22691
Танкисты

Давыдов Тимофей Емельянович

Т.Давыдов. Мне 93 года, я больной, плохо говорю. Не знаю, получится ли у нас что-нибудь? Слаб я, ты уж извини меня.

И.Вершинин. Я задам вам несколько вопросов. Где вы до призыва в армию жили?

Т.Давыдов. Я жил в селе Дмитриевщина в Тамбовской области. Там была такая станция Платоновка. И рядом с ним это село находилось, в 35 километрах от самого Тамбова.

И.Вершинин. Семья большая у вас была?

Т.Давыдов. Нас у отца было трое детей: один был старше меня, а другой - помоложе.

И.Вершинин. Помните, как проводилась у вас коллективизация?

Т.Давыдов. Помню. У нас всех, кто в селе и рядом с селом жили, - их записали в колхоз.

И.Вершинин. Когда началась ваша служба в армии?

Т.Давыдов. В 1938 году. Я с 1918 года рождения. Как мне 18 лет исполнилось, так меня и взяли. Полгода прослужил в полку НКВД под Киевом. Нас призвали с Тамбова туда два человека: меня и его. Меня повезли, а он сам добирался. Потом еще два тамбовских парня к нам было в часть направлено. Учился там я в прожекторной части, на зенитчика, короче говоря. Там нас на машинах учили самолеты по звуку ловить. Все изучали! А потом меня взяли на Финскую войну. Она началась в 1939 году. И мы, трое тамбовских парней, все туда попали. Что запомнилось - холод был там страшный. Где-то минус сорок градусов там было. Солдаты в окопах замерзали. Были у нас случаи, когда солдаты почти что на смерть замерзали и их вывозили.

И.Вершинин. Потери у вас в части во время войны были?

Т.Давыдов. Не помню. Мы были зенитчики-прожектористы. Мы должны были "ловить самолеты". Нам так говорили: ловить самолеты мы должны. А артиллерия зенитная добивала их.

И.Вершинин. Были ли у вас сбитые самолеты?

Т.Давыдов. Не буду хвалиться: ни одного не сбили.

И.Вершинин. А пролетало много их?

Т.Давыдов. Мало их пролетало. Но пролетали. В другой раз я светил на самолет, а зенитчик стрелял. А самолет как-то раз, помню, надо мной пролетал. И он бомбу метров в двадцати от меня сбросил, но не попал, промахнулся, а сам улетел.

И.Вершинин. Артиллерия финская обстреливала вас?

Т.Давыдов. Да было дело, было такое.

И.Вершинин. После войны с Финляндией продолжали служить?

Т.Давыдов. Я служил, потом домой попал, потом воевал на второй войне. Воевал и в танковой части, и в 558-м полку 58-й стрелковой дивизии. Был командир взвода. И был два раза ранен. А потом учился на офицера, на танкиста.

И.Вершинин. А как вас в первый раз ранило?

Т.Давыдов. А я когда отучился на танкиста, меня направили на фронт. И вот мы из танка вышли. А там в километре от нас был немецкий танк. Он был замаскирован. Мы его подбили И он снаряд по нам пустил. Товарища моего всего взорвало. А у меня ключицу и лопатку пробило, три ребра сломало, легкие задело. И меня солдаты привели километра за четыре пешком. А там уже был санбат. А потом я сестре, когда был в госпитале, сказал, что мы в Сибирь переедем. А я уже узнал, что нас в Сибирь повезут. И повезли. А у меня тогда температура повысилась и я уже сутки не ел. Нас везли в Сибирь через Москву. В Москве меня с поезда сняли и там я почти целый год лечился. А второе ранение по глупости в руку получил.

И.Вершинин. А как отступали наши войска в 1941 году, организованно или нет?

Т.Давыдов. Как попало, по-всякому было.

И.Вершинин. Войну в каком звании окончили?

Т.Давыдов. Старшим лейтенантом.

Интервью и лит.обработка:И. Вершинин

Рекомендуем

Я дрался на Ил-2

Книга Артема Драбкина «Я дрался на Ил-2» разошлась огромными тиражами. Вся правда об одной из самых опасных воинских профессий. Не секрет, что в годы Великой Отечественной наиболее тяжелые потери несла именно штурмовая авиация – тогда как, согласно статистике, истребитель вступал в воздушный бой лишь в одном вылете из четырех (а то и реже), у летчиков-штурмовиков каждое задание приводило к прямому огневому контакту с противником. В этой книге о боевой работе рассказано в мельчайших подро...

Великая Отечественная война 1941-1945 гг.

Великая Отечественная до сих пор остается во многом "Неизвестной войной". Несмотря на большое количество книг об отдельных сражениях, самую кровопролитную войну в истории человечества нельзя осмыслить фрагментарно - только лишь охватив единым взглядом. Эта книга предоставляет такую возможность. Это не просто хроника боевых действий, начиная с 22 июня 1941 года и заканчивая победным маем 45-го и капитуляцией Японии, а грандиозная панорама, позволяющая разглядеть Великую Отечественную во...

Мы дрались против "Тигров". "Главное - выбить у них танки"!"

"Ствол длинный, жизнь короткая", "Двойной оклад - тройная смерть", "Прощай, Родина!" - всё это фронтовые прозвища артиллеристов орудий калибра 45, 57 и 76 мм, на которых возлагалась смертельно опасная задача: жечь немецкие танки. Каждый бой, каждый подбитый панцер стоили большой крови, а победа в поединке с гитлеровскими танковыми асами требовала колоссальной выдержки, отваги и мастерства. И до самого конца войны Панцерваффе, в том числе и грозные "Тигры",...

Воспоминания

Перед городом была поляна, которую прозвали «поляной смерти» и все, что было лесом, а сейчас стояли стволы изуродо­ванные и сломанные, тоже называли «лесом смерти». Это было справедливо. Сколько дорогих для нас людей полегло здесь? Это может сказать только земля, сколько она приняла. Траншеи, перемешанные трупами и могилами, а рядом рыли вторые траншеи. В этих первых кварталах пришлось отразить десятки контратак и особенно яростные 2 октября. В этом лесу меня солидно контузило, и я долго не мог пошевелить ни рукой, ни ногой, ни вздохнуть, а при очередном рейсе в роты, где было задание уточнить нарытые ночью траншеи, и где, на какой точке у самого бруствера осколками снаряда задело левый глаз. Кровью залило лицо. Когда меня ввели в блиндаж НП, там посчитали, что я сильно ранен и стали звонить Борисову, который всегда наво­дил справки по телефону. Когда я почувствовал себя лучше, то попросил поменьше делать шума. Умылся, перевязали и вроде ничего. Один скандал, что очки мои куда-то отбросило, а искать их было бесполезно. Как бы ни было, я задание выполнил с помощью немецкого освещения. Плохо было возвращаться по лесу, так как темно, без очков, да с одним глазом. Но с помо­щью других доплелся.

Показать Ещё

Комментарии

comments powered by Disqus
Поддержите нашу работу
по сохранению исторической памяти!