Нидилько Мария Степановна

Опубликовано 23 июля 2006 года

15342 0

К зиме 1941 года город на Неве оказался в тесном кольце. Я была среди его защитников до самого конца блокады: строила оборонительные рубежи, оказывала медицинскую помощь пострадавшим от бомбежки и разрушений. По моей просьбе в августе 1941 г. Дзержинский райвоенкомат направил меня на курсы медсестер, а в марте 1942 года я уже была на Ленинградском фронте.

Вместе с 286-м полком бывшей 90-й СД санинструктором разведки прошла боевой путь до дня Победы. С боевыми друзьями участвовала в прорыве блокады Ленинграда, освобождала прибалтийские республики, участвовала в штурме немецкой крепости Кенигсберг, где была ранена, но вскоре снова вернулась в полк освобождать Польшу, форсировать Вислу и брать Берлин.

Первым боевым крещением был выход разведгруппы в расположение противника с задачей выявить его огневую систему и взять "языка". Трое суток группа действовала в расположении врага, задача была выполнена. Во время схватки был тяжело ранен мой земляк, Михаил Никитин. Это был первый солдат, которого я вынесла на себе.

Много помнится эпизодов, но никогда не забудется бой, после которого я получила медаль "За отвагу". В битве за немецкий город Грабау нашим солдатам пришлось сражаться с большими силами отчаянно сопротивлявшихся фашистов.

Шесть раз сдавали город и опять шли в наступление наши бойцы. Ко мне на передовой санитарный пункт поступило очень много раненых. Место это простреливалось, гибли раненые бойцы. Чтобы укрыть их от снарядов и пуль, я перетащила их в немецкую церковь. Но только мы скрылись от одной опасности, как настигла другая. Занятая ранеными, я не заметила, как наши вынуждены были отойти.

Смотрю - кругом немцы... Что делать? Выход один - защищаться. Закрыла дверь на запоры. Несколько раненых бойцов и я приготовились к неравному бою. Немцы, обнаружив нас, попытались вломиться в церковь. В ответ раздались автоматные очереди. Я старалась метко стрелять. Не уцелеть бы горстке бойцов да еще раненых, не подоспей вовремя наши - бывают и на войне счастливые минуты, особенно, когда в самый критический момент сквозь гром снарядов нарастает могучее боевое "Ура"!

А через несколько дней после этого на одном из участков фронта для готовящегося прорыва немецкой обороны был создан отряд из танков Т-34, разведчиков, автоматчиков и сапёров. Отряду была поставлена задача провести разведку боем в тылу противника и прорвать его оборону.

Смелым и внезапным ударом отряд прорвал передний край обороны врага и углубился в тыл. Завязался тяжелый бой с превосходящими силами противника. Положение было критическим: подбиты танки, гибли солдаты, много раненых, в их числе командир разведотряда Кудрявцев - ему оторвало ногу. В живых осталось только двое: я и радист Виктор Сычев. Мы решили вызвать огонь своей артиллерии на себя. Внезапно обрушившийся шквал разметал немцев. Вскоре полк, расширив прорыв, выручил бойцов.

За участие в этом бою меня наградили орденом Славы III степени. За время боев на разных участках фронта я вынесла и спасла жизнь 257 бойцам.



Читайте также

Раненые шли постоянно. А вечером, когда наплыв раненых немножечко стихнет, нам приносили из прачечной стираные бинты, и мы их гладили и скручивали в рулоны. В это время у нас, среди санитарок и медсестер, что-то вроде самодеятельности организовывалось. Мы раненым и стихи читали и песни пели. А потом, уже после Сталинграда, мы...
Читать дальше

Столица напоминает мертвый город. В темноте бродят осторожно и медленно полуживые тени, да и их немного. Ни лошадей, ни автомобилей, и тишина, прерываемая вспышками и грохотанием артиллерийских выстрелов. Мёртвый, изнемогающий Ленинград!
Читать дальше

Первым немцем, с которым мне пришлось столкнуться, оказался одним из раненных немцев в звании подполковника или полковника. Мне пришлось оказывать ему первую медицинскую помощь как санинструктору. У него было тяжелое ранение и перелом бедра. Наши красноармейцы положили его на бруствер, я встала на четвереньки, чтобы наложить...
Читать дальше

Самое главное, что мы обязаны были сделать – как можно раньше оказать помощь раненым. Поэтому полковой медпункт устраивали как можно ближе к передовой. Иногда он стоял всего в 400-500 метрах от поля боя, поэтому нас и бомбили и обстреливали, да еще как… Пулеметы строчат, осколки свистят… Иногда взрывной волной раненого...
Читать дальше

Мои санитары и я договорились, что под Новый год мы удерем из концлагеря. Я, как фельдшер, имел возможность тифозных больных отправлять в лазарет, который был на территории лагеря. Там охраны почти никакой не было. А немец, который стоял, он знал, что я веду больных и отворачивался. И я своих санитаров повел бы, как будто они...
Читать дальше

Уходя немцы согнали жителей города в сарай, закрыли и подожгли. Но сарай успели потушить, оставшихся в живых расстреливали тут же. В воротах сарая лежал замученный старик. Ему через горло и рот просунули толстую веревку... Так он и лежал, запрокинув голову вверх с открытым ртом... Эта страшная картина меня и бойцов потрясла....
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты