Давыдов Тимофей Емельянович

Опубликовано 24 сентября 2011 года

14903 0

Т.Давыдов. Мне 93 года, я больной, плохо говорю. Не знаю, получится ли у нас что-нибудь? Слаб я, ты уж извини меня.

И.Вершинин. Я задам вам несколько вопросов. Где вы до призыва в армию жили?

Т.Давыдов. Я жил в селе Дмитриевщина в Тамбовской области. Там была такая станция Платоновка. И рядом с ним это село находилось, в 35 километрах от самого Тамбова.

И.Вершинин. Семья большая у вас была?

Т.Давыдов. Нас у отца было трое детей: один был старше меня, а другой - помоложе.

И.Вершинин. Помните, как проводилась у вас коллективизация?

Т.Давыдов. Помню. У нас всех, кто в селе и рядом с селом жили, - их записали в колхоз.

И.Вершинин. Когда началась ваша служба в армии?

Т.Давыдов. В 1938 году. Я с 1918 года рождения. Как мне 18 лет исполнилось, так меня и взяли. Полгода прослужил в полку НКВД под Киевом. Нас призвали с Тамбова туда два человека: меня и его. Меня повезли, а он сам добирался. Потом еще два тамбовских парня к нам было в часть направлено. Учился там я в прожекторной части, на зенитчика, короче говоря. Там нас на машинах учили самолеты по звуку ловить. Все изучали! А потом меня взяли на Финскую войну. Она началась в 1939 году. И мы, трое тамбовских парней, все туда попали. Что запомнилось - холод был там страшный. Где-то минус сорок градусов там было. Солдаты в окопах замерзали. Были у нас случаи, когда солдаты почти что на смерть замерзали и их вывозили.

И.Вершинин. Потери у вас в части во время войны были?

Т.Давыдов. Не помню. Мы были зенитчики-прожектористы. Мы должны были "ловить самолеты". Нам так говорили: ловить самолеты мы должны. А артиллерия зенитная добивала их.

И.Вершинин. Были ли у вас сбитые самолеты?

Т.Давыдов. Не буду хвалиться: ни одного не сбили.

И.Вершинин. А пролетало много их?

Т.Давыдов. Мало их пролетало. Но пролетали. В другой раз я светил на самолет, а зенитчик стрелял. А самолет как-то раз, помню, надо мной пролетал. И он бомбу метров в двадцати от меня сбросил, но не попал, промахнулся, а сам улетел.

И.Вершинин. Артиллерия финская обстреливала вас?

Т.Давыдов. Да было дело, было такое.

И.Вершинин. После войны с Финляндией продолжали служить?

Т.Давыдов. Я служил, потом домой попал, потом воевал на второй войне. Воевал и в танковой части, и в 558-м полку 58-й стрелковой дивизии. Был командир взвода. И был два раза ранен. А потом учился на офицера, на танкиста.

И.Вершинин. А как вас в первый раз ранило?

Т.Давыдов. А я когда отучился на танкиста, меня направили на фронт. И вот мы из танка вышли. А там в километре от нас был немецкий танк. Он был замаскирован. Мы его подбили И он снаряд по нам пустил. Товарища моего всего взорвало. А у меня ключицу и лопатку пробило, три ребра сломало, легкие задело. И меня солдаты привели километра за четыре пешком. А там уже был санбат. А потом я сестре, когда был в госпитале, сказал, что мы в Сибирь переедем. А я уже узнал, что нас в Сибирь повезут. И повезли. А у меня тогда температура повысилась и я уже сутки не ел. Нас везли в Сибирь через Москву. В Москве меня с поезда сняли и там я почти целый год лечился. А второе ранение по глупости в руку получил.

И.Вершинин. А как отступали наши войска в 1941 году, организованно или нет?

Т.Давыдов. Как попало, по-всякому было.

И.Вершинин. Войну в каком звании окончили?

Т.Давыдов. Старшим лейтенантом.

Интервью и лит.обработка:И. Вершинин


Читайте также

До центра Берлина уже оставалось совсем не много где-то три километра, когда путь полку преградил канал. Он был не широкий, метров тридцать всего, но одетый в гранит, с отвесными берегами. Мостов через канал практически не осталось, но в нашем распоряжении остался Горбатый мост на Потсдамштрассе. Он был заминирован и...
Читать дальше

Мне Черняховский лично поставил задачу выйти в тыл противника и перерезать дорогу от Тарнополя на Збараж. Он еще говорил: «Отсюда мы нажмем. А ты там встречай. Они будут отступать, ты их бей». А я, так еще смотрю на него: «Нажмем… Немец нас самих зажимает, а он их сам хочет зажать». - «Что так смотришь на меня?» Я промолчал конечно....
Читать дальше

Зимняя война очень тяжелой была. Три месяца артиллерия разрушала линию Маннергейма, которая была очень мощной – сперва шли деревянные завалы, где-то на высоте полтора метра деревья были надрублены и крест-накрест положены в нашу строну. Эти завалы были связаны колючей проволокой, к которой подведен электроток. За завалом...
Читать дальше

Подбили три или четыре танка. Остальные танки повернули и быстро скрылись. Командир дивизиона, артиллерист, взобрался на одну из подбитых машин, заглянул внутрь, а там ребята наши лежат, у одного вся грудь в орденах. Артиллерист за голову схватился.


Читать дальше

Лежать под танком больше нельзя, каждую минуту может взорваться боекомплект и... Пули стучат по броне, каткам, гусеницам. Механик кричит: "Немцы, лейтенант". Выскочили из-под машины и - стремглав в сторону, на распаханное поле, куда минутами раньше бежали ребята с подбитых машин. Крюков - в десяти-пятнадцати шагах от меня....
Читать дальше

Вообще, в последнем бою под Москвой наш экипаж должен был сгореть. Последние танки бригады шли на исходную позицию для атаки, и вдруг у нашего танка заглох мотор - сдох начисто, как хотите это назовите: "исчерпал ресурс" и так далее, но пока мы ждали технарей-ремонтников, остальные танки пошли в бой и все сгорели...Вывели тех,...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты