17552
Летно-технический состав

Серова Надежда Ильинична

Я коренная Ленинградка. Призвали меня в армию в 42 в мае, направили в Казань. Потом перевели в Хабаровск в ШМАС (школа младших авиационных специалистов). Это была первая и единственная такая школа для девушек. Наш набор был последний. Девушки оказались непригодны к службе в техническом составе на аэродроме. Подготовили 2 роты. Выпустили младшими сержантами. Я по специальности была моторист. Готовили нас для обслуживания Илов и Яков. Но толку мало. Практики не было. На аэродроме зима, холод лютый, пальцы к гайкам примерзают, ребята нас жалели…
После окончания ШМАС меня распределили в 57 ПАРМ. Это передвижная авиаремонтная мастерская. Все оборудование мастерских было размещено в железнодорожных вагонах. 8-9 девушек из ШМАС попали со мной в ПАРМ. Нас не хотели брать, но потом все же взяли. Поехали мы на фронт. Нас приписали кажется ко 2 Украинскому фронту. Останавливались, брали разбитые и поврежденные самолеты, тут же разбирали, заносили в вагоны, чинили. Обслуживали УТИ-4, Илы, Яки. Я помогала механику, запаивала рамы, заправляла бензином и маслом. Но в основном, как шутили у нас, я «заносила хвосты», то есть вытаскивала их из аэродромной грязи. Так и прошла всю войну: Пруссию, Польшу, конец войны встретила в Германии в Штетине. Нам помню дали грузовик и мы поехали смотреть Рейхстаг.
Давно мне хотелось полетать на истребителе. Воюю в авиации и не летала, так, думаю, не пойдет. Починили мы УТИ-4, это И-16 с двойной кабиной. Надо испытать его. Испытывал самолет сам комэск. Я упросила взять меня. Меня предупреждали, что испытывать будут на всех режимах, будет ведь невмоготу. Но я упрямая была. Комэск спросил меня, ты хоть прыгать с парашютом умеешь, сумеешь парашют раскрыть? А я ему, вот будет нужно прыгать, тогда и покажете. В конце концов он уступил. Только предупредил: «будет плохо - дай знать ручкой управления». Я поняла, что надо ее подергать туда-сюда. Помню взлетели, а больше ничего. Помню только, что вытащили из кабины. Мне рассказывали, что летали 40 мин, не помню ничего. Потом 3 дня лежала в санчасти, приходила в себя. Вот такой мой первый полет. Потом летала много на пассажирских, страха не было. Даже горжусь, что имею опыт полета на учебно-боевом истребителе на всех режимах.

Интервью: Наталья Румянцева и Андрей Лелин

Лит. обработка: Наталья Румянцева и Андрей Лелин

Рекомендуем

Кавалеристы

Со второй половины 80-х годов об этом роде войск Красной Армии можно было услышать только плохое: "Советское руководство переоценило роль кавалерии", "кавалеристы в командовании Красной Армии не давали развиваться современным родам войск и проводить механизацию", "с шашками на танки".
Но насколько правдивы эти утверждения? Действительно командование РККА переоценило роль кавалерии, а красные конники бросались в самоубийственные кавалерийские атаки на танки? К...

Великая Отечественная война 1941-1945 гг. Самая полная энциклопедия

Уникальная иллюстрированная энциклопедия ведущих военных историков. Самый полный иллюстрированный путеводитель по событиям 1941-1945 гг.
Великая Отечественная до сих пор остается во многом "Неизвестной войной". Несмотря на большое количество книг об отдельных сражениях, самую кровопролитную войну в истории человечества нельзя осмыслить фрагментарно - только лишь охватив единым взглядом. Эта книга впервые предоставляет такую возможность. Это не просто хроника боевых действий, начи...

Мы дрались против «Тигров». «Главное – выбить у них танки!»

«Ствол длинный, жизнь короткая», «Двойной оклад – тройная смерть», «Прощай, Родина!» – всё это фронтовые прозвища артиллеристов орудий калибра 45, 57 и 76 мм, на которых возлагалась смертельно опасная задача: жечь немецкие танки. Каждый бой, каждый подбитый панцер стоили большой крови, а победа в поединке с гитлеровскими танковыми асами требовала колоссальной выдержки, отваги и мастерства. И до самого конца войны Панцерваффе, в том числе и грозные «Тигры», несли самые тяжелые потери не в дуэлях ...

Воспоминания: Летно-технический состав

Показать Ещё

Комментарии

comments powered by Disqus