17681
Медики

Нидилько Мария Степановна

К зиме 1941 года город на Неве оказался в тесном кольце. Я была среди его защитников до самого конца блокады: строила оборонительные рубежи, оказывала медицинскую помощь пострадавшим от бомбежки и разрушений. По моей просьбе в августе 1941 г. Дзержинский райвоенкомат направил меня на курсы медсестер, а в марте 1942 года я уже была на Ленинградском фронте.

Вместе с 286-м полком бывшей 90-й СД санинструктором разведки прошла боевой путь до дня Победы. С боевыми друзьями участвовала в прорыве блокады Ленинграда, освобождала прибалтийские республики, участвовала в штурме немецкой крепости Кенигсберг, где была ранена, но вскоре снова вернулась в полк освобождать Польшу, форсировать Вислу и брать Берлин.

Первым боевым крещением был выход разведгруппы в расположение противника с задачей выявить его огневую систему и взять "языка". Трое суток группа действовала в расположении врага, задача была выполнена. Во время схватки был тяжело ранен мой земляк, Михаил Никитин. Это был первый солдат, которого я вынесла на себе.

Много помнится эпизодов, но никогда не забудется бой, после которого я получила медаль "За отвагу". В битве за немецкий город Грабау нашим солдатам пришлось сражаться с большими силами отчаянно сопротивлявшихся фашистов.

Шесть раз сдавали город и опять шли в наступление наши бойцы. Ко мне на передовой санитарный пункт поступило очень много раненых. Место это простреливалось, гибли раненые бойцы. Чтобы укрыть их от снарядов и пуль, я перетащила их в немецкую церковь. Но только мы скрылись от одной опасности, как настигла другая. Занятая ранеными, я не заметила, как наши вынуждены были отойти.

Смотрю - кругом немцы... Что делать? Выход один - защищаться. Закрыла дверь на запоры. Несколько раненых бойцов и я приготовились к неравному бою. Немцы, обнаружив нас, попытались вломиться в церковь. В ответ раздались автоматные очереди. Я старалась метко стрелять. Не уцелеть бы горстке бойцов да еще раненых, не подоспей вовремя наши - бывают и на войне счастливые минуты, особенно, когда в самый критический момент сквозь гром снарядов нарастает могучее боевое "Ура"!

А через несколько дней после этого на одном из участков фронта для готовящегося прорыва немецкой обороны был создан отряд из танков Т-34, разведчиков, автоматчиков и сапёров. Отряду была поставлена задача провести разведку боем в тылу противника и прорвать его оборону.

Смелым и внезапным ударом отряд прорвал передний край обороны врага и углубился в тыл. Завязался тяжелый бой с превосходящими силами противника. Положение было критическим: подбиты танки, гибли солдаты, много раненых, в их числе командир разведотряда Кудрявцев - ему оторвало ногу. В живых осталось только двое: я и радист Виктор Сычев. Мы решили вызвать огонь своей артиллерии на себя. Внезапно обрушившийся шквал разметал немцев. Вскоре полк, расширив прорыв, выручил бойцов.

За участие в этом бою меня наградили орденом Славы III степени. За время боев на разных участках фронта я вынесла и спасла жизнь 257 бойцам.

Рекомендуем

Мы дрались против "Тигров". "Главное - выбить у них танки"!"

"Ствол длинный, жизнь короткая", "Двойной оклад - тройная смерть", "Прощай, Родина!" - всё это фронтовые прозвища артиллеристов орудий калибра 45, 57 и 76 мм, на которых возлагалась смертельно опасная задача: жечь немецкие танки. Каждый бой, каждый подбитый панцер стоили большой крови, а победа в поединке с гитлеровскими танковыми асами требовала колоссальной выдержки, отваги и мастерства. И до самого конца войны Панцерваффе, в том числе и грозные "Тигры",...

Мы дрались на истребителях

ДВА БЕСТСЕЛЛЕРА ОДНИМ ТОМОМ. Уникальная возможность увидеть Великую Отечественную из кабины истребителя. Откровенные интервью "сталинских соколов" - и тех, кто принял боевое крещение в первые дни войны (их выжили единицы), и тех, кто пришел на смену павшим. Вся правда о грандиозных воздушных сражениях на советско-германском фронте, бесценные подробности боевой работы и фронтового быта наших асов, сломавших хребет Люфтваффе.
Сколько килограммов терял летчик в каждом боевом...

Я дрался на Ил-2

Книга Артема Драбкина «Я дрался на Ил-2» разошлась огромными тиражами. Вся правда об одной из самых опасных воинских профессий. Не секрет, что в годы Великой Отечественной наиболее тяжелые потери несла именно штурмовая авиация – тогда как, согласно статистике, истребитель вступал в воздушный бой лишь в одном вылете из четырех (а то и реже), у летчиков-штурмовиков каждое задание приводило к прямому огневому контакту с противником. В этой книге о боевой работе рассказано в мельчайших подро...

Воспоминания

Показать Ещё

Комментарии

comments powered by Disqus