9188
Зенитчики

Акопян Владимир Иванович

Я родился в 1926 году в Норхе. Отец до войны был пекарем, а старший брат работал инженер-техником на мельнице. Когда началась война отца и брата призвали, отец на фронте был тяжело ранен и его парализовало, а старший брат погиб 9 апреля 1945 года в Кенигсберге.

До войны я окончил 7 классов армянской школы и ремесленное училище по специальности инструментальщик. Работал на заводе Найри.

После начала войны мы с моим другом Самсоном пошли в военкомат, но нам сказали – вы еще молодые. Но мы решили, что все равно попадем на фронт. У моей матери родители в Баку жили и мы поехали туда, я только сестре сказал об этом и попросил, чтобы она матери не говорила. Добрались до Баку, а тогда привезли моего контуженного дядю, и родичи стали нас уговаривать не идти на фронт. Но, раз мы решили – значит должны быть.

Мы с Самсоном залезли в эшелон и поехали на фронт и в пути я его где-то потерял. В Грозном, кажется, меня поймали: «Откуда? Чего?» А я наврал, сказал, что с Краснодара. Там тогда много молодежи было с Краснодара, Кавказа и я попал в эту группу. Нас там обмундировали, обучили стрелять, а мы все рвались на фронт. В этой группе один земляк мой был, тоже бакинский, но армянин, старшина, он нам все говорил: «Не торопитесь, попадете еще. Но только не бойтесь. Бояться не надо».

Наконец нас отправили на фронт, и вот мы на фронт едем, а на встречу нам эшелоны с раненными. Я смотрю – знакомый, наш нортовский парень, он раненый. Он говорит: «Володя, ты что? Где ты? Откуда? Как же ты?» Я его просил ничего не говорить обо мне и пожелал выздоровления.

Наконец мы добрались до Шепетовки, и там нас направили по частям. Я попал 1010-й гаубичный полк 241-й стрелковой дивизии. В этом полку меня еще около месяца готовили в бой я вступил только к освобождению Киева.

У нас на Украине был случай. Пушки тянули лошадьми и вот к нам как-то пришли с батареи, я сам артразведчиком был: «Ребята помогите». Лошадь, оказывается, не может тянуть – раненая или больная, или что? А пушку надо тянуть. А там дома, частные дома, собственные, и ребята с батареи говорят – мы видели, там есть лошади, но не дают. Мы автоматы взяли и мы пошли – зараз будет все. Взяли там лошадь тяжелую, рабочую. Это нормально было.

Артиллерийский разведчик лейтенант Акопян Владимир Иванович, великая отечественная война, Я помню, iremember, воспоминания, интервью, Герой Советского союза, ветеран, винтовка, ППШ, Максим, пулемет, немец, граната, окоп, траншея, ППД, Наган, колючая проволока, разведчик, снайпер, автоматчик, ПТР, противотанковое ружье, мина, снаряд, разрыв, выстрел, каска, поиск, пленный, миномет, орудие, ДП, Дегтярев, котелок, ложка, сорокопятка, Катюша, ГМЧ, топограф, телефон, радиостанция, реваноль, боекомплект, патрон, пехотинец, разведчик, артиллерист, медик, партизан, зенитчик, снайпер, краснофлотец

И еще случай был. В полку был такой дядя Миша, который ходил за языком. И вот мы пошли как-то за языком и нашли немецкий провод. Перерезали его и думаем – сейчас придет ихний связист, наладит, а мы его возьмем. Смотрим – идет, вот тут дядя Миша его хопнул и они стали бороться. Я автомат взял и заехал этого немца-фашиста. Хороший язык оказался, нас за него поблагодарило командование. А потом дядя Миша говорит, ты меня ударил сильно. Оказывается, я его ударил.

Я прошел всю Западную Украину, вышли к Карпатам, освободили город Новый Астрала, вошли в Словакию, нас там цветами встречали.

В Чехословакии я и встретил Победу. Нашу дивизию из Чехословакии отвели обратно в Шепетовку и мы думали, что нас отпустят домой. Какой там, оказывается мой возраст только призваться должен был.

Я моряком хотел быть, и меня из дивизии направили на Балтийский флот. Переодели в морскую форму и в учебный экипаж. Показали подводные лодки, все хотят на них служить, а у меня зубы клацают – лучше на надводных. Так вот 5 лет после войны на надводных и прослужил, боцманом тральщика.

