18276
Летно-технический состав

Серова Надежда Ильинична

Я коренная Ленинградка. Призвали меня в армию в 42 в мае, направили в Казань. Потом перевели в Хабаровск в ШМАС (школа младших авиационных специалистов). Это была первая и единственная такая школа для девушек. Наш набор был последний. Девушки оказались непригодны к службе в техническом составе на аэродроме. Подготовили 2 роты. Выпустили младшими сержантами. Я по специальности была моторист. Готовили нас для обслуживания Илов и Яков. Но толку мало. Практики не было. На аэродроме зима, холод лютый, пальцы к гайкам примерзают, ребята нас жалели…
После окончания ШМАС меня распределили в 57 ПАРМ. Это передвижная авиаремонтная мастерская. Все оборудование мастерских было размещено в железнодорожных вагонах. 8-9 девушек из ШМАС попали со мной в ПАРМ. Нас не хотели брать, но потом все же взяли. Поехали мы на фронт. Нас приписали кажется ко 2 Украинскому фронту. Останавливались, брали разбитые и поврежденные самолеты, тут же разбирали, заносили в вагоны, чинили. Обслуживали УТИ-4, Илы, Яки. Я помогала механику, запаивала рамы, заправляла бензином и маслом. Но в основном, как шутили у нас, я «заносила хвосты», то есть вытаскивала их из аэродромной грязи. Так и прошла всю войну: Пруссию, Польшу, конец войны встретила в Германии в Штетине. Нам помню дали грузовик и мы поехали смотреть Рейхстаг.
Давно мне хотелось полетать на истребителе. Воюю в авиации и не летала, так, думаю, не пойдет. Починили мы УТИ-4, это И-16 с двойной кабиной. Надо испытать его. Испытывал самолет сам комэск. Я упросила взять меня. Меня предупреждали, что испытывать будут на всех режимах, будет ведь невмоготу. Но я упрямая была. Комэск спросил меня, ты хоть прыгать с парашютом умеешь, сумеешь парашют раскрыть? А я ему, вот будет нужно прыгать, тогда и покажете. В конце концов он уступил. Только предупредил: «будет плохо - дай знать ручкой управления». Я поняла, что надо ее подергать туда-сюда. Помню взлетели, а больше ничего. Помню только, что вытащили из кабины. Мне рассказывали, что летали 40 мин, не помню ничего. Потом 3 дня лежала в санчасти, приходила в себя. Вот такой мой первый полет. Потом летала много на пассажирских, страха не было. Даже горжусь, что имею опыт полета на учебно-боевом истребителе на всех режимах.

Интервью: Наталья Румянцева и Андрей Лелин

Лит. обработка: Наталья Румянцева и Андрей Лелин

Рекомендуем

Ильинский рубеж. Подвиг подольских курсантов

Фотоальбом, рассказывающий об одном из ключевых эпизодов обороны Москвы в октябре 1941 года, когда на пути надвигающийся на столицу фашистской армады живым щитом встали курсанты Подольских военных училищ. Уникальные снимки, сделанные фронтовыми корреспондентами на месте ...

Мы дрались на истребителях

ДВА БЕСТСЕЛЛЕРА ОДНИМ ТОМОМ. Уникальная возможность увидеть Великую Отечественную из кабины истребителя. Откровенные интервью "сталинских соколов" - и тех, кто принял боевое крещение в первые дни войны (их выжили единицы), и тех, кто пришел на смену павшим. Вся пра...

Мы дрались против "Тигров". "Главное - выбить у них танки"!"

"Ствол длинный, жизнь короткая", "Двойной оклад - тройная смерть", "Прощай, Родина!" - всё это фронтовые прозвища артиллеристов орудий калибра 45, 57 и 76 мм, на которых возлагалась смертельно опасная задача: жечь немецкие танки. Каждый бой, каждый подбитый панцер с...

Воспоминания

Показать Ещё

Комментарии

comments powered by Disqus