9188
Связисты

Штырев Владимир Васильевич

Я родился 14 октября 1926 г. в г. Ряжецк Рязанской области. Родители у меня были рабочие, закончил семь классов, поступил в ряжецкое ремесленное училище на специальность радист-связист. 22 июня 1941 г. как раз учился в училище, а через два месяца после начала войны училище расформировали. Побыл какое-то время дома, поступил помощником машиниста паровоза на ряжецкую ж/д. станцию. Там снова учился, обучение длилось три месяца, после начал работать тут же, в Ряжецке. Нас в это время как раз бомбили часто, немец к нам близко подошел в конце 1941 г., почти до Воронежа дошел. Через нашу станцию войска на фронт гнали, в теплушках, отборные части, из сибиряков. С началом войны комендантские часы ввели. Тогда тяжело было, карточная система. Поработал в Ряжецке, перевели на ст. Кочетовку, там где-то месяца три проработал, и послали в командировку в депо Черемуха Северо-Печорской железной дороги в Коми АССР. Оттуда меня и забрали в армию, добровольно пошел в военкомат и записался в конце 1943 г.

Направили в г. Вологду, в 22-й отдельный запасной полк связи, где проучился три месяца. Во время обучения практики мало было, в основном теория: математика, ключ, морзянка. Кормили в полку не очень, но голодными не ходили. В марш-броски ходили, также регулярно стрелковые занятия были, на полигонах стреляли из винтовки. Преподавали нам неплохие попались, командир взвода у нас молодой совсем был. После окончания училища нас, выпускников, посылали на два направления - на Дальний Восток и на Запад. Меня в апреле 1944 г. направили на 1-ый Украинский фронт, в 14-ю Воздушную Армию в 115-й отдельный батальон ЗОС (земное обеспечение самолетовождения), который дислоцировался в г. Львове.

Я был сначала радистом, в октябре 1944 г. радиотелеграфистом назначили на пеленгатор. Как прибыл в часть, сразу получил материальную часть, и начали посылать туда, куда было надо. Попал на 99-й узел связи, мы называли его "экипаж", на узле служило семь человек два радиста, электромеханик, связисты, из них две девчонки. Из оборудования: радиостанция связи и пеленгатор, я сначала на рации работал, потом на пеленгаторе. Мы уже в тылу находились, бомбежек не было. Задачи такие нам ставили - в любую точку аэродромов перебрасывали, мы должны были поддерживать связь с аэродромами, приводить самолеты с точечных бомбежек, самолеты ведь с заданий возвращались только по нашим сигналам, нас запрашивают, мы им даем курс посадки, ориентировку полную, при помощи дежурных аэродромов. Тогда у нас все секретно было, строго. Техника у нас на узле была отечественная, в части были американские пеленгаторы, но я на них не работал. А так у нас РСБ передвижная, в ящиках на машине находилась, и РАП, ей целая машина полагалась. Поломки техники случались не часто, в основном сами устраняли, когда что-то серьезное, тогда вызываешь выше, и ждешь, приедут или нет ремонтировать, могли и не приехать. Вооружены были винтовками.

Нас перебрасывали и в Мукачевск, между Береговым и Ужгородом, в Житомире в Скоморохах на аэродроме работали, но в основном в Львове служили.

Перед 9 мая 1945 г. нас забросили от г. Львова на 30 км на задание, но я со своим расчетом забрал радиостанцию, только установил связь. И вдруг вижу, в Львове салют, мы думали, что бомбежка, растерялись. А потом я настроил радиостанцию, а там: "Поздравляю с днем Победы!" Ну, тут мы вышли, давай обниматься, целоваться.

- Какие взаимоотношения складывались с местным населением?

- В Львове, чтобы в увольнение пойти, идешь компанией, человека три-четыре, куда бы ни шли. Потому что очень много было убийств. Или же рота, взвод полностью шли. Плохо то, что оружие не выдавали в увольнительные. Но и патрули хорошо работали, однажды я в самоволку ушел к девчонкам, так меня быстро отловили, сообщили в часть, хорошо мне в части досталось. В Львове бандеровцев и после войны опасались.

- Как мылись, стирались?

- Специальные дни были, водили в баню, а стиркой хозяйственная часть занималась, сами мы не стирались.

- Как кормили?

- Сухие пайки получали, по очереди готовили сами.

- Получали ли Вы деньги на руки?

- А как же, платили четко, каждый месяц.

После окончания войны я продолжил службу в этой части, в ноябре 1945 г. меня назначили командиром отделения, присвоили звание ст. сержант. Дослужился до начальника радиостанции, в 1956 г. демобилизовался, и началась моя мирная жизнь.

Интервью и лит.обработка:Ю. Трифонов

Рекомендуем

Мы дрались на истребителях

ДВА БЕСТСЕЛЛЕРА ОДНИМ ТОМОМ. Уникальная возможность увидеть Великую Отечественную из кабины истребителя. Откровенные интервью "сталинских соколов" - и тех, кто принял боевое крещение в первые дни войны (их выжили единицы), и тех, кто пришел на смену павшим. Вся правда о грандиозных воздушных сражениях на советско-германском фронте, бесценные подробности боевой работы и фронтового быта наших асов, сломавших хребет Люфтваффе.
Сколько килограммов терял летчик в каждом боевом...

История Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. в одном томе

Впервые полная история войны в одном томе! Великая Отечественная до сих пор остается во многом "Неизвестной войной". Несмотря на большое количество книг об отдельных сражениях, самую кровопролитную войну в истории человечества не осмыслить фрагментарно - лишь охватив единым взглядом. Эта книга ведущих военных историков впервые предоставляет такую возможность. Это не просто летопись боевых действий, начиная с 22 июня 1941 года и заканчивая победным маем 45-го и капитуляцией Японии, а гр...

Мы дрались против "Тигров". "Главное - выбить у них танки"!"

"Ствол длинный, жизнь короткая", "Двойной оклад - тройная смерть", "Прощай, Родина!" - всё это фронтовые прозвища артиллеристов орудий калибра 45, 57 и 76 мм, на которых возлагалась смертельно опасная задача: жечь немецкие танки. Каждый бой, каждый подбитый панцер стоили большой крови, а победа в поединке с гитлеровскими танковыми асами требовала колоссальной выдержки, отваги и мастерства. И до самого конца войны Панцерваффе, в том числе и грозные "Тигры",...

Воспоминания

Показать Ещё

Комментарии

comments powered by Disqus