6868
Пехотинцы

Алексеев Василий Александрович

Родился 1 января 1924 года в деревне Овинцево Волосовского района Ленинградской области. В течение двух лет проживал на оккупированной немцами территории. В ноябре 1944 года был призван в ряды Красной Армии. В составе 196-й Гатчинской стрелковой дивизии принимал участие в боях по ликвидации курляндской группировки противника в Латвии в должности заряжающего 82-мм миномета. После войны служил в Германии. Демобилизовался в 1950 году в звании рядового. Затем жил в Эстонии — поселке «Нарва-Йыэсуу». Работал на межколхозной базе тралового флота - «Тралфлот».

- Василий Александрович, вы откуда родом?

- Я родом с Ленинградской области. За речкой отсюда была деревня одна, это — в Волосовском районе таком.

- Как для вас началась война?

- А у нас война с самого начала была. Немцы сразу к нам пришли. Так что немцев я видел. И вот я находился в оккупации до того, как нас освободили.

- Были ли у вас расстрелы?

- Ну у нас этого не было.

- Как немцы относились вообще к вам, к мирному населению?

- А был, знаете, у меня один случай такой. Мы же парнишки все были. В общем, пять человек было нас таких, которые, значит, отказались работать. И приехал немец потом один. Ну немцы приехали тогда на машине. Тогда нас с комнаты они увезли и по 25 нам всыпали.

- А когда в армию попали?

- А это уже было после нашего освобождения в 1944-м году: в самом конце.

- И куда вы попали?

- А здесь, в Латвии, курляндская группировка была такая. И вот я туда попал. Но я , видишь, артиллерист был, я минометчиком был. Я так мины опускал, и все. Поэтому ничего особенного такого мне не запомнилось.

- А какого характера были бои, в которых вы участвовали?

- А вы знаете что? Мы же в атаку не ходили. Стрелять мы, конечно, стреляли. Стрелял я из миномета.

- А первый бой где был у вас?

- А у нас все бои были такие, как и первый. Остановились мы. Командир нам командует: такой то прицел, такое-то все, и давай стреляй уже, как говорят.

- Что о ваших командирах можете сказать?

- Знаете что? Раньше было не то что сейчас в армии командиры. Раньше были настоящие солдаты и настоящие командиры. Там не было такого, что тебя презирают. Раньше очень простые все были.

- Как называлась часть, в составе которой вы воевали?

- У нас была 96-я Гатчинская стрелковая дивизия. А полк не помню сейчас какой у нас был. Но я говорю вам, что не бегал в атаку, а стрелял с миномета. Там давали нам только данные, по которым мы стреляли. Так что ничего интересного рассказать вам не могу. Уже после войны в Германии потом я служил.

- Звание какое у вас было?

- Ну какое? Солдат.

- Были ли вы ранены во время войны?

- Нет, не был ранен.

- Какие были у вас потери?

- А вы знаете, нам не показывали, сколько в дивизии было потерь. А у нас, минометчиков, потерь не было. Артиллеристы — они же не стоят за 100 метров. Они за километр от передовой были.

- Какие у вас были минометы?

- Минометы у нас были 82-х миллиметров.

- Насколько, как вам кажется, они были эффективные?

- Ну могу только сказать вам, что они всю войну прошли.

- А кем вы были по должности?

- Я заряжающий был.

- Окончание войны чем-то запомнилось?

- Это-то мне, конечно, запомнилось. На бруствере сидели. Только отстрелялись. И вдруг идут наши офицеры и немецкие офицеры. Проходят мимо нас и говорит по-немецки: конец войне. И вот больше нам не пришлось стрелять. Потом мы делали проческу леса. Это, знаете, дело еще опаснее было. Там могли с любого куста по тебе стрелять. А потом на Японию поехали мы: значит, воевать с японцами. Но до Японии, так получилось, что мы не доехали. До Воронежа доехали. Уже оттуда мы поехали в Германию, в город Потсдам. А после демобилизации я здесь, в Усть-Нарве, в Эстонии, живу.

- Победу отмечали вы как-то?

- Ничего не было. Ну получили мы по 100 грамм, может быть. На фронте нам же давали по 100 грамм — солдату это положено было.

- Страх испытывали на фронте?

- На фронте было так, что никто никогда не знает, где могли мы погибнуть, а где - нет. Я вам так скажу: никогда об этом никогда не думал. Ни один солдат об этом не думал.

(Василий Александрович Алексеев скончался в 2008 году. Запись данных воспоминаний была сделана в 2002 году.)

Интервью и лит.обработка:И. Вершинин

Рекомендуем

Мы дрались на истребителях

ДВА БЕСТСЕЛЛЕРА ОДНИМ ТОМОМ. Уникальная возможность увидеть Великую Отечественную из кабины истребителя. Откровенные интервью "сталинских соколов" - и тех, кто принял боевое крещение в первые дни войны (их выжили единицы), и тех, кто пришел на смену павшим. Вся правда о грандиозных воздушных сражениях на советско-германском фронте, бесценные подробности боевой работы и фронтового быта наших асов, сломавших хребет Люфтваффе.
Сколько килограммов терял летчик в каждом боевом...

Я дрался на Ил-2

Книга Артема Драбкина «Я дрался на Ил-2» разошлась огромными тиражами. Вся правда об одной из самых опасных воинских профессий. Не секрет, что в годы Великой Отечественной наиболее тяжелые потери несла именно штурмовая авиация – тогда как, согласно статистике, истребитель вступал в воздушный бой лишь в одном вылете из четырех (а то и реже), у летчиков-штурмовиков каждое задание приводило к прямому огневому контакту с противником. В этой книге о боевой работе рассказано в мельчайших подро...

22 июня 1941 г. А было ли внезапное нападение?

Уникальная книжная коллекция "Память Победы. Люди, события, битвы", приуроченная к 75-летию Победы в Великой Отечественной войне, адресована молодому поколению и всем интересующимся славным прошлым нашей страны. Выпуски серии рассказывают о знаменитых полководцах, крупнейших сражениях и различных фактах и явлениях Великой Отечественной войны. В доступной и занимательной форме рассказывается о сложнейшем и героическом периоде в истории нашей страны. Уникальные фотографии, рисунки и инфо...

Воспоминания

Показать Ещё

Комментарии

comments powered by Disqus