14987
Медики

Солнцева Нина Александровна

На фронте я была два года - с 1942 по 1944 год. Ранена, контужена, перенесла сыпной тиф - и все-таки осталась жива...
Когда началась Великая Отечественная война, я работала монтажницей на завода, который выполнял оборонный заказ. Вступила в комсомол. В свободное от работы время ходила в госпиталь ухаживать за ранеными. Именно в госпитале, в общении с фронтовиками пришло ко мне решение пойти добровольно на фронт, чтобы там, на поле боя, помогать раненым воинам. На передовой такая помощь вдвойне нужна. Думаю, я правильно понимала это...
15 июля 1942 года я была мобилизована на курсы военных санинструкторов и получила удостоверение, что закончила сорокапятидневные военно-учебные сборы при военно-санитарном учебном пункте Московского городского комитета Красного креста. Экзаменационной комиссией мне было присвоено звание военносанитарного инструктора.
Меня направили в 46-ю мотомеханизированную бригаду, в 4-й истребительный противотанковый батальон на должность старшины медицинской службы.
И вот я с железнодорожным эшелоном отбываю на фронт. Надо ли говорить о том, как тяжело было мне вчерашней школьнице, покидать мать, отца, родных, друзей... Ведь я была единственной дочерью у родителей.
Когда наш эшелон уже приближался к передовой, я впервые в жизни услышала возгласы, которые потом уже вошли, так сказать, в обиход: "Воздух! Тревога!" Налет немецких самолетов был непродолжительным, но сколько горя он принес! Здесь, у разгромленного эшелона, и состоялось мое профессиональное боевое крещение. Здесь я в первый раз во фронтовой обстановке сумела оказать медицинскую помощь пострадавшим красноармейцам. Раненых сдали на ближайшую станцию для отправки в госпиталь, разбитые вагоны отцепили от поезда, а сами поехали дальше, к передовой...
Сначала я оказалась на Калининском фронте, а потом на 1-м и 2-м Прибалтийских...
Помню бой на подступах к Невелю... Схватка была ожесточенной и упорной, чтобы правдиво описать все, надо быть писателем - я никогда не видела столько раненых и убитых. В воздухе стоял непрерывный стон, перебиваемый пронзительными криками. Позже я осознала: это война, всегда так на войне бывает, а тогда все увиденное ошеломило меня. Этот страшный бой сохранился в моей памяти на всю жизнь. Однако, несмотря на все переживания и страхи, дело свое делала. За вынос с поля боя раненых была награждена орденом Славы III степени.
Не менее тяжелые бои были и дальше, в Прибалтике. Раненых было очень много, и раны все глубокие, трудные... За эти бои меня наградили медалью "За отвагу".
В мае сорок четвертого мне пришлось участвовать в разведке. Наша рота автоматчиков совместно с разведчиками ходила на задание. Когда вышли на нейтральную полосу выяснилось, что она заминирована. Моя напарница, связистка Кузовкова, попала на мину. Прогремел сильный взрыв, а затем раздался страшный крик: "Нина! Нина!".
Я бежала по заминированному полю, совершенно позабыв о том, что сама могу наступить на мину. Когда мы перенесли Кузовкову в укрытие, я перевязала ей раны: у нее были сильно повреждены конечности - рука и нога...
Зимой 1943 года я пережила страшные мгновения. Идем на задание, в разведку. Несмотря на тщательную маскировку, немцы нас обнаружили и открыли стрельбу. Пришлось отходить. И когда отошли уже на порядочное расстояние, выяснилось, что одного бойца не хватает. Пришлось вернуться. Из-за сильного мороза и плохой видимости сразу не смогли найти пропавшего. Он лежал глубоко в снегу, тяжело раненый в ногу. Оттащила я его к кустарнику, а за ним красная полоса по снегу тянется. Я, чтобы наш след не обнаружился, стала засыпать кровь снегом. Потом перевязала бойцу ногу. Вдруг слышу - немецкая речь! Гитлеровцы шли прямиком по направлению к нашему укрытию за кустами. Шепчу раненому: "Молчи! Немцы!" Зажала ему рот рукавицей. Но он был не в силах сдержать стоны: боль у него была невыносимая, должно быть. Приготовила гранату и решила: подойдут немцы - подорву и себя, и своего подопечного, и фашистов. Жду... Идут минуты, сердце стучит - готово из груди вырваться, страх сковал: "Обнаружат или нет?" Немцы остановились по ту сторону кустарника, поговорили о чем-то между собой и - ушли. Неужели обошлось? Даже и не верилось...
Еще одно тяжелое воспоминание. Весной того же года я, заболев тифом, попала в госпиталь. А госпиталь - это деревня, где все избы забиты больными. Лежали пациенты на полу на соломе, в обнимку по несколько человек. В избах
народу как селедок в бочке. Люди то ли спали, то ли были в беспамятстве, то ли уже умерли... Запах в помещении - тяжелый, застоявшийся. Меня предупредили, что надо двигаться по полу после того, как унесут умерших, чтобы освободить место для прибывающих "новичков". Правда, опытные санитары успокаивали маня: "Ты будешь жить". И они оказались правы. Когда стала поправляться, начала помогать санитарам. Умерших сбрасывали в яму, а "похоронная команда" закапывала их.
Залечив свой сыпняк, я вернулась обратно в родную 21-го гвардейскую Невельскую стрелковую дивизию. В конце сорок четвертого меня ранило в ногу. Снова попала в госпиталь... Началось нагноение раны и я была направлена в Москву на дальнейшее лечение.
Сколько лет прошло, а из памяти не вытравишь: отступая, немцы жгли наши села и города, мы шли по обгоревшим трупам. Запах гниения и пожарищ был неотступным, нечем было дышать...

Наградные листы

Рекомендуем

Великая Отечественная война 1941-1945 гг.

Великая Отечественная до сих пор остается во многом "Неизвестной войной". Несмотря на большое количество книг об отдельных сражениях, самую кровопролитную войну в истории человечества нельзя осмыслить фрагментарно - только лишь охватив единым взглядом. Эта книга предоставляет такую возможность. Это не просто хроника боевых действий, начиная с 22 июня 1941 года и заканчивая победным маем 45-го и капитуляцией Японии, а грандиозная панорама, позволяющая разглядеть Великую Отечественную во...

«Из адов ад». А мы с тобой, брат, из пехоты...

«Война – ад. А пехота – из адов ад. Ведь на расстрел же идешь все время! Первым идешь!» Именно о таких книгах говорят: написано кровью. Такое не прочитаешь ни в одном романе, не увидишь в кино. Это – настоящая «окопная правда» Великой Отечественной. Настолько откровенно, так исповедально, пронзительно и достоверно о войне могут рассказать лишь ветераны…

Мы дрались против "Тигров". "Главное - выбить у них танки"!"

"Ствол длинный, жизнь короткая", "Двойной оклад - тройная смерть", "Прощай, Родина!" - всё это фронтовые прозвища артиллеристов орудий калибра 45, 57 и 76 мм, на которых возлагалась смертельно опасная задача: жечь немецкие танки. Каждый бой, каждый подбитый панцер стоили большой крови, а победа в поединке с гитлеровскими танковыми асами требовала колоссальной выдержки, отваги и мастерства. И до самого конца войны Панцерваффе, в том числе и грозные "Тигры",...

Воспоминания

Перед городом была поляна, которую прозвали «поляной смерти» и все, что было лесом, а сейчас стояли стволы изуродо­ванные и сломанные, тоже называли «лесом смерти». Это было справедливо. Сколько дорогих для нас людей полегло здесь? Это может сказать только земля, сколько она приняла. Траншеи, перемешанные трупами и могилами, а рядом рыли вторые траншеи. В этих первых кварталах пришлось отразить десятки контратак и особенно яростные 2 октября. В этом лесу меня солидно контузило, и я долго не мог пошевелить ни рукой, ни ногой, ни вздохнуть, а при очередном рейсе в роты, где было задание уточнить нарытые ночью траншеи, и где, на какой точке у самого бруствера осколками снаряда задело левый глаз. Кровью залило лицо. Когда меня ввели в блиндаж НП, там посчитали, что я сильно ранен и стали звонить Борисову, который всегда наво­дил справки по телефону. Когда я почувствовал себя лучше, то попросил поменьше делать шума. Умылся, перевязали и вроде ничего. Один скандал, что очки мои куда-то отбросило, а искать их было бесполезно. Как бы ни было, я задание выполнил с помощью немецкого освещения. Плохо было возвращаться по лесу, так как темно, без очков, да с одним глазом. Но с помо­щью других доплелся.

Показать Ещё

Комментарии

comments powered by Disqus
Поддержите нашу работу
по сохранению исторической памяти!