Короткова Людмила Петровна

Опубликовано 23 июля 2006 года

12449 0

На фронте я находилась с 1942-го по 1945 год. В 220-м запасном полку Волховского фронта получила специальность связиста-проволочника и была направлена в 377-ю стрелковую дивизию - на новгородскую землю. После соединения с Ленинградским фронтом (в январе 1944 года) мы с ожесточенными боями освобождали Новгородскую и Псковскую области. Недалеко от Псковского озера вышли на границу с Эстонией, форсировали Нарву. Дивизия овладела крупным железнодорожным узлом - городом Валга - и была удостоена почетного наименования "Вал-гинская". Вскоре вошли в Латвию и с боями освободили Ригу. За отличия в боях на латвийской земле дивизию наградили орденом Красного Знамени.
1251-й пехотный полк пробивался в глубь Латвии - в Курлян-дию. Там оказались в окружении 33 гитлеровских дивизий, и наш полк принял участие в уничтожении этой группировки. До самого последнего дня Великой Отечественной войны, до полной и безоговорочной капитуляции Германии мы вели тяжелые, изнурительные бои...
Не женское это дело - война... Тем не менее, во всех боевых действиях с телефонным аппаратом и катушкой с кабелем, под ураганным огнем противника, мне приходилось перебираться от одного подразделения к другому, обеспечивая связь командования полка с батальонами. Причем главным способом перемещения было переползание. Сколько фронтовых километров мне пришлось измерить собственным животом, и не счесть!..
Сотни километров телефонного кабеля протянуто мною по нашей земле. А сколько неисправностей на линии довелось устранить? Даже приблизительно подсчитать невозможно.
Не буду лукавить: много раз охватывала мысль, что именно в этом бою суждено мне погибнуть. Очень часто самой не верилось, что выйду живой из очередного боя. Бывало, сокрушалась и досадовала, что не доживу до Победы...
Но, как говорится, глаза страшились, а руки делали. За обеспечение бесперебойной связи в многочисленных боях летом 1944 года меня наградили медалью "За отвагу".
А вскоре в моей фронтовой биографии случился такой эпизод. В одном из боев полковой командный пункт оказался плотно окруженным фашистами. Командир полка и его заместитель были ранены. Телефонная связь от многочисленных разрывов снарядов вышла из строя. Радисты пытались связаться с батальонами по радио, но ничего не получалось. Обстановка усложнялась с каждой минутой.
Призвав на помощь бойцов, я перетащила раненых (командира полка и его заместителя в том числе) в подвал, где оказала всем посильную медицинскую помощь. Не прерывая своих боевых обязанностей, продолжала ухаживать за ранеными, а также набивала автоматные диски патронами, готовя их к очередному бою. Под вечер сводный отряд, составленный из уцелевших бойцов и офицеров штаба полка, отбил вражеский натиск. Воспользовавшись паузой, я быстро эвакуировала раненых в госпиталь.
В этом же бою ранило и меня, и я тоже оказалась в госпитале. После выздоровления снова вернулась в свою часть. Здесь и узнала о том, что за спасение командира полка и его заместителя я награждена орденом Славы III степени.

"Слава обретенная в боях" М. 2001 ISBN 5-93238-049-7




Читайте также

Нас бомбили страшно! Бомбардировку в Дарнице, под Киевом, на всю жизнь я запомнила. Был апрель месяц, прошли дожди. Все окопы заполнены водой. Во время бомбежки кто под вагоны попрятался, а мы попрыгали в эти окопы. Перемокли сильно, сушиться негде было. Страшно было, а мамочки рядом нет.
Читать дальше

Горят танки. При попадании – в танке десятки снарядов есть. Попадает в него враг, в танк – запасы взрываются, и вот трёхтонная верхняя броня с пушкой взлетает кверху и падает в сторону. Никогда – ни до, ни после – я таких вещей не видел, как это. Танки горят. Люди, если имеется возможность, подбитый танк восстанавливают: слезают,...
Читать дальше

Здесь мы стояли, пушки, танки – всё сзади нас было. Это была вся артподготовка, все эти снаряды «катюш», всё это через нашу голову пролетело. Потом, когда кончился артналёт, мы вызвали самолёты, они начали бомбить, потом пошли танки, а уж за ними пошла пехота. А после этого пошли обратно раненые. Раненых много шло. И мы как раз...
Читать дальше

Командова­ние понять можно. Перед ата­кой даже специальная коман­да была: «Выпить по сто!» Де­лалось это, чтобы притупить страх присущий всем. А его было много: страх стрелять в другого, страх лишиться собственной жизни, неосознан­ные, почти физические страхи от свиста пули, взрыва снаря­дов. В 1941 году были случаи, когда...
Читать дальше

Однажды пришлось три ночи не спать подряд, мы всё время шли вперёд. Остановка, только связь протянешь, придёшь обратно - звонок: «Едем дальше, сматывай связь». Обратно опять сматываю эту связь, а катушка двенадцать килограмм, а я их две несу. Идёшь сматываешь, дальше. Очень быстро наступали, потом Румыния вышла из войны, мы...
Читать дальше

Когда передовые части были вблизи Харькова, а наша разведка уже подошла даже к Харьковскому тракторному заводу, произошло что-то непонятное. Это было в концу дня 17 мая. Движение войск приостановилось, в штабах шли срочные совещания, офицеры связи непрерывно курсировали между штабами и соседними соединениями. Впервые - шепотом...
Читать дальше

comments powered by Disqus
Пехотинцы Пехотинцы Летно-технический состав Летно-технический состав Артиллеристы Артиллеристы Связисты Связисты Краснофлотцы Краснофлотцы Партизаны Партизаны Медики Медики Другие войска Другие войска Гражданские Гражданские Разведчики Разведчики Летчики-истребители Летчики-истребители Летчики-бомбардировщики Летчики-бомбардировщики Минометчики Минометчики Летчики-штурмовики Летчики-штурмовики Самоходчики Самоходчики ГМЧ («Катюши») ГМЧ («Катюши») Зенитчики Зенитчики Пулеметчики Пулеметчики Снайперы Снайперы Саперы Саперы Кавалеристы Кавалеристы НКВД и СМЕРШ НКВД и СМЕРШ Водители Водители Десантники Десантники Танкисты Танкисты