В 1946 году мне дали первый отпуск, я приехал домой мать говорит: «Ну, ты, действительно, твои слова сбылись. Ты сказал, Гитлера ты будешь добивать. Все кончено».

Когда на флоте служил, мог поступить в военно-морское училище, меня как фронтовика брали без экзаменов, однако попал в плохую компанию и меня отчислили.

-Спасибо, Владимир Иванович.

Интервью и лит.обработка:А. Драбкин, Н. Аничкин

Артиллерийский разведчик лейтенант Акопян Владимир Иванович, великая отечественная война, Я помню, iremember, воспоминания, интервью, Герой Советского союза, ветеран, винтовка, ППШ, Максим, пулемет, немец, граната, окоп, траншея, ППД, Наган, колючая проволока, разведчик, снайпер, автоматчик, ПТР, противотанковое ружье, мина, снаряд, разрыв, выстрел, каска, поиск, пленный, миномет, орудие, ДП, Дегтярев, котелок, ложка, сорокопятка, Катюша, ГМЧ, топограф, телефон, радиостанция, реваноль, боекомплект, патрон, пехотинец, разведчик, артиллерист, медик, партизан, зенитчик, снайпер, краснофлотец

Наградные листы

Рекомендуем

Я дрался на Ил-2

Книга Артема Драбкина «Я дрался на Ил-2» разошлась огромными тиражами. Вся правда об одной из самых опасных воинских профессий. Не секрет, что в годы Великой Отечественной наиболее тяжелые потери несла именно штурмовая авиация – тогда как, согласно статистике, истребитель вступал в воздушный бой лишь в одном вылете из четырех (а то и реже), у летчиков-штурмовиков каждое задание приводило к прямому огневому контакту с противником. В этой книге о боевой работе рассказано в мельчайших подро...

История Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. в одном томе

Впервые полная история войны в одном томе! Великая Отечественная до сих пор остается во многом "Неизвестной войной". Несмотря на большое количество книг об отдельных сражениях, самую кровопролитную войну в истории человечества не осмыслить фрагментарно - лишь охватив единым взглядом. Эта книга ведущих военных историков впервые предоставляет такую возможность. Это не просто летопись боевых действий, начиная с 22 июня 1941 года и заканчивая победным маем 45-го и капитуляцией Японии, а гр...

Ильинский рубеж. Подвиг подольских курсантов

Фотоальбом, рассказывающий об одном из ключевых эпизодов обороны Москвы в октябре 1941 года, когда на пути надвигающийся на столицу фашистской армады живым щитом встали курсанты Подольских военных училищ. Уникальные снимки, сделанные фронтовыми корреспондентами на месте боев, а также рассекреченные архивные документы детально воспроизводят сражение на Ильинском рубеже. Автор, известный историк и публицист Артем Драбкин подробно восстанавливает хронологию тех дней, вызывает к жизни имена забытых ...

Воспоминания

Перед городом была поляна, которую прозвали «поляной смерти» и все, что было лесом, а сейчас стояли стволы изуродо­ванные и сломанные, тоже называли «лесом смерти». Это было справедливо. Сколько дорогих для нас людей полегло здесь? Это может сказать только земля, сколько она приняла. Траншеи, перемешанные трупами и могилами, а рядом рыли вторые траншеи. В этих первых кварталах пришлось отразить десятки контратак и особенно яростные 2 октября. В этом лесу меня солидно контузило, и я долго не мог пошевелить ни рукой, ни ногой, ни вздохнуть, а при очередном рейсе в роты, где было задание уточнить нарытые ночью траншеи, и где, на какой точке у самого бруствера осколками снаряда задело левый глаз. Кровью залило лицо. Когда меня ввели в блиндаж НП, там посчитали, что я сильно ранен и стали звонить Борисову, который всегда наво­дил справки по телефону. Когда я почувствовал себя лучше, то попросил поменьше делать шума. Умылся, перевязали и вроде ничего. Один скандал, что очки мои куда-то отбросило, а искать их было бесполезно. Как бы ни было, я задание выполнил с помощью немецкого освещения. Плохо было возвращаться по лесу, так как темно, без очков, да с одним глазом. Но с помо­щью других доплелся.

Показать Ещё

Комментарии

comments powered by Disqus
Поддержите нашу работу
по сохранению исторической памяти!