Четырбок Иван Степанович

Опубликовано 13 июля 2006 года

15093 0

В Великую Отечественную Войну я был сначала в Великоустюгском училище. Курсы были для старшин, но поскольку я учился на "отлично", мне дали лейтенанта. Ускоренные восьмимесячные курсы. Осенью сорок второго года закончил и отправился на фронт. Был я в районе станции Остров, на Волховском фронте. В обороне мы стояли там. Меня назначили командиром лыжного взвода. А потом послали на курсы переподготовки в Академию, не знаю почему. Фронтовики не знали теории - ни топографии, ничего, но умели воевать. Потом меня поставили начальником гарнизона на станции Остров, под Грузино. На реке Волхов. На этом берегу мы, а на другом - немцы. У меня было два пулеметных взвода, и минометный взвод. Такая рота.

Потом опять зима началась, и я решил вернуться в лыжный батальон, а там мест нет. Ну ладно, решил пойти командиром взвода, чуть пониже. И мы были разбиты, попали в окружение. Батальон погиб, осталось нас очень мало, человек пятьсот, а сливки дивизии - все молодые - погибли. Мы как правило не воевали, мы были как ударный кулак дивизии. Как наши пошли в наступление, наша задача была выйти к немцам в тыл и отрезать их пути отхода. Так и вышло. Командиром батальона был Николаев, нам на курсах преподавал. Его несколько раз понижали, не знаю за что, и он оказался в командирах батальона. Он мне еще говорил: "учился ты хорошо, не знаю, как ты будешь воевать".

Он первым и погиб. Шел самым первым, во главе батальона, и мы попали в засаду. Надо было разведку послать, а он впереди шел, никакой задачи нам не поставил! И там нас накрыли. Погиб и он, и многие другие. Потом мы выходили из окружения, видели, как наши там полураздетые лежали на снегу - немцы с них и валенки поснимали и еще что. Ужас. Целый лыжный батальон погиб. Это было в марте 44 года. 4 марта меня ранило. После этого я попал в запасной полк. А там писарей по почерку выбирали, и я попал в штаб фронта к Говорову. Начальство было в Смольном, а сам штаб - на Дворцовой. Потом еще было дело в конце войны, на Прибалтийском фронте. Но там война для меня уже почти закончилась, там я не воевал уже.

Интервью:

Баир Иринчеев

Лит. обработка:

Баир Иринчеев

Воспоминания И. С. Четырбока о советско-финской войне
опубликованы на странице Линия Маннергейма.



Читайте также

Сколько лежал без сознания, не знаю. Меня вытащил из-под завала какой-то офицер, пытался что-то мне сказать, но я ничего не слышал. Тогда он протёр мне лицо мокрой тряпкой, налил водки. Я выпил, уши у меня отложило, и я услышал его слова: «Сынок, война кончилась!» Но идти самостоятельно я не мог, и этот офицер вытащил меня на улицу. А...
Читать дальше

Когда в бою вдруг замолк ручной пулемет, я кинулся туда. Поправил его быстренько, и тут видим, прямо на нас идёт танк. Здоровый такой – «тигр», наверное. Сделал по нам выстрел, но не попал. Видимо плохой стрелок оказался. Тогда он решил завалить нас в окопе.

Подошёл, но не завалил. А противотанковых...
Читать дальше

Каждую ночь на одной или двух лодках мы отправлялись в разведку, основная цель которой взять языка. Все попытки переправы заканчивались трагически. Как только до берега занятого немцами оставалось десять-пятнадцать метров, нас начинали расстреливать немецкие автоматчики, а с высокого берега били минометы. В это время река...
Читать дальше

От роты, что наступала, осталось всего 13 человек. Старшина насобирал всякого оружия: и нашего, и немецких автоматов, разложил все на бруствере и между ними бегал. То с одного стрельнет, то со второго. Так по этой траншее и бегает. Раненых в ноги среди нас было 5 человек. И они тоже с винтовками лежали и стреляли в поднявшихся...
Читать дальше

А потом привезли под Варшаву и погнали на эсэсовцев. Там была дивизия СС, они в бой шли пьяные. Ну и мы тоже – нам водку дали, так мы котелками, кружками пили. Выпиваешь – и вперед. Ну, нас вооружили хорошо – автоматы у нас были, пулеметы танковые, ручные. Мне дали СВТ со штык-ножом. И пошли… Ну, немца я в плен не брал. Я мстил. Иногда...
Читать дальше

Во время пикирования самолетов раздавался вой сирен. На многих моих бойцов это сильно действовало. Помню: перекошенные лица и выпученные глаза. Но я им приказал лежать лицом к земле и ждать моего сигнала к броску. Особенно никак не мог угомониться один татарин, не помню как его звали, он кричал от ужаса. Пришлось ткнуть его...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты