5445
Гражданские

Цинклер Владимир Борисович (Вельвель Берлович)

Ну что тебе рассказать про войну… Родился я 9-го сентября 1937 года на самом юге Бессарабии. Село Петровка, сейчас это Тарутинский район Одесской области, а в то время эта территория входила в состав Королевской Румынии. Но родное село я почти не помню, мы уехали оттуда, когда мне не исполнилось и четырёх лет. Насколько я знаю, это было типичное еврейское местечко.

Когда началась война, родители решили эвакуироваться. Руководил всеми мой дядя, муж маминой сестры Лизы, Фима Козак, который имел лошадей. Погрузили в повозку весь наш нехитрый скарб, и нас с братом. Меня, как самого маленького, усадили на самый верх. Родители хотели добраться в Одессу, а уже оттуда эвакуироваться вглубь страны. Но по дорогам уже шли бомбёжки, и я помню, как, дрожа от страха, мы прятались под телегой… До Одессы мы так и не доехали, вскоре нас окружили немецкие мотоциклисты.

Нас поместили в концлагерь, родители упоминали, что он назывался «Новая Одесса». Заключённых задействовали на тяжёлых работах по восстановлению железной дороги. Детей оставить было не с кем, поэтому взрослые брали нас с собой. Я смутно помню, как подавал отцу инструменты.

Затем нас всех погнали в гетто «Печора» под Винницей. Никаких газовых камер там не было, но люди ежедневно погибали десятками: от голода, непосильного труда, от тифа и других болезней. Недаром этот лагерь сами заключённые прозвали «Мёртвая петля»… Столько лет уже прошло, но я не могу без слёз вспоминать, как издевались над нами фашисты. Как они пинками гнали людей на работу. Обычно работали на сельхозработах в поле, но в какой-то момент многих здоровых мужчин стали отправлять на какие-то секретные работы. Ходили слухи, что на строительство бункера для самого Гитлера, и из них в гетто потом практически никто не вернулся…

Что особенно неприятно, больше всего усердствовали фашистские прихвостни - полицаи. Эти изверги даже малолетних детей не щадили. Как-то мы с братом, он чуть постарше меня, пошли в поле, собрать кукурузных початков «на прокорм», и полицай так нас огрел многожильным кабелем, что мы потом несколько дней не могли ходить...

Можно сказать, наша семья чудом выжила. Отец и мама были хорошими портными, и по вечерам они обшивали и наших товарищей по несчастью, и местных жителей, и даже оккупантов. Только благодаря этому мы избежали участи большинства тех, с кем нас свела судьба. Но сколько трупов мне тогда довелось увидеть, сколько невзгод, сколько боли, унижений, ведь каждый день на волоске от смерти… Знаешь, Коля, давай закончим этот разговор, я не хочу всё это вспоминать. Не могу…

Так мы же только начали.

Давай как-нибудь в следующий раз. А то я как начинаю войну вспоминать, мне сразу нехорошо становится. А лучше знаешь что. Вот ты мне дал прочитать интервью с Лёвой Бакал http://iremember.ru/memoirs/grazhdanskie/bakal-lev-zinovevich/, а мы же с ним были добрые приятели. Я когда игровую карьеру закончил, именно Лёва учил меня писать статьи в газеты. Напиши, что у нас с ним очень похожие истории. Только он всё очень хорошо описал, я так подробно не расскажу. Понимаешь, мне повезло, что когда война закончилась, мне ещё и восьми лет не исполнилось, и все эти ужасы ушли куда-то на задний план. Умом понимаю, что со мной всё это было, но словно в какой-то прошлой жизни…

ПОСЛЕСЛОВИЕ

В 1944 году после освобождения из гетто семья Цинклер переехала в Кишинев. Здесь Владимир Борисович увлекся футболом и стал одним из самых сильных футболистов в истории молдавского футбола. С 1955 года играл за команду «Буревестник»/«Молдова»/«Авынтул» (Кишинев), в течение семи сезонов подряд избирался капитаном команды. За изумительную технику и яркую игру был обожаем болельщиками, и получил прозвище «Золотая ножка». Провёл 182 игры в Высшей лиге чемпионата СССР, в которых забил 28 голов. Первым из футболистов Молдавии получил звание Мастера Спорта СССР. Провёл одну товарищескую игру в составе Олимпийской сборной СССР. По итогам чемпионата СССР 1958 года был включен в список 33-х лучших игроков. Но из-за хронической травмы колена завершил игровую карьеру в 30 лет.


После этого работал тренером команды «Молдова»/«Нистру», в том числе главным тренером, старшим тренером в кишинёвском центре олимпийского резерва, возглавлял комратскую команду «Буджак» и кишинёвский «Конструкторул». Долго время являлся членом исполнительного комитета Федерации Футбола Молдовии. За свою многолетнюю плодотворную деятельность удостоен почетного звания «Заслуженный тренер МССР». Кавалер орденов «Gloria Muncii», «За заслуги перед футболом».

Много занимался общественной работой, воспитанием молодежи. Являлся председателем молдавской республиканской Ассоциации бывших узников гетто и нацистских концлагерей.

Скончался 22-го марта 2016 года. В некрологе есть такие слова – «С его смертью закончилась эпоха в молдавском футболе…»

Интервью и лит. обработка: Н.Чобану

Рекомендуем

СМЕРШ и НКВД

Перевооружение армии и создание современных ВВС, проводимое СССР в 30-е годы ХХ века, потребовало срочного обучения десятков тысяч пилотов. Среди них было немало девушек, на равных с мужчинами осваивавших профессию авиатора.
К 1941 году Анна Тимофеева уже была опытным пилотом-инструктором. Она добровольно вступила в действующую армию, где начала воевать в качестве пилота штабной эскадрильи связи. Каждодневные боевые вылеты требовали огромного мужества и умения от пилотов, летавших на безо...

Штурмовики

"Самолеты Ил-2 нужны нашей Красной Армии как хлеб, как воздух" - эти слова И.В. Сталина, прозвучавшие в 1941 году, оставались актуальны до самого конца войны. Задачи, ставившиеся перед штурмовыми авиаполками, были настолько сложными, что согласно приказу Сталина в 1941 г. летчикам-штурмовикам звание Героя Советского Союза присваивалось за 10 боевых вылетов. Их еще надо было совершить, ведь потери "илов" были вдвое выше, чем у истребителей. Любая штурмовка проводилась под ожес...

Воспоминания: Гражданские

Показать Ещё

Комментарии

comments powered by Disqus