абцесс голени. И пролежал я в госпитале 2 месяца - до 24 декабря. После выписки вернулся в свою 308-ую дивизию. Второе легкое ранение также получил в правую ногу - разорвалась немецкая граната с деревянной ручкой. Ботинок разлетелся на куски, а ногу, слава богу, лишь чуть-чуть задело. Ботинок заменили – и опять в строй. Тем более, что настроения были победоносные - мы наступали. Все понимали, скоро Гитлеру будет "капут". Правда, враг не собирался сдаваться.

Третье же тяжелое ранение я получил 17 марта 1945 года при наступлении на г. Крустпилс (Латвия), тяжелое осколочное - в бедро опять же правой ноги. Тогда я уже был минометчиком–заряжающим в составе 85-й гвардейской стрелковой дивизии. И снова попал в госпиталь, где и встретил Победу. Меня выписали 10 мая 1945 года и для дальнейшего лечения направили в запасной полк, а после полного выздоровления - на учебу в танковое училище № 25 г. Курган. По дороге с другом решили заехать домой, конечно, с разрешения, чтобы повидаться с родственниками, потом догнали своих. Сопровождающий очень беспокоился за нас, а когда встретились он обрадовался.

На фронте я был и старшим телефонистом, и связистом.

С июля 1946 по апрель 1947 года служил в Кургане в 25-м танковом полку, был курсантом, учился на механика по ремонту и хранению бронетанковой техники.

В Германию я все же попал, уже в послевоенное время - с апреля 1947 года по октябрь 1950 года служил механиком-регулировщиком по ремонту и хранению бронетанковой техники в городе Кенигдорфе (Бавария), в/часть 52808. Уволен 16 октября 1950 года на основании постановления Совета Министров СССР от 27 января 1950 года.

Послевоенная служба в Германии мне очень запомнилась, так как кормили хорошо, получали немецкие марки, я получал 560 марок в месяц - это были большие деньги. Был такой случай. Наш экипаж состоял из 4 человек – командира танка, радиста, водителя танка и механика-регулировщика. Были на ремонте тяжелых танков (танк весил 50 тонн) и после ремонта решили отметить это дело и выпили вина. Вначале угостили друзья, потом я угощал. В общем, хорошо угостились... Дальше поехали обкатывать танк и при развороте задним колесом заехали к немцу в огород, повредили ограду и дом (пристрой), задели даже стену дома. Хозяйка дома даже упала в обморок. По тревоге подняли всех - военных, летчиков, собрался весь народ. Это был политический случай. Приехал командир части. Нас арестовали и забрали в свою часть, а затем посадили на 15 суток в гауптвахту. Правда, потом освободили. Хозяин был против того, чтобы нас посадили. После гауптвахты за причиненный ущерб хозяину дома привезли кирпич, железный забор и мы сами, вчетвером, восстановили забор и отремонтировали дом.

После увольнения в запас я вернулся на Родину с подарками для всей семьи и близких родственников: немецкий баян "Ordrester", большой красивый платок и многое другое. Кстати, играть на баяне и гармони я научился сам.

(Принят на учет 23 ноября 1950 года ВУС Романовского из Советской Армии райвоенкоматом. Военный билет выдан Пильнинским райвоенкоматом Горьковской области 21 июля 1963 года (возможно другой год, так как в учетной карточке год неразборчив). Снят с учета 18 января 1977 года по достижении предельного возраста).

И любовь была, несмотря на войну. Находясь в Германии, встречался с девушками-немками, они были красивые и стройные.

Потом заочно через друга познакомился с девушкой родом из Саратова, вели переписку. Она училась в Тамбове в пищевом техникуме. В декабре 1946 года нас направили в командировку в Тамбов и мы с друзьями оказались в общежитии техникума. И там я встретил ее – Аню Хозову. Впечатления были незабываемые. Потом ее направили по учебе в Архангельскую область и связь потерялась. Судьба распорядилась так, что мы больше не встречались.

7 февраля 1951 года я был принят на курсы взрывников в Сурский Технический участок Пути В.Б.У.П., а 1 апреля этого же года был назначен заведующим плавучим складом взрывпартии 18. 16 января 1952 года был уволен по собственному желанию. После этого был принят на должность тракториста в Медянскую машинно-тракторную станцию, затем переведен в колхоз "Знамя коммунизма" в качестве тракториста, где проработал до пенсии.

Женился я в 1953 году на своей деревенской ­- Сутягиной Анне Киреевне, красивой и трудолюбивой девушке. У нас родились два сына и две дочери. У нас сейчас 9 внуков и 9 правнуков.

Часто про себя вспоминаю своих земляков-фронтовиков. Из 10 человек, с которыми я вместе уходил на фронт, живыми вернулись четверо. Остальные шесть похоронены в латвийской земле. Вечная им память.

А в нынешнее время из участников Великой Отечественной войны в родной деревне и даже в округе я вообще остался один и самый старый.

После войны всю жизнь проработал трактористом в колхозе "Знамя коммунизма" Пильнинского района Горьковской области. Меня назначали бригадиром, но я отказался.

Суслин Николай Дементьевич - наш отец, дедушка, прадедушка - ушел из жизни 28 ноября 2014 года. Не дожил до 70-летия Великой Победы 163 дня. Вечная ему память.


Рекомендуем

Штурмовики

"Самолеты Ил-2 нужны нашей Красной Армии как хлеб, как воздух" - эти слова И.В. Сталина, прозвучавшие в 1941 году, оставались актуальны до самого конца войны. Задачи, ставившиеся перед штурмовыми авиаполками, были настолько сложными, что согласно приказу Сталина в 1941 г. летчикам-штурмовикам звание Героя Советского Союза присваивалось за 10 боевых вылетов. Их еще надо было совершить, ведь потери "илов" были вдвое выше, чем у истребителей. Любая штурмовка проводилась под ожес...

Альбом Московской барышни

«Альбом Московской барышни» — заметки, размышления, стихи и мечты Жанны Гречухи с 12 марта по 28 августа, 170 дней одного, 2013, года.

«Из адов ад». А мы с тобой, брат, из пехоты...

«Война – ад. А пехота – из адов ад. Ведь на расстрел же идешь все время! Первым идешь!» Именно о таких книгах говорят: написано кровью. Такое не прочитаешь ни в одном романе, не увидишь в кино. Это – настоящая «окопная правда» Великой Отечественной. Настолько откровенно, так исповедально, пронзительно и достоверно о войне могут рассказать лишь ветераны…

Воспоминания: Связисты

Показать Ещё

Комментарии

comments powered by Disqus