11349
Пехотинцы

Омуралиев Калыспек

Я 1926 года рождения. Жил в Ашхабаде, оттуда и попал на фронт в 1942 году. Служил в войсках Западного фронта рядовым, пехотинцем. Всего на фронте я провёл почти два года, воевал под Москвой.

- Как узнали о начале войны?

- По радио.

- Говорили по-русски, когда пошли на фронт?

- Да. Я закончил 8 классов в Ашхабаде. Никакой информации на киргизском языке на фронте не было. Всё только по-русски, но я тогда хорошо по-русски говорил.

- Какие отношения были с командирами? Национальных проблем не было?

- Нет. В моём подразделении было много киргизов, и отношения у всех были хорошие.

- Как относились к немцам?

- Они подойдут, а мы стреляем. Из оружия были автомат и снайперская винтовка.

- Было страшно?

- Конечно, страшно.

- Как кормили?

- Хлеб был.

- Где встретили День победы?

- Дома. Меня ранило в лицо осколками мины. Тяжелое ранение было: 7 месяцев я пролежал в госпитале, и меня комиссовали.

- В госпитале хорошо вас лечили?

- Хорошо. Если бы плохо лечили, то я домой не пришёл бы. Дома меня хорошо встретили.

- В бога верили, когда шли на фронт?

- Я был верующим, но был и комсомольцем. Ещё в Киргизии в комсомол вступил.

- Война снится?

- Нет.

Интервью:А. Драбкин
Лит.обработка:Е. Акопова

Рекомендуем

Мы дрались против "Тигров". "Главное - выбить у них танки"!"

"Ствол длинный, жизнь короткая", "Двойной оклад - тройная смерть", "Прощай, Родина!" - всё это фронтовые прозвища артиллеристов орудий калибра 45, 57 и 76 мм, на которых возлагалась смертельно опасная задача: жечь немецкие танки. Каждый бой, каждый подбитый панцер стоили большой крови, а победа в поединке с гитлеровскими танковыми асами требовала колоссальной выдержки, отваги и мастерства. И до самого конца войны Панцерваффе, в том числе и грозные "Тигры",...

Я дрался на Ил-2

Книга Артема Драбкина «Я дрался на Ил-2» разошлась огромными тиражами. Вся правда об одной из самых опасных воинских профессий. Не секрет, что в годы Великой Отечественной наиболее тяжелые потери несла именно штурмовая авиация – тогда как, согласно статистике, истребитель вступал в воздушный бой лишь в одном вылете из четырех (а то и реже), у летчиков-штурмовиков каждое задание приводило к прямому огневому контакту с противником. В этой книге о боевой работе рассказано в мельчайших подро...

Мы дрались на истребителях

ДВА БЕСТСЕЛЛЕРА ОДНИМ ТОМОМ. Уникальная возможность увидеть Великую Отечественную из кабины истребителя. Откровенные интервью "сталинских соколов" - и тех, кто принял боевое крещение в первые дни войны (их выжили единицы), и тех, кто пришел на смену павшим. Вся правда о грандиозных воздушных сражениях на советско-германском фронте, бесценные подробности боевой работы и фронтового быта наших асов, сломавших хребет Люфтваффе.
Сколько килограммов терял летчик в каждом боевом...

Воспоминания

Перед городом была поляна, которую прозвали «поляной смерти» и все, что было лесом, а сейчас стояли стволы изуродо­ванные и сломанные, тоже называли «лесом смерти». Это было справедливо. Сколько дорогих для нас людей полегло здесь? Это может сказать только земля, сколько она приняла. Траншеи, перемешанные трупами и могилами, а рядом рыли вторые траншеи. В этих первых кварталах пришлось отразить десятки контратак и особенно яростные 2 октября. В этом лесу меня солидно контузило, и я долго не мог пошевелить ни рукой, ни ногой, ни вздохнуть, а при очередном рейсе в роты, где было задание уточнить нарытые ночью траншеи, и где, на какой точке у самого бруствера осколками снаряда задело левый глаз. Кровью залило лицо. Когда меня ввели в блиндаж НП, там посчитали, что я сильно ранен и стали звонить Борисову, который всегда наво­дил справки по телефону. Когда я почувствовал себя лучше, то попросил поменьше делать шума. Умылся, перевязали и вроде ничего. Один скандал, что очки мои куда-то отбросило, а искать их было бесполезно. Как бы ни было, я задание выполнил с помощью немецкого освещения. Плохо было возвращаться по лесу, так как темно, без очков, да с одним глазом. Но с помо­щью других доплелся.

Показать Ещё

Комментарии

comments powered by Disqus
Поддержите нашу работу
по сохранению исторической памяти!