Бородин Михаил Ильич

Опубликовано 18 июля 2006 года

27530 0

Когда 19 ноября началось под Сталинградом наступление, мне тоже пришлось поучаствовать. Один бой там был, когда мы пехоту поддерживали. У нас в нашей танковой разведроте танки были закопаны, мы охраняли штаб. Начальник штаба бригады приходит, говорит, что надо станцию взять. Там командная высота, и пехота ее взять без танков не может. Говорит: "дайте нам пару танков. Вон у вас замаскированные стоят, штаб охраняют". Командир поматерился, но два танка выделил, в том числе и наш. Загрузились снарядами, поехали. На высоте был домик. Стоял он на обратном скате и был плохо виден. Там у немцев была огневая точка. Задача стояла этот домик разнести в пух и прах. Мы двумя выстрелами его и разнесли. Пошли вверх ,по склону высоты, с пехотой. За высотой у немцев были траншеи и минометная батарея.

Мне что помогло? Т-34 в бою глухой и слепой, когда люк закроешь - триплекс маленький, не видно ни черта. Если смерти бояться - так можно и люк. Я подумал, что только шальная пуля может в открытый люк залететь, или немец штыком пырнет, если подбежит. Поэтому всегда водил танк с открытым люком. Итак, домик этот мы разнесли, а снизу, из-за высоты, стреляют их минометы. Не знаю точно, то ли мина, то ли снаряд, на лобовой броне взорвался. Вспышкой меня ослепило,обожгло лицо слегка. Ни боли, ничего не почувствовал, выскочил на гребень высоты, и вижу - минометы немецкие внизу. В первый раз увидел их вот так подробно. И немцы, очевидно, в первый раз советский танк увидели. У меня курсовой пулемет, я из него открыл огонь. Он от места механика-водителя рядом сбоку, дотянуться легко. При этом кручу влево-вправо, а то увлечешься, и получишь в борт. Командир орет: "вперед!" Стреляю, стреляю. У меня еще автомат был. Я через окоп перевалил, по минометам прошелся, раздавил, немцы разбегаются. Газ вдавил, из люка высунулся наполовину, и по ним из автомата весь магазин выпустил. Командир мне кричит: "Мишка, разворачивайся, задача выполнена, поехали домой". Начинаю фрикцион выжимать левой ногой, чтобы развернуться - не могу выжать - осколок в ногу попал. Правой ногой выжимаю фрикцион, начинаю разворачиваться, и смотрю - руки в крови. Это снаряд, который на броне взорвался. Осколки у меня в лице засели. Я лицо утирал, жарко же - вот и руки в крови. А сначала я вообще ничего не почувствовал, в таком азарте был! В первый раз же бой такой! Смерти не боялся, даже не думал об этом. Командир разведроты нас всегда так учил: "Не бойтесь смерти. Если она тебе написана на роду, она тебя найдет, и под девятью накатами не спрячешься". Так что я не боялся и люк никогда не закрывал. Поэтому мой танк всегда быстрый был - люк открытый, видно все. Я противотанковые пушки сразу видел, когда они начинал стрелять, сразу начинал маневрировать. Чуть помедлишь, и в борт получишь. В борт - это плохо, а в лобовую не страшно.

Вернулись, командир вылез из танка, и говорит: "Мишка, да у тебя вся морда разбита". Вытащили меня из танка, я упал - в ноге тоже осколок. Потащили меня в медсанбат, сразу на стол. Все в крови. А свет был - гильза от сорокапятки. Кусок портянки вставлен, налит бензин и горит. Осколки повытаскивали, все перебинтовали, и, опираясь на командира, я ушел оттуда. Во рту все разбито, жевать не могу. Только водкой полоскал рот, а потом сразу спать лег. Вот так закончился для меня этот боевой эпизод.

Интервью:

Баир Иринчеев
Лит. обработка:

Баир Иринчеев




Читайте также

Будни войны для подавляющего числа наших людей – это не романтически-патетические словеса и «игра на публику», а бесконечное рытьё земли – танкистами и артиллеристами, чтобы укрыть танк или орудие, пехотинцами, – чтобы укрыться самому. Это сидение в окопе под дождём или снегопадом, это более комфортабельная жизнь в блиндаже...
Читать дальше

Я высунулся, развернул пулемёт, зенитный «Браунинг», крупнокалиберный. И дал очередь. Поразил этих автоматчиков и механика-водителя. Офицер выскочил с машины, смотрю – он не в полевой форме! В фуражке. И смотрю – в правой руке портфель. Я понял, что какие-то документы. Он, оказывается, с этой дивизии, которая была в окружении,...
Читать дальше

Подбили три или четыре танка. Остальные танки повернули и быстро скрылись. Командир дивизиона, артиллерист, взобрался на одну из подбитых машин, заглянул внутрь, а там ребята наши лежат, у одного вся грудь в орденах. Артиллерист за голову схватился.


Читать дальше

Меня спрашивает контрразведчик: "Танк сгорел или нет?"- "А вам -то что?"-" Мы должны ночью посылать тягач вытаскивать его. Если сгорел - какой хрен его тащить. Если не сгорел - тебя под суд, бросил машину. Что будем делать?"- "Ночью я сам сползаю, посмотрю,как он себя чувствует". Мы ночью полезли, молили бога, чтобы...
Читать дальше

А командование тем временем решило провести новую попытку атаки при помощи "пехотных танков", спешно изготовленных военными заводами. Знаете, что они так назвали? "Танк" представлял собой щит из двенадцатимиллиметровой брони, снабжённый окошечком для винтовки (автоматов на вооружении советской армии в ту пору не...
Читать дальше

Мы выскочили из танка, он миной нас ударил, командира и механика убило разом. А мы с башнером … Тут такой ручей высохший был. Мы по ручью добежали, по линии фронта, чтобы его дезориентировать. И мы, когда метров пятьдесят переползли по этой лощине, он по нам не стал стрелять. Мы вскочили и побежали, пробежали, не знаю сколько, во...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты