Тетюнникова Надежда Петровна

Опубликовано 23 июля 2006 года

13518 0

В 1941 году после тяжелых боев под Витебском и Оршей в город Ишим прибыла на переформирование 229-я стрелковая дивизия. Горвоенкомат призвал нас, девушек, в эвакотранспортный взвод санитарного батальона. Сразу же было организовано обучение передвижению по-пластунски, выносу раненого с поля боя, оказанию первой медицинской помощи. Подразделение отправили в Горьковскую область (поселок Козино), затем в Рязанскую область (город Скопин). Там мы наконец-то получили вооружение, автотранспорт и продолжили обучение.
В июле 1942 года дивизию отправили на фронт - на защиту Сталинграда, на Цимлянское направление. До Сталинграда добрались по Волге на теплоходе "Герцен". Далее - 200-километровый пеший марш под немецкой бомбежкой. Бомбили и переправу через Дон.
Части дивизии поступали на линию фронта неодновременно, застревали в пути. Из-за этого приходилось вести с противником неравные бои. Наш медсанбат обосновался на берегу реки Чир. Завязались кровопролитные сражения в излучине между Доном и Волгой. Передовые отряды 229-й стрелковой дивизии выдвинулись на рубеж Суровикино. Условия ведения боя были очень трудными: голая степь, изрытая балками, была удобна для механизированных частей противника и совсем невыгодна для наших войск. Но велико было желание бойцов и командиров драться до последнего дыхания и ни за что не пропустить врага. Даже раненые бойцы не покидали поля брани...
Нам, санитарам эвакотранспортного взвода, приходилось ежечасно выезжать на машинах за ранеными, чтобы доставлять их в медсанбат. Поток раненых был не просто велик - огромен. Раненых размещали посреди степи и укрывали их, где только было возможно: в оврагах, в воронках, под бугорками земли... Нередко раненые уже в эвакогоспитале получали повторное ранение, а иных и убивало насмерть.
Лето 1942 года. Неимоверная жара. Ожесточенные бои нарастают с новой силой. 229-я стрелковая дивизия приняла на себя главный удар: фашистские войска рвались южнее Суровикино к Калачу. Несмотря на тяжелые бои, наши воины в течение 18 дней не пропустили немцев через рубеж реки Чир. В начале августа дивизия оказалась в полном окружении, и командующий 62-й армией генерал В.И. Чуйков приказал отойти на новый рубеж.
В ночь с 9 на 10 августа начался отход дивизии (а точнее тех, кто к этому времени еще оставался в живых) на Пятиизбанский Хутор. Пять бесконечно долгих дней и ночей - без отдыха, без еды и питья - велась смертельная схватка: нужно было прорвать вражеское кольцо, выйти из окружения и соединиться со своими. В этой схватке погиб командир дивизии полковник Ф.Ф. Сажин. Переправа через Дон была взорвана врагом. Мелкими группами бойцы пробирались к Дону, растекались во ржи, по пшеничным полям и балкам, чтобы пробиться к своим. Выйти из окружения удалось далеко не всем. Многие навсегда остались там, на поле боя, многим довелось испытать горечь плена. В числе захваченных в плен оказалась и я.
Пленных отправили в станицу Нижнечирскую в специальный лагерь. И здесь девушки-медсестры не забывали своих обязанностей. Мы ухаживали за ранеными бойцами, промывали раны и перевязывали. Бинтов не было - рвали собственное белье. Искренне радовались любому материалу, который приносили местные жители на перевязку раненых. Питание было не просто плохое - отвратительное. Пленных гнали на поля собирать оставшуюся свеклу, помидоры, картофель.
В сентябре началась перевозка военнопленных в Германию - в концлагеря. В ноябре наш эшелон прибыл в Хемницы. Жили за колючей проволокой в бараках с охраной. Потом 50 человек, среди которых была и я, отправили в лагерь военнопленных "Гройтч". Находились день и ночь под строгой охраной фашистов. На работу и с работы водили под конвоем. За отказ работать нас - десятерых девушек - отправили в другой концлагерь. Усиленного режима. Условия жизни и работы здесь были неимоверно тяжелыми: голод, холод, недоедание, побои, болезни. За малейшее нарушение конвоиры жестоко избивали нас.
В этом лагере я пробыла до конца войны. Слез не было, только озлобление. Не забывали о Родине ни на минуту, мстили врагу, как только могли. Выводили из строя станки, допускали брак.
Три года - 1942, 1943, 1944 - невыносимого плена... Наступил 1945 год. Нас освободили американские войска и передали в Бран-денбург. Всех военнопленных стали собирать в особые лагеря, где мы прошли проверку особых отделов НКГБ. После проверки отправили на Родину. В конце ноября 1945 года я вернулась в Ишим.



Читайте также

Потом открытым полем мы вынесли его в село, в дом, где я оказывал первую помощь. И когда при свете керосинового фонаря я разрезал ему ватные брюки от коленки до стопы, то понял, отчего разведчики бросили этого бойца лежать на нейт­ральной полосе - они испугались. Испугался и сам раненый. Оказалось, мина, выпущенная из ротного...
Читать дальше

Вызвал меня начальник курса – капитан Редин, и приказал собрать 10 человек – лыжную команду (я хорошо ходил на лыжах). Я ему говорю: «Какая лыжная команда, и какие могут быть соревнования?». Он мне ответил, что соревноваться будете с немцами. Я сразу понял, что пойдем в тыл. Я ему дал список. В 2 часа ночи меня подняли,...
Читать дальше

И тут командарм набрал по телефону нашего комдива: полковника Владимира Евсеевича Сорокина. Тот рапортует, что танки давят, мы не можем их остановить. Шумилов ответил, что надо держаться, чтобы прикрыть отступление всей армии. Мы оборонялись до последнего. Почти все наши солдаты и командиры погибло в окопах. Мы не убежали....
Читать дальше

Командир приказал всем залечь на снег и подпустить их на близкое расстояние. А когда немцы подошли, автоматчики не оставили никого из них в живых. А что делать? Иначе наша разведка была бы обнаружена, пришлось бы вступать в неизбежный открытый бой - провал верный...

Читать дальше

22-го июня у нас был экзамен. Ну, и когда услышала, что начилась война, я подумала: "Как хорошо, может мне хотя бы тройку поставят!"


Читать дальше

Глубокие рваные раны от осколков бомб и снарядов приводили в ужас: на телах людей буквально не было живого места. И не меньшее душевное страдание мне - военной медсестре - доставляло то, что практически невозможно было уберечь раненых от повторного ранения под постоянными бомбежками и артобстрелами....
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты