14243
Связисты

Короткова Людмила Петровна

На фронте я находилась с 1942-го по 1945 год. В 220-м запасном полку Волховского фронта получила специальность связиста-проволочника и была направлена в 377-ю стрелковую дивизию - на новгородскую землю. После соединения с Ленинградским фронтом (в январе 1944 года) мы с ожесточенными боями освобождали Новгородскую и Псковскую области. Недалеко от Псковского озера вышли на границу с Эстонией, форсировали Нарву. Дивизия овладела крупным железнодорожным узлом - городом Валга - и была удостоена почетного наименования "Вал-гинская". Вскоре вошли в Латвию и с боями освободили Ригу. За отличия в боях на латвийской земле дивизию наградили орденом Красного Знамени.
1251-й пехотный полк пробивался в глубь Латвии - в Курлян-дию. Там оказались в окружении 33 гитлеровских дивизий, и наш полк принял участие в уничтожении этой группировки. До самого последнего дня Великой Отечественной войны, до полной и безоговорочной капитуляции Германии мы вели тяжелые, изнурительные бои...
Не женское это дело - война... Тем не менее, во всех боевых действиях с телефонным аппаратом и катушкой с кабелем, под ураганным огнем противника, мне приходилось перебираться от одного подразделения к другому, обеспечивая связь командования полка с батальонами. Причем главным способом перемещения было переползание. Сколько фронтовых километров мне пришлось измерить собственным животом, и не счесть!..
Сотни километров телефонного кабеля протянуто мною по нашей земле. А сколько неисправностей на линии довелось устранить? Даже приблизительно подсчитать невозможно.
Не буду лукавить: много раз охватывала мысль, что именно в этом бою суждено мне погибнуть. Очень часто самой не верилось, что выйду живой из очередного боя. Бывало, сокрушалась и досадовала, что не доживу до Победы...
Но, как говорится, глаза страшились, а руки делали. За обеспечение бесперебойной связи в многочисленных боях летом 1944 года меня наградили медалью "За отвагу".
А вскоре в моей фронтовой биографии случился такой эпизод. В одном из боев полковой командный пункт оказался плотно окруженным фашистами. Командир полка и его заместитель были ранены. Телефонная связь от многочисленных разрывов снарядов вышла из строя. Радисты пытались связаться с батальонами по радио, но ничего не получалось. Обстановка усложнялась с каждой минутой.
Призвав на помощь бойцов, я перетащила раненых (командира полка и его заместителя в том числе) в подвал, где оказала всем посильную медицинскую помощь. Не прерывая своих боевых обязанностей, продолжала ухаживать за ранеными, а также набивала автоматные диски патронами, готовя их к очередному бою. Под вечер сводный отряд, составленный из уцелевших бойцов и офицеров штаба полка, отбил вражеский натиск. Воспользовавшись паузой, я быстро эвакуировала раненых в госпиталь.
В этом же бою ранило и меня, и я тоже оказалась в госпитале. После выздоровления снова вернулась в свою часть. Здесь и узнала о том, что за спасение командира полка и его заместителя я награждена орденом Славы III степени.

"Слава обретенная в боях" М. 2001 ISBN 5-93238-049-7


Рекомендуем

Мы дрались против "Тигров". "Главное - выбить у них танки"!"

"Ствол длинный, жизнь короткая", "Двойной оклад - тройная смерть", "Прощай, Родина!" - всё это фронтовые прозвища артиллеристов орудий калибра 45, 57 и 76 мм, на которых возлагалась смертельно опасная задача: жечь немецкие танки. Каждый бой, каждый подбитый панцер стоили большой крови, а победа в поединке с гитлеровскими танковыми асами требовала колоссальной выдержки, отваги и мастерства. И до самого конца войны Панцерваффе, в том числе и грозные "Тигры",...

Мы дрались на истребителях

ДВА БЕСТСЕЛЛЕРА ОДНИМ ТОМОМ. Уникальная возможность увидеть Великую Отечественную из кабины истребителя. Откровенные интервью "сталинских соколов" - и тех, кто принял боевое крещение в первые дни войны (их выжили единицы), и тех, кто пришел на смену павшим. Вся правда о грандиозных воздушных сражениях на советско-германском фронте, бесценные подробности боевой работы и фронтового быта наших асов, сломавших хребет Люфтваффе.
Сколько килограммов терял летчик в каждом боевом...

Я дрался на Ил-2

Книга Артема Драбкина «Я дрался на Ил-2» разошлась огромными тиражами. Вся правда об одной из самых опасных воинских профессий. Не секрет, что в годы Великой Отечественной наиболее тяжелые потери несла именно штурмовая авиация – тогда как, согласно статистике, истребитель вступал в воздушный бой лишь в одном вылете из четырех (а то и реже), у летчиков-штурмовиков каждое задание приводило к прямому огневому контакту с противником. В этой книге о боевой работе рассказано в мельчайших подро...

Воспоминания

Показать Ещё

Комментарии

comments powered by Disqus