Свинаренко Василий Павлович

Опубликовано 18 июня 2015 года

4347 0

Свинаренко Василий Павлович. Прошел войну. В рядах Красной армии с 1940 года. В августе 44 награжден медалью "За отвагу" в звании "старшина" и должности начальника радиостанции группы раций командующего 26 армией.

Свинаренко В.П. сидит на лавке, третий слева


Я с грустью вспоминаю дни прошедшей войны 1941-1945 года как самые тяжелые испытания всех моральных и материальных качеств человечества. Приходится удивляться, как только мог вынести такие невзгоды русский человек, ибо в основном все тяжести войны пришлось вынести русскому народу. Особенно было тяжело первые месяцы войны, когда нам пришлось под сильным натиском хорошо вооруженных подготовленных сил противника вести отступление по всем фронтам, оставлять города и села, с болью в сердце отходить на новые, не подготовленные к военным действиям рубежи. Даже оставлять раненных товарищей, так как выносить под ураганным огнем не было никакой возможности. Из-за неопытности и незнания военной тактики, плохого и нехватки вооружения, мы несли большие потери в людях, в страхе бросая все беспорядочно бежали вглубь страны, тем самым еще больше ухудшали поражение. Я служил в 118 стрелковом полку в городе Кеть в Карелии, когда началась война, в первый же день мы выехали к границе с Финляндией, с противником встретились на третий день. 26 армия, в которую входила наша 54 дивизия Карельского фронта, держала три направления Ребольское, Ухтинское и Лоухинское по шоссейным дорогам, идущим от железной дороги Ленинград-Мурманск к границе Финляндии. Дороги проходили по сплошному сосновому лесу, что нас и выручало, так как немцы не могли использовать моторизированные части, танки по лесу и болотам не ходят, а самолеты мало действовали, потому что наши войска укрывались в лесу. Способствовало и то, что эти направление меньше интересовали немцев и финнов, они стремились прорваться и захватить Ленинград, тем самым отрезать Мурманский порт, через который нам оказывала материальную помощь Америка. Но этого немцам не удалось хотя Ленинград и был в окружении, железная дорога работала всю войну. Очень пагубно действует во время боя паника, вот один такой случай в котором мне пришлось участвовать. После сильного боя мы выступили километров на пять в ночное время, и соединились два штаба 118 и 81 стрелковых полков, расположились на пригорке в лесу недалеко от шоссейной дороги. На рассвете в нашем расположении началась сильная автоматная стрельба, у финнов пули разрывные и получается, что стреляют и спереди и сзади, будто находимся в окружении. Недалеко от моей радиостанции стояли четырехствольный зенитный пулемет и противотанковая пушка, которые сразу открыли ответный огонь. Командиры и солдаты стали отстреливаться со всех видов оружия. Бой длился всего несколько минут, так как с нашей стороны был открыт шквальный огонь, и финны быстро скрылись. Мы не знали, что утром вернулись наши взвод конных разведчиков и расположились ниже нас. Финны небольшой группой наткнулись на отдыхающих разведчиков и завязали бой, думая, что их мало. Конный взвод оказался между финнами и нами, в результате этой перестрелки убито 7 человек разведчиков и 17 лошадей, и нашли убитого только одного солдата финна. Вот что значит паника. Всю войну у меня было желание досыта накушаться и выспаться, мечтали о бане и чистом белье и семье и Родине.

Воспоминания прислал Александр Петров



Читайте также

Стою я, значит, перед этим врачом и говорю поляку: «Переведите. Я, советский медик, выполняя клятву Гиппократа, буду работать с вами в этом госпитале». Он перевел этому немцу мое обращение, а тот встал и по-своему заговорил, а поляк мне все переводит. Немец, а его звали Николас, говорит мне: «Я – немецкий хирург, главный врач этого...
Читать дальше

Часто вспоминаю то кукурузное поле под селением Шерет, по которому проложили дорогу для техники, даже не убрав трупы. Из грязи торчит то рука, то нога или только шинель. До сих пор не нахожу объяснения: почему трупы неприятеля какие-то вытянутые, а наши погибшие — почему-то в основном скрюченные. Запомнилось ощущение, когда...
Читать дальше

В пехоте я был около месяца, собственно, бой за Чаусы для меня был единственным боем в пехоте. После Чаусов у нас были большие потери, много погибло разведчиков и связистов. К нам в роту пришел старший лейтенант-разведчик, и стал отбирать ребят. Я ему говорю: «Возьмите меня в разведку. Я маленький, везде пролезу», – во мне роста...
Читать дальше

Я помню по Украине от Кривого Рога в Нового Буга, 60 километров, мы ехали трое суток. Дороги разбиты! Проедет машина 10 метров - перед ее диффером гора грязи. Мы идем разгребаем, она еще провинится, опять разгребаем. Сколько там техники стояло! Кто-то думает - сейчас я по целине проеду - поехал и сел. Вот Виллисы по этой грязи не только...
Читать дальше

И вот началась бойня. С двенадцатого по восемнадцатое число. Самый тяжелый был четвертый день, когда немцы со Мги дивизию и танки перебросили. Правее нас переправился КП командира дивизии Борщева. Танки подошли, и дивизион Чернышева отбил их. Я не помню, но много танков набил. Наши, и командир полка, и все вооружились гранатами и...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты