17776
Медики

Нидилько Мария Степановна

К зиме 1941 года город на Неве оказался в тесном кольце. Я была среди его защитников до самого конца блокады: строила оборонительные рубежи, оказывала медицинскую помощь пострадавшим от бомбежки и разрушений. По моей просьбе в августе 1941 г. Дзержинский райвоенкомат направил меня на курсы медсестер, а в марте 1942 года я уже была на Ленинградском фронте.

Вместе с 286-м полком бывшей 90-й СД санинструктором разведки прошла боевой путь до дня Победы. С боевыми друзьями участвовала в прорыве блокады Ленинграда, освобождала прибалтийские республики, участвовала в штурме немецкой крепости Кенигсберг, где была ранена, но вскоре снова вернулась в полк освобождать Польшу, форсировать Вислу и брать Берлин.

Первым боевым крещением был выход разведгруппы в расположение противника с задачей выявить его огневую систему и взять "языка". Трое суток группа действовала в расположении врага, задача была выполнена. Во время схватки был тяжело ранен мой земляк, Михаил Никитин. Это был первый солдат, которого я вынесла на себе.

Много помнится эпизодов, но никогда не забудется бой, после которого я получила медаль "За отвагу". В битве за немецкий город Грабау нашим солдатам пришлось сражаться с большими силами отчаянно сопротивлявшихся фашистов.

Шесть раз сдавали город и опять шли в наступление наши бойцы. Ко мне на передовой санитарный пункт поступило очень много раненых. Место это простреливалось, гибли раненые бойцы. Чтобы укрыть их от снарядов и пуль, я перетащила их в немецкую церковь. Но только мы скрылись от одной опасности, как настигла другая. Занятая ранеными, я не заметила, как наши вынуждены были отойти.

Смотрю - кругом немцы... Что делать? Выход один - защищаться. Закрыла дверь на запоры. Несколько раненых бойцов и я приготовились к неравному бою. Немцы, обнаружив нас, попытались вломиться в церковь. В ответ раздались автоматные очереди. Я старалась метко стрелять. Не уцелеть бы горстке бойцов да еще раненых, не подоспей вовремя наши - бывают и на войне счастливые минуты, особенно, когда в самый критический момент сквозь гром снарядов нарастает могучее боевое "Ура"!

А через несколько дней после этого на одном из участков фронта для готовящегося прорыва немецкой обороны был создан отряд из танков Т-34, разведчиков, автоматчиков и сапёров. Отряду была поставлена задача провести разведку боем в тылу противника и прорвать его оборону.

Смелым и внезапным ударом отряд прорвал передний край обороны врага и углубился в тыл. Завязался тяжелый бой с превосходящими силами противника. Положение было критическим: подбиты танки, гибли солдаты, много раненых, в их числе командир разведотряда Кудрявцев - ему оторвало ногу. В живых осталось только двое: я и радист Виктор Сычев. Мы решили вызвать огонь своей артиллерии на себя. Внезапно обрушившийся шквал разметал немцев. Вскоре полк, расширив прорыв, выручил бойцов.

За участие в этом бою меня наградили орденом Славы III степени. За время боев на разных участках фронта я вынесла и спасла жизнь 257 бойцам.

Рекомендуем

Великая Отечественная война 1941-1945 гг.

Великая Отечественная до сих пор остается во многом "Неизвестной войной". Несмотря на большое количество книг об отдельных сражениях, самую кровопролитную войну в истории человечества нельзя осмыслить фрагментарно - только лишь охватив единым взглядом. Эта книга предоставляет такую возможность. Это не просто хроника боевых действий, начиная с 22 июня 1941 года и заканчивая победным маем 45-го и капитуляцией Японии, а грандиозная панорама, позволяющая разглядеть Великую Отечественную во...

История Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. в одном томе

Впервые полная история войны в одном томе! Великая Отечественная до сих пор остается во многом "Неизвестной войной". Несмотря на большое количество книг об отдельных сражениях, самую кровопролитную войну в истории человечества не осмыслить фрагментарно - лишь охватив единым взглядом. Эта книга ведущих военных историков впервые предоставляет такую возможность. Это не просто летопись боевых действий, начиная с 22 июня 1941 года и заканчивая победным маем 45-го и капитуляцией Японии, а гр...

«Из адов ад». А мы с тобой, брат, из пехоты...

«Война – ад. А пехота – из адов ад. Ведь на расстрел же идешь все время! Первым идешь!» Именно о таких книгах говорят: написано кровью. Такое не прочитаешь ни в одном романе, не увидишь в кино. Это – настоящая «окопная правда» Великой Отечественной. Настолько откровенно, так исповедально, пронзительно и достоверно о войне могут рассказать лишь ветераны…

Воспоминания

Перед городом была поляна, которую прозвали «поляной смерти» и все, что было лесом, а сейчас стояли стволы изуродо­ванные и сломанные, тоже называли «лесом смерти». Это было справедливо. Сколько дорогих для нас людей полегло здесь? Это может сказать только земля, сколько она приняла. Траншеи, перемешанные трупами и могилами, а рядом рыли вторые траншеи. В этих первых кварталах пришлось отразить десятки контратак и особенно яростные 2 октября. В этом лесу меня солидно контузило, и я долго не мог пошевелить ни рукой, ни ногой, ни вздохнуть, а при очередном рейсе в роты, где было задание уточнить нарытые ночью траншеи, и где, на какой точке у самого бруствера осколками снаряда задело левый глаз. Кровью залило лицо. Когда меня ввели в блиндаж НП, там посчитали, что я сильно ранен и стали звонить Борисову, который всегда наво­дил справки по телефону. Когда я почувствовал себя лучше, то попросил поменьше делать шума. Умылся, перевязали и вроде ничего. Один скандал, что очки мои куда-то отбросило, а искать их было бесполезно. Как бы ни было, я задание выполнил с помощью немецкого освещения. Плохо было возвращаться по лесу, так как темно, без очков, да с одним глазом. Но с помо­щью других доплелся.

Показать Ещё

Комментарии

comments powered by Disqus
Поддержите нашу работу
по сохранению исторической памяти!