5738
Связисты

Свинаренко Василий Павлович

Свинаренко Василий Павлович. Прошел войну. В рядах Красной армии с 1940 года. В августе 44 награжден медалью "За отвагу" в звании "старшина" и должности начальника радиостанции группы раций командующего 26 армией.

Свинаренко В.П. сидит на лавке, третий слева


Я с грустью вспоминаю дни прошедшей войны 1941-1945 года как самые тяжелые испытания всех моральных и материальных качеств человечества. Приходится удивляться, как только мог вынести такие невзгоды русский человек, ибо в основном все тяжести войны пришлось вынести русскому народу. Особенно было тяжело первые месяцы войны, когда нам пришлось под сильным натиском хорошо вооруженных подготовленных сил противника вести отступление по всем фронтам, оставлять города и села, с болью в сердце отходить на новые, не подготовленные к военным действиям рубежи. Даже оставлять раненных товарищей, так как выносить под ураганным огнем не было никакой возможности. Из-за неопытности и незнания военной тактики, плохого и нехватки вооружения, мы несли большие потери в людях, в страхе бросая все беспорядочно бежали вглубь страны, тем самым еще больше ухудшали поражение. Я служил в 118 стрелковом полку в городе Кеть в Карелии, когда началась война, в первый же день мы выехали к границе с Финляндией, с противником встретились на третий день. 26 армия, в которую входила наша 54 дивизия Карельского фронта, держала три направления Ребольское, Ухтинское и Лоухинское по шоссейным дорогам, идущим от железной дороги Ленинград-Мурманск к границе Финляндии. Дороги проходили по сплошному сосновому лесу, что нас и выручало, так как немцы не могли использовать моторизированные части, танки по лесу и болотам не ходят, а самолеты мало действовали, потому что наши войска укрывались в лесу. Способствовало и то, что эти направление меньше интересовали немцев и финнов, они стремились прорваться и захватить Ленинград, тем самым отрезать Мурманский порт, через который нам оказывала материальную помощь Америка. Но этого немцам не удалось хотя Ленинград и был в окружении, железная дорога работала всю войну. Очень пагубно действует во время боя паника, вот один такой случай в котором мне пришлось участвовать. После сильного боя мы выступили километров на пять в ночное время, и соединились два штаба 118 и 81 стрелковых полков, расположились на пригорке в лесу недалеко от шоссейной дороги. На рассвете в нашем расположении началась сильная автоматная стрельба, у финнов пули разрывные и получается, что стреляют и спереди и сзади, будто находимся в окружении. Недалеко от моей радиостанции стояли четырехствольный зенитный пулемет и противотанковая пушка, которые сразу открыли ответный огонь. Командиры и солдаты стали отстреливаться со всех видов оружия. Бой длился всего несколько минут, так как с нашей стороны был открыт шквальный огонь, и финны быстро скрылись. Мы не знали, что утром вернулись наши взвод конных разведчиков и расположились ниже нас. Финны небольшой группой наткнулись на отдыхающих разведчиков и завязали бой, думая, что их мало. Конный взвод оказался между финнами и нами, в результате этой перестрелки убито 7 человек разведчиков и 17 лошадей, и нашли убитого только одного солдата финна. Вот что значит паника. Всю войну у меня было желание досыта накушаться и выспаться, мечтали о бане и чистом белье и семье и Родине.

Воспоминания прислал Александр Петров

Наградные листы

Рекомендуем

Мы дрались против "Тигров". "Главное - выбить у них танки"!"

"Ствол длинный, жизнь короткая", "Двойной оклад - тройная смерть", "Прощай, Родина!" - всё это фронтовые прозвища артиллеристов орудий калибра 45, 57 и 76 мм, на которых возлагалась смертельно опасная задача: жечь немецкие танки. Каждый бой, каждый подбитый панцер стоили большой крови, а победа в поединке с гитлеровскими танковыми асами требовала колоссальной выдержки, отваги и мастерства. И до самого конца войны Панцерваффе, в том числе и грозные "Тигры",...

Великая Отечественная война 1941-1945 гг.

Великая Отечественная до сих пор остается во многом "Неизвестной войной". Несмотря на большое количество книг об отдельных сражениях, самую кровопролитную войну в истории человечества нельзя осмыслить фрагментарно - только лишь охватив единым взглядом. Эта книга предоставляет такую возможность. Это не просто хроника боевых действий, начиная с 22 июня 1941 года и заканчивая победным маем 45-го и капитуляцией Японии, а грандиозная панорама, позволяющая разглядеть Великую Отечественную во...

Мы дрались на истребителях

ДВА БЕСТСЕЛЛЕРА ОДНИМ ТОМОМ. Уникальная возможность увидеть Великую Отечественную из кабины истребителя. Откровенные интервью "сталинских соколов" - и тех, кто принял боевое крещение в первые дни войны (их выжили единицы), и тех, кто пришел на смену павшим. Вся правда о грандиозных воздушных сражениях на советско-германском фронте, бесценные подробности боевой работы и фронтового быта наших асов, сломавших хребет Люфтваффе.
Сколько килограммов терял летчик в каждом боевом...

Воспоминания

Перед городом была поляна, которую прозвали «поляной смерти» и все, что было лесом, а сейчас стояли стволы изуродо­ванные и сломанные, тоже называли «лесом смерти». Это было справедливо. Сколько дорогих для нас людей полегло здесь? Это может сказать только земля, сколько она приняла. Траншеи, перемешанные трупами и могилами, а рядом рыли вторые траншеи. В этих первых кварталах пришлось отразить десятки контратак и особенно яростные 2 октября. В этом лесу меня солидно контузило, и я долго не мог пошевелить ни рукой, ни ногой, ни вздохнуть, а при очередном рейсе в роты, где было задание уточнить нарытые ночью траншеи, и где, на какой точке у самого бруствера осколками снаряда задело левый глаз. Кровью залило лицо. Когда меня ввели в блиндаж НП, там посчитали, что я сильно ранен и стали звонить Борисову, который всегда наво­дил справки по телефону. Когда я почувствовал себя лучше, то попросил поменьше делать шума. Умылся, перевязали и вроде ничего. Один скандал, что очки мои куда-то отбросило, а искать их было бесполезно. Как бы ни было, я задание выполнил с помощью немецкого освещения. Плохо было возвращаться по лесу, так как темно, без очков, да с одним глазом. Но с помо­щью других доплелся.

Показать Ещё

Комментарии

comments powered by Disqus
Поддержите нашу работу
по сохранению исторической памяти!